www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow История русской литературы XVIII века (О.Б. Лебедева) arrow Бурлеск как эстетическая категория литературы переходного периода и форма словесного творчества
Бурлеск как эстетическая категория литературы переходного периода и форма словесного творчества

Бурлеск как эстетическая категория литературы переходного периода и форма словесного творчества

   Характерной чертой литературного процесса 1770—1780-х гг. стало возникновение большого количества жанров-контаминаций, соединяющих и перекрещивающих в себе устойчивые формальные признаки высоких и низких жанров. К 1770—1780 гг. процесс взаимоадаптации высоких и низких жанров приобрел универсальный характер, захватив в свою орбиту публицистическую и художественную прозу (сатирические журналы, демократический роман, проза А. Н. Радищева), драматургию (высокая прозаическая и стихотворная комедия Фонвизина, Княжнина), лирику (Державин), эпическую поэзию (лиро-эпическая поэма 1770—1780-х гг.), ораторскую прозу (ложный панегирик).
   В результате взаимопроникновения высокого и низкого мирообразов начали видоизменяться традиционные жанры классицистической иерархии. Сохраняя свою видимую связь с основополагающими догмами классицистической эстетики, эти жанры внутренне перестраиваются, обретают большую емкость и расширяют поле охвата явлений действительности. Именно это происходит в 1770-х гг. с русским стихотворным эпосом, причем характерно, что по времени возникновения в русской литературе пародийной, бурлескной разновидности стихотворного эпоса — ирои-комической поэмы, в России не существовало оригинального образца жанра героической поэмы: опыты Кантемира, Ломоносова, Сумарокова в жанре эпопеи остались на стадии планов и первых песен поэмы. Первая оригинальная эпическая поэма — “Россиада” М. М. Хераскова — появилась в 1779 г. Но до этого русская литература обогатилась двумя образцами бурлескной ирои-комической поэмы — “Елисей, или раздраженный Вакх” (1771) Василия Ивановича Майкова (1728—1778) и “Душенька” (1775—1783) Ипполита Федоровича Богдановича (1743—1803), которые в историко-литературной перспективе имеют несравненно большее значение, чем правильная героическая эпопея уходящего классицизма.
   Термин “бурлеск” (от итальянского слова “burla” — шутка; употребляется также термин “травести” — от латинского “travestire” — переодевать) обозначает род смехового словесного творчества, весьма близкий к пародии, поскольку для достижения комического эффекта бурлеск пользуется теми же приемами, что и пародия: разрушая устойчивые жанрово-стилевые единства и совмещая разножанровые сюжет и стиль, бурлеск извлекает смеховой эффект из несоответствия формы и содержания.
   Прообразом европейского бурлеска XVII—XVIII вв. стала приписываемая Гомеру пародия на “Илиаду” — шутливая поэма “Батрахомиомахия” (“Война мышей и лягушек”). В официальную жанровую иерархию французского классицизма бурлескная поэма не входила — она не упомянута в “Поэтическом искусстве” Буало, но именно во времена Буало и при его непосредственном участии во французской литературе возникли две жанровые разновидности бурлескной поэмы.
   Одна из них, связанная с именем французского поэта Поля Скаррона, выстроена по принципу “Батрахомиомахии”, в которой средством достижения комического эффекта является неувязка высокого сюжета с низким стилем: изданная в 1648—1752 гг. бурлескная поэма Скаррона “Перелицованная (переодетая) Энеида” (в других переводах “Энеида наизнанку” представляет собой бытовой пересказ поэмы Вергилия грубым простонародным языком. С точки зрения классицистических творческих установок это был низкий вид искусства, поскольку он компрометировал высокое содержание героического эпоса. Поэтому в 1674 г. Буало предложил другой вид бурлеска, обратный бурлеску Скаррона. Буало взял низкую тему — мелкую бытовую ссору между церковными служками — казначеем и певчим — и воспел ее высоким стилем эпопеи с соблюдением всех формальных правил этого жанра в поэме “Налой”. Так сложился второй вид бурлеска, более предпочтительный, поскольку он извлекал комический эффект из несоответствия низкого бытового сюжета высокому стилю его изложения.

 
< Пред.   След. >