www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow История русской литературы XVIII века (О.Б. Лебедева) arrow «Тайна национальности». Анакреонтическая поэзия
«Тайна национальности». Анакреонтическая поэзия

«Тайна национальности». Анакреонтическая поэзия

   Еще Белинский заметил, что “главное, отличительное их [стихов Державина] свойство есть народность, народность, состоящая не в подборе мужицких слов или насильственной подделке под лад песен и сказок, но в сгибе ума русского, в русском образе взгляда на вещи” [12]. Этот “русский образ взгляда на вещи” в лирике Державина изначален, и проявляется он весьма многообразно. На эмпирическом уровне мирообраза он связан с вещными приметами национального быта: не случайно характерные державинские натюрморты, изображающие накрытый стол, неукоснительно вызывают эпитет “русский”, в равной мере относящийся и к обеду, и к образу поэта; как в стихотворении “Приглашение к обеду” (1795):
   Шекснинска стерлядь золотая.
   Каймак и борщ уже стоят;
   В крафинах вина, пунш блистая,
   То льдом, то искрами манят <...>
   Не чин, не случай и не знатность
   На русский мой простой обед
   Я звал, одну благоприятность <...> (157).
   Национальная кухня и национальное хлебосольство хозяина по-державински характерно, сводят в одной лирической эмоции бытописательный мотив с душевным свойством. Национальные обычаи и нравы — это из области глубинных основ личности, и Державин это хорошо понимает. В 1798 г., переводя второй эпод Горация “Beatus ille...” (“Похвала сельской жизни”), Державин русифицировал свой перевод и позже обратил на это особенное внимание читателя: ода Горация в переводе русского поэта оказалась “соображена с русскими обычаями и нравами” (344). Русификация имеет двойной, фольклорно-литературный характер: описывая обед крестьянина, Державин разворачивает в бытовой зарисовке русскую пословицу “щей горшок да сам большой”— и это служит своеобразной ассоциативной отсылкой к творчеству основоположника новой русской литературы — Кантемира, который использовал эту же пословицу в Сатире V (“Щей горшок, да сам большой, хозяин я дома” [13]):
   Горшок горячих, добрых щей,
   Копченый окорок над дымом;
   Обсаженный семьей моей,
   Средь коей сам я господином,
   И тут-то вкусен мне обед! (207).
   Вероятно, глубоко не случаен тот факт, что национальное самосознание, органично свойственное эмпирическому мировосприятию Державина изначально, приобретает смысл эстетической категории в переводно-подражательной поэзии позднего периода творчества, когда он пишет стихотворения, объединенные в поэтический сборник 1804 г. “Анакреонтические песни”. В этот сборник Державин включил не только свои вольные переводы стихотворений Анакреона и классической древней анакреонтической лирики, но и свои оригинальные тексты, написанные в духе легкой лирики, воспевающей простые радости земной человеческой жизни. Пластицизм древнего мировосприятия был глубоко родствен пластическому мировидению Державина — это и обусловило его интерес к жанру анакреонтической оды.
   Общая эстетическая тенденция переводов анакреонтики — это очевидная русификация античных текстов. Переводя стихотворения Анакреона, Державин насыщает свои переводы многочисленными реалиями и историческими приметами русской жизни: вот как, например, выглядит перевод стихотворения Анакреона “К лире”, издавна знакомый русскому читателю по ломоносовскому “Разговору с Анакреоном”:
   Петь Румянцева сбирался,
   Петь Суворова хотел;
   Гром от лиры раздавался,
   И со струн огонь летел <..>
   Так не надо звучных строев,
   Переладим струны вновь;
   Петь откажемся героев,
   А начнем мы петь любовь (179).
   Поэтому неудивительно, что на фоне “чужого”, хотя и очень близкого по типу мировосприятия, рельефнее обозначается “свое” — ощущение своей принадлежности к определенному национальному типу и попытка воспроизведения национального склада характера чисто поэтическими средствами. Так возникает один из лирических шедевров Державина, стихотворение “Русские девушки”, в самом своем ритме передающее мелодику и ритмику народного танца, а через обращение к народному искусству выражающее идею национального характера:
   Зрел ли ты, певец тииский,
   Как в лугу весной бычка
   Пляшут девушки российски
   Под свирелью пастушка?
   Как, склонясь главами, ходят,
   Башмаками в лад стучат,
   Тихо руки, взор поводят
   И плечами говорят? [14]
   На перекрестье аспектов личностного бытия — эмпирического быта и исторического бытия, социальных связей и национального самосознания человека в лирике Державина рождается жанр философской оды, соответствующий самому высокому уровню личностного бытия — духовно-интеллектуальному и творческому.

 
< Пред.   След. >