www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow История русской литературы XIX века. Часть 1: 1795-1830 годы (Под. ред. В.И. Коровина) arrow Ранняя лирика и поэма “пиры” (1820)
Ранняя лирика и поэма “пиры” (1820)

Ранняя лирика и поэма “пиры” (1820)

   Баратынский рано начал исповедовать идею, согласно которой все то, что не содержит в себе одухотворенности, разумности, в неполной мере человечно. В первых стихотворениях появляется характерное противопоставление чувства и чувственности:

   Пусть мнимым счастием для света мы убоги,
   Счастливцы нас бедней, и праведные боги
   Им дали чувственность, а чувство дали нам.

   Чувство у Баратынского “богато” духом и несовместимо со “слепой” чувственностью, которая принадлежит лишь телу. Так в распространенные в поэзии гедонистические и эпикурейские мотивы, славящие жизненные радости, Баратынский вносит новую ноту.
   В поэме “Пиры”, обобщая эпикурейские настроения ранних лет, Баратынский славит сначала “беззаботного гастронома”, “богатой знати хлебосольство и дарованья поваров”. Его картины московских пиров полны юмора, насмешки, иронии. Однако утехи веселого и доброго Кома пустоваты: они не дают пищи уму. От блестящих и роскошных праздничных обедов воображение уносит поэта в иную, куда более скромную обстановку: в безвестный угол Петрограда, в тихий, уединенный домик, где стол накрыт “тканью простой”, где нет ни фарфоров Китая, ни драгоценных хрусталей, а вино льется в “стекло простое”. Здесь сажают “без чинов”, молодость кипит свободой, и даже “звездящаяся влага”, подобно пылкому уму, “не терпит плена”. Антитеза барских забав и милой, дружеской пирушки очевидна и значима. Но и она далека от исповедуемого поэтом идеала. Своеобразие Баратынского состоит в том, что он переосмысливает тему пира. Его влечет пир как праздник духа, торжество ума и чувств, творческих радостей и наслаждений. Так возникает тема поэзии, вдохновенных мечтаний, призванных разгадать тайны бытия. Баратынский спешит пожать “плоды счастливого забвенья”. И хотя душа уже остыла, а младость исчезла, ему все еще верится, что “приманенная” “стуком чаш” радость “заглянет в угол наш”. Такое преображение типичных для поэзии тех лет гедонистических и элегических настроений предвещает дальнейшее творчество Баратынского. Поэма “Пиры” и многие стихотворения конца 1810-х – начала 1820-х гг. отзовутся затем в сборнике “Сумерки”, когда придет для поэта пора подводить горькие итоги сбора плодов творческого пира.
   Первая поэма Баратынского завершила важный этап его духовного развития. После нее почти исчезают из поэзии Баратынского мотивы удалого дружеского застолья, вакхических забав и любовных шалостей. Если они и возникают, то непременно отягощаются грустью, элегическим раздумьем. Счастье мнится поэту “ошибкой”, и “веселье” сходит с его лица. Печаль пронизывает лирику Баратынского, и за ней угадывается продуманный жизненный опыт.

 
< Пред.   След. >