www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow История русской литературы XIX века. Часть 2: 1840-1860 годы (Под. ред. В.И. Коровина) arrow “Тамбовская казначейша” (1838)
“Тамбовская казначейша” (1838)

“Тамбовская казначейша” (1838)

   Ни комическое, пародийное, ни бытовое начала не могли укрыться от исследователей поэмы “Тамбовская казначейша”. Одни из них (Б. М. Эйхенбаум, Л. В. Пумпянский) выделяют пародийность, комичность как конструктивный стержень поэмы, другие (И. З. Серман) наибольшее значение придают изображению быта. Очевидно, и комическая, пародийная устремленность поэмы, и быт, на фоне которого разыгрывается действие, одинаково важны и нужны Лермонтову. Это становится особенно ясно, если принять принцип контрастно-преемственного написания поздних поэм как особенность их создания.
   “Тамбовская казначейша” – поэма о провинциальном быте, в основу которой положен действительный случай, оформившийся в анекдот. Быт в поэме окрашен комически и подан в легком, комическом ключе.
   Сюжет “Тамбовской казначейши” прост и в некотором смысле является пародией на “Песню…”. В Тамбове, который “на карте генеральной Кружком означен не всегда”, произошло важное событие, встряхнувшее от сонной скуки всех горожан, – в город вошел полк улан. Один из офицеров, штаб-ротмистр Гарин, поселился в гостинице Московской, напротив дома губернского казначея господина Бобковского, женатого на красавице Авдотье Николавне. Познакомившись с Авдотьей Николавной, Гарин приступил к решительным действиям, но неудачно. Такова завязка.
   Если сравнить события в “Тамбовской казначейше” с событиями в “Песне…”, то сходство и различие не вызывают сомнений. Авдотья Николавна – пародия на Алену Дмитревну, Гарин – на Кирибеевича, Бобковской – на Калашникова, предводитель дворянства, “Амфитрион”, устраивающий пир, – на Ивана Грозного. Если Алена Дмитревна избегала Кирибеевича, то Авдотья Николавна нисколько не отвергает ухаживаний. Гарин, как и Кирибеевич в отношении Алены Дмитревны, принадлежит к чуждой Авдотье Николавне и Бобковскому среде. Гарин предполагает, что Бобковской, заставший улана наедине с супругой, вызовет его на дуэль: “Дома пули И пистолеты снарядил…”. Однако казначей вместо вызова на поединок приглашает “на вистик”. Все ситуации “Песни…” в “Тамбовской казначейше” пародируются, причем от героического прошлого в современности не остается и следа: оскорбление остается без ответа, поединок заменяется карточной игрой. В ходе игры роли меняются: Гарин, соблазнитель, современный Кирибеевич, оставляет Бобковского, нынешнего Калашникова, в полном проигрыше. Побежденный вместо защиты своей чести и достоинства решает поставить их на карту, равно как и честь и достоинство своей жены, – он отваживается “проиграть уж и жену”. Победитель великодушно принимает жену казначея в качестве карточной ставки. Оба героя в нравственном отношении стоят друг друга. Когда жена, Авдотья Николавна, оказалась проигранной, она вступается за свою честь.
   Пародией на “Песню…” выглядят и все дальнейшие события. Если Кирибеевич гибнет, то улан выходит победителем и в награду получает свою возлюбленную красавицу:

   Ее в охапку
   Схватив – с добычей дорогой,
   Забыв расчеты, саблю, шапку,
   Улан отправился домой.

   В “Песне…” гусляры хранят народную память о предании и о поступке Степана Калашникова. В “Тамбовской казначейше” этому соответствуют городские пересуды:

   Кто очень важно, кто шутя,
   Об этом все распространялись.

   Наконец, сказанию, эпической песне и важному эпическому фольклорному стилю “Песни…” противопоставлена в “Тамбовской казначейше” современная “печальная быль”, “сказка”, анекдот, исключающие драматические события, напряженное действие, глубокие, цельные страсти и выдержанные в легком духе, во фривольной стилистике, в сниженно-бытовой разговорной манере повествования (“Вы ждали действия, страстей Повсюду нынче ищут драмы, Все просят крови – даже дамы”). Современные истории часто оказываются пародиями на героические и трагические предания древности. Конечно, анекдот о муже, проигравшем жену в карты, свидетельствует об испорченных нравах, о том, что личность обесценена, но сам трагизм обыденной жизни принимает комическую форму, превращаясь в нелепость, в смешной казус. Современная литература также не идет ни в какое сравнение с величавыми и эпически значительными сказаниями, заведомо проигрывая им.
   Две последние кавказские поэмы “Беглец (Горская легенда)” и “Мцыри” также представляют собой дублетную пару с противоположными сюжетами: Гарун изгоняется из горского общества. Мцыри всей душой стремится туда. Оба героя гибнут: Мцыри умирает, Гарун закалывает себя. Мцыри думает, что перед кончиной его утешит друг иль брат, Гаруна отвергает и друг, и возлюбленная, и родная мать. Мцыри отважен, Гарун труслив. Один чтит горские законы, другой их нарушает. Русский мир также неодинаков: в поэме “Беглец” русские – враги, в поэме “Мцыри” русские выполняют цивилизованную и благородную миссию – они несут свет просвещения и мир на Кавказ, защищают горские народы.

 
< Пред.   След. >