www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Введение в политическую науку (К.С. Гаджиев) arrow 5.5. Основные характеристики правового государства
5.5. Основные характеристики правового государства

5.5. Основные характеристики правового государства

   Очевидно, что демократия обладает внутренне присущим ей механизмами и инструментами, обеспечивающими ее жизнеспособность и эффективность. Важнейшим из этих механизмов является правовой характер демократического государства.
   Представление о правовом государстве ассоциируется с двумя основополагающими принципами: порядком в государстве защищенностью гражданина. Здесь каждый человек вправе рассчитывать на предсказуемость, последовательность и надежность принимаемых решений, знает свои права и обязанности, четко определенные законом. В своей законченной форме такая постановка вопроса нашла воплощение в политической демократий и ее важнейших институтах, построенных на принципах политического и идеологического плюрализма, парламентаризма, выборности должностных лиц и т.д.
   В праве получают отражение и выражение разворачивающиеся в гражданском обществе процессы независимо от государства. Нормы права должны прежде всего фиксировать взаимные претензии и обязанности, вытекающие из этих спонтанно формирующихся отношений. Естественно, что государство правомочно регулировать, контролировать и при необходимости корректировать эти отношения, но лишь в известных пределах.
   Основное различие норм права от норм обычая и морали состоит в том, что действенность первых обеспечивается силой государства, а вторых — обществом. В правовом государстве только законно избранное правительство правомочно применять силу в качестве инструмента принуждения. Как подчеркивал немецкий правовед XIX в. Р.Еринг, право никогда не может заменить или вытеснить основной стихии государства — силы. По его мнению, слабость власти есть смертельный грех государства, в глазах людей она зачастую менее простительна, чем жестокость и произвол со стороны государства. Дееспособная правительственная монополия на силу составляет важнейший критерий интеграции высокодифференцированного общества.
   Такой суверенитет и такая монополия означают единый, обязательный для всех правовой порядок, уничтожение неравенства и разнообразия прав, которые зависели бы от социального, наследственного или иного статуса. Утверждаются равносущность всех граждан и принцип равного обеспечения их прав.
   Важнейшим институтом правовой государственности является конституционная юрисдикция, призванная оспаривать любой акт государственных органов, если он противоречит конституции или ущемляет права и свободы личности. Она служит защите не только частных прав, но и публичных интересов, не только прав индивида, но и конституции. Германский политолог А. Альбрехт выделяет следующие основные положения теории правового государства: конституционализм, требующий, чтобы деятельность государства регулировалась правовыми нормами, зафиксированными в конституции; плюрализм структуры политического общества, обеспечивающий положение, при котором участие в политике множества конфликтующих и взаимодействующих друг с другом сил оказывает сдерживающее влияние на государство; государственная монополия на верховную власть в политическом сообществе, исключающая вмешательство каких-либо особых интересов в формирование государственной воли; институционализованная обратная связь государства с обществ мнением, обеспечивающая контроль общества над государственным аппаратом; процессуальная, формальная и материальная рационализация государства, призванная гарантировать соблюдение государством права и закона; защита интересов перед государственной властью и судебный контроль над деятельность государства,
   В целом правовое государство ассоциируется с такой организацией государственной и общественной жизни, которая характеризуется господством права и верховенства закона, призванных обеспечить признание и гарантию прав и свобод всех граждан во всех сферах жизни, а со стороны граждан — уважение законов и институтов существующей системы. При таком понимании сила государства, на которой оно основано, законна в том случае, если она применяется в строгом соответствии с правом, если она всецело служит праву. Поэтому естественно, что правовое государство самым тесным образом связано с конституционным строем, хотя и нельзя ставить знак равенства между конституционным государством и государством правовым. За конная власть для своего утверждения и укрепления облекается в форму права.
   В современном правовом государстве само государство и государственный аппарат как бы отделены от работающих в них чиновников и служащих, а правительство как таковое — от его членов в том смысле, что государство и правительство, государственный аппарат не являются собственностью тех, кто обеспечивай их функционирование. Политики, чиновники, должностные лица государства как бы наняты этим последним для выполнения определенных ролей и функций. Их мировоззренческие и иные позиции должны быть отодвинуты на второй план, приоритет отдается критериям профессионализма. Религия и идеология, которые при всех их различиях эпистемологического, сущностного и концептуального характера в методологическом плане представляют собой однопорядковые явления, отделены от государства. Парламентская демократия с ее этнокультурными, социальными, социокультурными и иными формами плюрализма приемлет ни государственной религии, ни государственной идеологии. Признав плюрализм интересов и партий (религиозных, некультурных, социально-экономических и иных различий), нельзя не признать плюрализм идеологий или идеологических течений в каждой отдельной стране, позиции которых по ряду важнейших вопросов совпадают (особенно это касается сие образующих аспектов). Это и создает основу "единства во многообразии", консенсуса по основополагающим вопросам государственно- политического устройства.
   Правовое государство в отличие от деспотического или полицейского само себя ограничивает определенным комплексом постоянных норм и правил. Государство становится правовым именно потому, что оно подпадает под власть права. С этой точки зрения можно по-видимому, говорить, что праву принадлежит приоритет перед государством и вслед за Л. Дюги утверждать, что "государство есть не что иное, как сила, отданная на служение праву".
   В правовом государстве четко и точно определены формы, пути и механизмы деятельности государства, а также пределы свободы граждан, гарантируемые правом. Это значит, что государство связано правом; оно может разрабатывать и принимать тот иной закон, но само обязано действовать в рамках этого закона, подчиняться ему. Иначе говоря, государство, издавшее закон, обязано уважать этот закон до тех пор, пока он существует продолжает действовать, хотя оно и правомочно его пересмотреть или даже отменить. Более того, оно подсудно своим собственным судам и может быть осуждено им. Именно это в значительной мере обеспечивает правовой характер государства.
   Правовое государство строго блюдет закон, который призван гарантировать свободу личности, неприкосновенность собственности, жилища, частной жизни, духовную свободу и т. д. В обществе должен господствовать закон, а не люди, функции государства состоят в регулировании отношений между гражданами на основе закона. Закон, каким бы суровым он ни был, обязывая отдельного гражданина к соблюдению общепринятых правил поведения, в то же время ставит четко очерченные границы прерогативам государства в отношении индивидуальной свободы. Еще И. Кант сформулировал основополагающую идею правового государства:
   Каждый гражданин должен обладать той же возможностью принуждения в отношении властвующего и точного и безусловного исполнения закона, что и властвующий в его отношении к гражданину.
   Законодатель так же подзаконен, как и отдельный гражданин. Подзаконность государственной власти дополняется признанием за отдельной личностью неотъемлемых и неприкосновенных прав, предшествующих самому государству. Именно при таком подходе свободу можно рассматривать как право каждого индивида делать то, что позволяют законы. В правовом государстве законы имеют одинаковую силу для всех без исключения членов общества, независимо от их социального, политического иного статуса, защита отдельного человека от власти и произвола соответствует защите всех. Поэтому личное право невозможно без гарантии в политическом праве, уравновешивающем друг перед другом. Как писал К.Ясперс [81, с. 174],
   ...даже величайшие заслуги перед государством не являются основанием неприкосновенности власти индивидуума. Человек остается человеком, и даже лучший из людей может стать опасным, если его власть не сдерживается определенными ограничениями.
   В защиту правовых начал государства выступали известные русские философы, политологи и правоведы Б.Н.Чичерин, В.С.Соловьев, П.И.Новгородцев, Л.И.Петражицкий, Б.А.Кистяковский и др. Им приходилось дискутировать со славянофилами (и не только с ними), которые считали, что сама идея политических прав чужда русскому народу. Они настойчиво подчеркивали мысль о том, что свобода утверждается на почве законного порядка, охраняемого государственной властью, что политическая свобода органически связана с твердостью закона и власти. Так, называя право "по преимуществу социальной системой и единственно социально дисциплинирующей системой", Б.А.Кистяковский писал [35, с. 122]: "Дисциплинированное общество и общество с развитым правовым порядком — тождественные понятия". Прочная власть — это власть плюс законность. Прочность власти зависит как от ее эффективности, так и от ее законности. В этом контексте нельзя противопоставлять друг другу власть и свободу, они должны дополнять друг друга. Свобода возможна только в условиях порядка, а порядок в современном обществе обеспечивается властью.
   В контексте данных рассуждений можно утверждать, что право есть определенная законом свобода. В этом смысле право в значительной степени призвано дисциплинировать человека. Не случайно в классическом либерализме праву отводилась роль определения границ свободы. Как отмечал И. А.Ильин, правосознание отнюдь не сводится к тому, что человек просто "сознает" свои права. Сознавая свои права, человек должен сознавать и свои обязанности, сознавать, что ему дозволено и не дозволено, что другие люди тоже наделены аналогичными правами, которые он должен признать, учесть и уважать. Правопорядок представляет собой "как бы живую систему взаимно признаваемых прав и обязанностей", призванную связать людей друг с другом на основе взаимности. Отстаивая свои права, человек желает их признаний и соблюдения со стороны других людей. Вместе с тем он вменяет и себе в обязанность признавать и соблюдать права других. Поэтому, подчеркивал И. А.Ильин, правосознание "есть воля человека к соблюдению права и закона, воля к законопослушанию".
   Другими словами, в реальностях современного мира свобода представляет собой прежде всего положительное, а не отрицательное понятие. Негативно трактуемое понятие свободы с его отрицанием власти и авторитета неизбежно ведет к анархии и в конечном счете к той или иной форме деспотизма. Человек с рождения является членом семьи, общины, группы, общества, государства. Его поведение и деятельность регулируются существующими в каждый конкретный момент условиями, общепринятыми нормами. Поэтому неправомерно говорить о некой абстрактной свободе, естественной свободе, которая ни в так называемом "естественном", ни в общественном или ином состоянии не существовала и не могла существовать.
   Сущность правового государства заключается в определении способов, которыми реализуются цели и содержание государственного правопорядка. Оно призвано обеспечить оптимальные условия для реализации способностей и интересов гражданина как суверенного и самостоятельного существа в рамках, установленных в соответствии с принципами всеобщности (категорического императива) и взаимности (золотого правила).
   Необходимо провести различие между законом и правозаконностью. Л. Дюги писал по этому поводу [30, с. XXXV]:
   Всякий, кто обладает политической властью, будет ли это отдельный человек, класс или численное большинство страны, обладает ею фактически, а не по праву, и действия, которые он производит, приказы, которые он формулирует, законны и обязательны для повиновения только в том случае, если они соответствуют верховной норме права, обязательной для всех управляющих и управляемых.
   Правозаконность предполагает равное отношение государства ко всем без исключения гражданам государства. Как отмечал Ф. фон Хайек, когда говорят о неправозаконности действий правительства при тоталитарном режиме, имеют в виду, что действия аппарата насилия, находящегося в руках государства, не ограничиваются какими бы то ни было заранее установленными правилами.
   Если законодательно установлено, что такой-то орган может действовать по своему усмотрению, то любые действия этого органа являются законными. Но не правозаконными. Наделяя правительство неограниченной властью, можно узаконить любой орган. Поэтому демократия способна привести к установлению самой жесткой диктатуры [75, № 11, с. 129].
   Об этом убедительно свидетельствуют перипетии прихода к власти Гитлера в 1933 г. Принципы правозаконности предполагают определенные требования к самому характеру принимаемых и действующих в обществе законов, исключающие такие законе, дательные акты, которые могли бы использоваться в ущерб или в пользу каких-либо особых группировок. Это говорит о возможности законов, нарушающих принципы правозаконности.
   В целом в процессе своего формирования и утверждения правовое государство гарантировало индивидуальные свободы и права. В то же время оно усилило власть национальных государств в качестве стража таких свобод и прав. Правовое государство призвано обеспечить условия для существования и функционирования гражданского общества, основных его институтов, принципов и ценностей. Поэтому очевидно, что правовое государство имеет ряд общих и объединяющих всех членов гражданского общества правовых основ, носящих по своей сути надклассовый и общечеловеческий характер.
   Выше уже говорилось, что государство призвано примирять и совмещать конфликтующие интересы различных социальных сил, слоев, групп и т.д. С этой точки зрения право — не только средство разрешения возникающих в обществе противоречий, но и воплощение подвижного равновесия разнородных сил и интересов. Если гражданское общество представляет собой арену столкновения и взаимодействия частных, противоречащих друг другу и конфликтующих интересов, то правовое государство заключает в себе объединяющее всех членов общество начало. Если государство было бы просто политическим отражением экономической силы исключительно собственников, то оно могло бы иметь в лучшем случае лишь форму своего рода олигархической республики. Однако на деле экономическое господство собственников уживается с разнообразными политическими формами — как с диктатурой, так и с демократией. Имущие классы, конечно, стремятся превратить институты власти в орудие своего господства. Однако демократические принципы, заложенные в основу государственного устройства, обеспечивают значительную степень независимости государства от тех или иных экономических и соответственно социально-классовых интересов.

 
< Пред.   След. >