www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Введение в политическую науку (К.С. Гаджиев) arrow 10.5. Роль средств транспорта и коммуникации в формировании современного миропорядка
10.5. Роль средств транспорта и коммуникации в формировании современного миропорядка

10.5. Роль средств транспорта и коммуникации в формировании современного миропорядка

  Особое значение в рассматриваемом плане имело развитие транспорта. Нововведения в этой сфере способны в огромной степени увеличить расстояния и пространства, на которые государство может распространять свое военное и политическое влияние. Наиболее революционными нововведениями в истории человечества можно считать породистых лошадей, парусные корабли, железную дорогу, пароход и двигатель внутреннего сгорания. Восхождение великих империй и эпоха политических объединений ассоциировались с крупными сокращениями транспортных издержек. Такая кажущаяся корреляция между нововведениями в транспорте и восхождением империй дала основание Р. Такеру утверждать, что "империя — это проблема транспорта".
   Зависимость масштабов политической организации от транспорта отчасти объясняет, почему империи и крупные государства до нашего времени концентрировались, как правило, в бассейнах рек и по морским побережьям (Вавилон, Древний Египет, Индия, Китай, Карфаген, Римская и Византийская империи). Развитие мореплавания и расширение морских коммуникаций выдвинули на первые роли в мировой политике морские державы, предоставив им преимущества над континентальными, или сухопутными державами. Существенные коррективы были внесены с началом промышленной революции и развитием сухопутных коммуникаций, особенно железнодорожного транспорта в XIX в., то давало возможность освоить огромные, ранее зачастую недоступные континентальные пространства. Именно железнодорожный транспорт в значительной степени способствовал возникновению таких сухопутных империй, как Германия, США, Россия. Покорив земные пространства и покрыв земной шар морскими, железными, автомобильными дорогами, люди устремились ввысь — началось освоение воздушного, а затем и космического пространства. Появление и развитие авиации внесло существенные коррективы в геополитическую структуру мирового сообщества. Став эффективным средством преодоления физических препятствий — гор, морей, океанов и т.д., — авиация в военно-политическом плане во многом размыла, если не стерла, линию разграничения между морскими и сухопутными державами. Например, Великобритания в значительной мере потеряла свои преимущества островной державы, отгороженной от возможных вторжений со стороны континентальных держав Ла-Маншем.
   В результате научно-технического прогресса последних десятилетий окончательно прекратилось военно-политическое противопоставление морских и сухопутных держав и изменилось традиционное понимание национально-государственной безопасности. Появление наступательных ядерных вооружений и средств их доставки в любую точку земного шара по сути дела элиминировало фактор неуязвимости той или иной страны в силу ее географической удаленности или изолированности акваторией. Атлантический и Тихий океаны перестали играть роль своеобразных естественных рвов, ограждающих от опасности военного вторжения. В результате США, да и другие страны западного полушария утратили геополитическую неуязвимость доядерно-космической эпохи. Линия фронта в традиционном понимании потеряла свое значение. Например, если во время первой и второй мировых войн Для тех американцев, которые непосредственно не были вовлечены в военные действия, они проходили где-то в далекой Европе Или Азии, то теперь уже в первые часы или даже минуты после гипотетического начала войны обширные районы американского хартленда могут оказаться объектом поражения боеголовками, запускаемыми с какой-либо удаленной на тысячи километров точки восточного полушария. Хотя разделение на морские и континентальные страны в современных условиях и сохраняет некоторую актуальность, существенной переоценке подвергся тезис о превосходстве одних над другими по их уязвимости или защищенности. Ракетно-ядерное оружие как бы выравнивает силы владеющих им государств независимо от их удаленности друг от друга, географического положения, численности населения, климатических параметров и т. д. Воздушное пространство и космос играют не меньшую, если не большую военно-политическую роль, чем суша и море. Кардинально изменяется соотношение между центром и периферией, хартлендом и римлендом, морскими и континентальными народами или странами. Возникают новые транснациональные формы контроля над территорией, проявляющиеся в экономической, технологической, телекоммуникационной, информационной и т.д. разновидностях. Сила проникновения современных технологий такова, что они делают несостоятельными почти любые барьеры, заграждения, стены, занавесы, границы.
   В последние два-три десятилетия в условиях развертывания информационной и телекоммуникационной революций процесс формирования глобального всепланетарного сообщества значительно ускорился. Произошло невиданное взаимное физическое сближение самых отдаленных народов, стран и регионов. Все более сгущающиеся и удлиняющиеся сети железных и автомобильных дорог, водных путей, а также воздушные трассы, опоясавшие земной шар, способствовали беспрецедентному сокращению расстояний, в буквальном смысле слова преодолению пространства. По мере развития новых информационнотелекоммуникационных технологий и охвата ими все новых и новых сфер и регионов происходит своего рода "сжатие" мира. Время проезда становится меньше, информация передается все быстрее и точнее, личные и деловые контакты людей, живущих в разных странах и регионах, беспрерывно умножаются.
   Очевидно, что именно в последние несколько десятилетий международная система приобрела действительно всемирный характер. В истории человечества возникали и исчезали многие цивилизации, но лишь в наши дни цивилизация стала универсальной, охватив все страны и регионы, весь земной шар. Прежде попытки создания мировых империй (опыт египетских фараонов, Александра Македонского, римских императоров, Наполеона Бонапарта и т.д.) ограничивались отдельными регионами земного шара, за пределами которых оставались страны и регионы ойкумены, зачастую абсолютно не затронутые влиянием исторических для Европы цивилизаций. О действительном конце евроцентристского мира и утверждении единого мирового сообщества стало возможно говорить лишь после второй мировой войны, когда с распадом колониальных империй на мировой авансцене появились новые страны и регионы, выступившие в качестве равноправных акторов, многие из которых в настоящее время обладают существенным весом и влиянием. Наблюдается неуклонное возрастание веса и влияния малых стран, располагающих серьезным научно-техническим и финансовым потенциалом.
   При таком положении вещей вряд ли правомерно применить к современному миру маккиндеровскую формулу "Кто контролирует евразийский хартленд — тот контролирует весь мир". По этой формуле североамериканский, да и азиатско-тихоокеанский центры силы оказались бы перифериями, что звучит по меньшей мере нелепо.
   Объединение всех стран в некое замкнутое геополитическое пространство, в котором не осталось "свободных" территорий и пространств, породило новый глобальный геополитический расклад- Разделение на регионы, региональные союзы и объединения носит во многом условный характер, поскольку в современном мире взаимодействие и взаимозависимость государств приобрели не только региональный или даже макрорегиональный, но и глобальный характер. В результате важной сущностной характеристикой современного мирового сообщества стало наложение друг на друга и взаимное пересечение международного, транснационального и глобального начал.
   Итак, если раньше геополитику можно было охарактеризовать, следуя Р. Гаркави, как "картографическое представление отношений между главными борющимися нациями", то в наши дни, когда появилась императивная необходимость совместных действий всех (во всяком случае большинства) членов международного сообщества по выработке и реализации общепланетарной политики, призванной обеспечить жизнеспособность и преемственность цивилизации, такая трактовка не может соответствовать реальному содержанию и предназначению геополитики. "Гео" в понятии "геополитика" теперь означает не просто географический или пространственно-территориальный аспект в политике того или иного государства или группы государств, а всепланетарные масштабы, параметры и измерения, правила и нормы поведения в Целом, а также международной системы отдельных государств, союзов, блоков. В этом смысле геополитика призвана исследовать, Каким образом, с помощью каких механизмов и на основе каких Принципов эта система живет и функционирует. Ее можно рассматривать как дисциплину, изучающую основополагающие структуры и субъекты, глобальные или стратегические направления, важнейшие закономерности и принципы жизнедеятельности, функционирования и эволюции современного мирового сообщества.

Вопросы и задания для самопроверки

   1. Что вы понимаете под системой международных отношений?
   2. Дайте характеристику ее основных компонентов.
   3. Какие функции она выполняет?
   4. Что такое дипломатия?
   5. Когда и почему возникла геополитика?
   6. Назовите основателей и наиболее крупных разработчиков геополитики.
   7. Какую она претерпела эволюцию со времени своего возникновения по настоящее время?
   8. Какое содержание вкладывается в понятие "территориальный императив"?
   9. Охарактеризуйте роль средств транспорта и коммуникации в формировании современного миропорядка?

 
< Пред.   След. >