www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Основы социологии и политологии (П.Д. Павленок, Е.В. Куканова) arrow § 2. Структура властных отношений
§ 2. Структура властных отношений

§ 2. Структура властных отношений

   В политической теории нет более сложного вопроса, чем вопрос о структуре властных отношений. Можно выделить наиболее общие компоненты структуры общения в рамках государственнопубличной власти, а именно: 1) агенты; 2) ценности; 3) способы (инструментально-институционные); 4) ресурсы. Взаимодействие между ними и дает всю палитру отношений, выражаемых в русском языке понятиями «господство» и «подчинение», «воля» и «сила», «контроль» и «распределение», «руководство» и «лидерство», «управление» и «давление», «властвование» и «влияние», «авторитет» и «насилие» и т. д.
   При этом возникает ряд вопросов. Кто и в какой роли становится участником властного общения и основным агентом властных отношений? Кто и при каких условиях является властвующим, а кто собственно подвластным? Чтобы ответить на них, необходимо построить многомерную модель властного общения, в которой было бы отражено центральное, сложное и иерархизи-рованное отношение «власть — влияние» между совокупными его агентами, управляющими и управляемыми, и соответственно три его основных измерения или проекции рассмотрения структуры власти и влияния, связанные с категориальными оппозициями «господство — подчинение», «управление — давление» и «контроль — влияние».
   Как уже отмечалось выше, современные отношения агентов государственно-публичной власти, т. е. взаимодействие между имеющими властные полномочия управляющими и обладающими лишь влиянием управляемыми, сложились еще в недрах по- тестарных структур, постепенно «раздваивающихся» на семей-но- родовые коллективы, когда появляются люди, профессионально властвующие во имя общих интересов и от имени всей общности. Именно с этого момента становления политики как профессии и области деятельности профессионального управленческого аппарата (М. Вебер) и начинает свой отсчет существование публичной власти.
   Г. Лассуэлл одним из первых определял власть, с одной стороны, как участие в решениях, а с другой — как контроль над ресурсами, имеющими для участников властного отношения ценность. Таким образом, по Г. Лассуэллу, власть является видом или частным случаем осуществления влияния, при котором могут быть использованы публичные санкции (например, административно-государственного аппарата). Центральным «звеном» в структуре властной регуляции межличностных отношений выступает специально и обстоятельно проанализированное М. Вебером отношение господства и подчинения, воспроизводящее и поддерживающее легитимный порядок в обществе.
   М. Вебер использовал категорию «господство» как более узкое по содержанию понятие по сравнению с категорией «власть», обращая внимание на анализ роли социокультурных ценностей, стереотипов и традиций в формировании различных типов отношений господства и подчинения. По мнению М. Ве-бера, господство предполагает социальное отношение, при котором приказ, отданный одними людьми, встретит повиновение, т. е. признание и исполнение у других людей в соответствии с определенным легитимным порядком, основанным на традиции, вере или целерациональных мотивах, т. е. на доминирующих в данной культуре ценностях. В соответствии с этими ценностями культуры он выделял три «идеальных типа» господства: 1) традиционный (на основе традиции и обычая); 2) легальный (основывающийся на целерациональных мотивах и, в частности, принципах права); 3) харизматический (основан на вере). В реальной политической жизни отдельных стран эти «идеальные типы» переплетаются при определенном преобладании какого-либо типа господства.
   Таким образом, отношения «господства и подчинения» агентов власти занимают центральное звено властного механизма общения между людьми, при котором его участники признают сложившийся порядок легитимным, то есть социально значимым и необходимым способом и стереотипом взаимодействия. Легитимность — это представление (символ веры), и поэтому оно присутствует в сознании граждан. Оно проистекает из убеждения, что власть предержащие в стране наделены правом принимать решения, которые ее граждане должны выполнять. Иногда наступает кризис легитимности, как, к примеру, это произошло в СССР после утраты власти КПСС в 1991 г., что нашло отражение в так называемом «параде суверенитетов», Беловежском соглашении, неисполнении указов Президента СССР и др. Легитимность отличается от легальности тем, что последняя характеризуется только формальным соответствием социального порядка юридическим законам страны, тогда как в первом случае речь идет также о соответствии обычаям.
   Вторая «плоскость» властного механизма общения связана с оппозицией «контроль — влияние», имеющей дело со способами распределения ресурсов общества. Что представляют собой эти ресурсы?
   К основным ресурсам общества, регулирование и распределение которых и выступает объектом властного общения, можно отнести те материальные предметы и духовные блага, которые способны, во-первых, удовлетворять потребности и интересы людей, представляя собой определенную ценность в социальных отношениях, и, во-вторых, повышать потенциал влияния и силу воздействия агентов власти. Власть — это прежде всего контроль над распределением ресурсов общества, а соответственно политика — сфера обмена ресурсами или регулирования ресурсооб- мена. Ресурсы общества подразделяются на следующие основные виды: 1) материально-экономические; 2) духовно-информационные. Каждый из них дает возможность, с одной стороны, повысить у политических агентов потенциальный статус и ранг, а с другой — увеличить их мобилизующую силу и давление.
   Ресурсы общества ограничены и распределены неравномерно, что порождает борьбу индивидов и групп за перераспределение данных ресурсов, «соперничество» власти управляющих и влияния управляемых. Управляющие обладают организованным контролем над общегосударственными ресурсами и административным аппаратом, а управляемые располагают лишь своими частными ресурсами и потенциалом мобилизации граждан со стороны партий и движений, которые наряду с регулируемым распределением «сверху» постоянно ведут борьбу за перераспределение общественных ресурсов и усиление социального контроля за ними «снизу». Итак, этот аспект публичной власти связан с отношениями людей по поводу регулирования (контроля и распределения) коллективных ресурсов общества.
   Другой аспект анализа властного общения затрагивает отношения «управление—давление», связанные с самим механизмом «властвования», государственного управления, а также с механизмом «обратной связи», т. е. поддержкой и давлением «снизу» гражданского общества, представляющими собой взаимонаправ- ленные векторы. В этой плоскости хорошо видна трансформация потенциала власти и влияния в актуальном поле как управленческих решений и воздействий, так и в виде силового и морального давления управляемых.
   Взаимодействие интересов и воли управляемых и управляю-дих в процессе властвования, т. е. практического осуществления властных полномочий, захватывает уже не столько отношения людей с ресурсами (как это было в предыдущей проекции), сколько собственно отношения между людьми, складывающиеся посредством институциональных форм и инструментальных способов силового давления. Процесс властвования (управления) может быть рассмотрен в последовательности двух его фаз: во- первых, «волевой» стадии, на которой властвующий агент сообразно своим интересам и воле формулирует «сверху» политическое решение, корректируемое в зависимости от уровня социального представительства, политического участия, а также степени волеизъявления подвластных; во-вторых, «силовой», стадии, связанной как с самими инструментальными средствами реализации управленческих решений «сверху», так и с институциональными способами давления «снизу» различных групп гражданского общества, поддерживающих или сопротивляющихся принятию и осуществлению того или иного государственного решения.
   При анализе процесса властвования возникает проблема соотношения абстрактно-собирательного представления о совокупном «агенте» власти («субъекте» — государстве или «объекте» — народе) со вполне реальными ее «носителями», опосредующими достаточно иерархизированные управленческие отношения. Вопрос о том, кто правит и управляет в обществе, решается по-разному: Т. Гоббс говорил о единоличном государе-суверене, тогда как Ж.-Ж. Руссо субъектом власти считал сам народ, поскольку народный суверенитет неотчуждаем.
   Механизм власти имеет сложную, иерархизированную структуру, где формальным первичным субъектом и источником власти выступает народ, передающий властные полномочия своему официально опосредованному агенту — государству, которое, в свою очередь, их распределяет среди носителей по горизонтали (законодательная, исполнительная и судебная отрасли власти) и по вертикали (центральные, региональные и местные органы власти) с тем, чтобы управлять общественными делами (объект власти) от имени общества и через государство (субъект власти). Именно в таком формально-юридическом плане трактуется система власти в ст. 3 Конституции РФ: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления». Эти декларации делают честь составителям Конституции. Однако в действительности реальным носителем власти нередко выступают бюрократия, чиновники и функционеры аппарата управления могущественной системы исполнительной власти, а также различные группировки правящей элиты, между которыми распределяются «сферы» властных полномочий и «зоны» контроля над ресурсами.
   В то же время механизм властного общения, как видно, включает и давление «снизу» различных групп и слоев гражданского общества, имеющих свои «зоны влияния и интересов», которые через каналы «обратной связи», систему представительства и другие формы демократического волеизъявления оказывают воздействие на состояние властных отношений в той или иной стране. Следовательно, одностороннее сведение потенциала власти либо к ее формальным и официальным субъектам («суверену государства», по Т. Гоббсу, или «ассоциации народа», по Ж.-Ж. Руссо), либо к ее якобы истинным и реальным носителям («господствующим классам», по К. Марксу, или «правящей элите», по В. Парето) не даст полной картины. Властвование управляющих и давление управляемых дает бесконечное число точек пересечения векторов направленности их интересов и воль, а также потенциальных размеров их ресурсов и актуализированных сил, образующих своего рода гравитационное поле властного общения, «поле напряжений, на котором разворачивается политическая практика».
   Кроме того, необходимо включить в это «поле» действия властного механизма общения три рассмотренные выше проекции («плоскости») власти и влияния, получившие в современной политологии названия: 1) символической власти (отношения «господства и подчинения» в соответствии с ценностями общества, поддерживающие легитимный порядок); 2) структурной власти (отношения «контроля и влияния», связанные с регулированием ресурсов и распределением властных полномочий, функций и зон влияния между элементами политической системы); 3) власти инструментальной (отношения «управления и давления», определяющие средства и способы взаимного действия встречных процессов руководства людьми и давления гражданского общества). В этом состоит вся сложность понимания власти как регулятора коллективной жизни общества в процессе его кооперации и достижения совместных целей, то есть рассмотрения государственно-публичной власти в качестве современного механизма регулирования и способа социального общения людей, функционирование которого образует особую сферу общественной жизнедеятельности, именуемую политикой.
   Таким образом, власть является центральной категорией политической науки. В зависимости от ее содержания трактуется сущность и механизм реализации политических процессов и институтов, политических интересов, политического поведения социальных групп и индивидов. Борьба за завоевание и осуществление власти является основным содержанием политики. Необходимость власти обусловлена сущностью человеческого общения, предполагающего подчинение всех участников, общения единой воле с целью поддержания целостности и стабильности общества. Феномен власти проявляется во всех человеческих сообществах: власть родителей над детьми в семье, руководителя предприятия над работниками, президента ассоциации над ее членами, мэра города над своими подчиненными, папы над прихожанами католической церкви и т. д. Из этого вытекают основные свойства власти: всеобщность (власть функционирует во всех сферах человеческого общества) и инклюзив- ность (власть, проникая во все виды человеческой деятельности, соединяет и противопоставляет социальные группы и отдельных индивидов).
   В политической науке существует немало определений власти. В соответствии с одним из них, некто X обладает властью над неким Y постольку, поскольку, во-первых, X тем или иным способом может заставить У сделать нечто, что, во-вторых, соответствует интересам X и что, в-третьих, сам Y иначе не стал бы делать. Таким образом, под властью подразумевается способность ее субъекта (отдельной личности, группы людей, организации, партии, государства) навязать свою волю другим людям, распоряжаться и управлять их действиями, используя насильственные или ненасильственные методы и средства. Власть возникла с появлением человеческого общества и вместе с ним прошла длительный путь развития. Власть — необходимый элемент общественной организации, без которого невозможны жизнеспособность и функционирование общества, она призвана регулировать взаимоотношения между людьми, между ними, обществом и государственно-политическими институтами.
   В политической науке речь идет прежде всего о политической власти. При этом большинство исследователей придерживаются мнения, что лишь власть, осуществляемая государством, его институтами и должностными лицами, является политической властью. Она отличается совершенством внутренней организации и степенью подчинения себе управляемых. Государство — главный и единственный носитель политической власти. Специфическая особенность государственной власти состоит в том, что она осуществляется единой системой специальных органов, взаимосвязанных между собой по горизонтали и вертикали.
   Отличительными чертами политической власти являются:
   • легальность в использовании силы и других средств властвования в пределах страны;
   • верховенство, обязательность ее решений для всего общества и, соответственно, для всех других видов власти;
   • публичность, т. е. всеобщность и безличность, что значит — обращение ко всем гражданам от имени всего общества с помощью права (закона);
   • моноцентричность, т. е. наличие единого центра принятия решений (в отличие, например, от власти экономической);
   • многообразие ресурсов.
   Можно выделить множество первоначальных истоков власти и господства. Самым бесспорным из них является сила, которая в свою очередь выступает в разных формах. Необходимость насилия и принуждения в качестве механизмов регулирования поведения людей в обществе определяется недостаточностью одних только средств поощрения и порицания. Неотъемлемым атрибутом власти являются санкции, наказания, в том числе физическое принуждение. Естественно, что власть ни в коем случае нельзя свести только к силе, тем более физической силе, или насилию. Но нельзя не учесть тот факт, что власть, не опирающаяся на силу, не способная добиться реализации своих решений, в том числе силой или угрозой применения насилия, может оказаться благим пожеланием или просто блефом. В этом смысле власть представляет собой форму выражения силы.
   В принципе, насилие может быть применено и нередко применяется родителями к детям, руководителями предприятий — к подчиненным и т. д. Однако в любом из этих случаев действия применяющих насилие противоречат закону. Более того, закон запрещает такие действия под угрозой применения к ним самим насилия. Что касается политической власти, то формы, средства, условия использования ею насилия или угрозы применения насилия строго определены и регламентированы законом. Поэтому и говорится о легитимном, или узаконенном, насилии. Помимо насилия власть имеет своим основанием ряд других источников, например, традицию, обычай, добровольное делегирование полномочий гражданами на основе договора и т. д. Поэтому политическая власть никогда не бывает всеисключающей властью. Рядом с ней и зачастую в противовес ей существуют множества других источников и форм власти и авторитета, которые призваны уравновешивать и ограничивать ее. Это власть и авторитет обычая, разного рода организаций, объединений, институтов гражданского общества, таких как церковь, семья, образование, бизнес, общественное мнение и средства массовой информации, профсоюзы и заинтересованные группы, господствующие в обществе нравственные императивы.
   В значительной мере степень независимости граждан от государства, степень демократичности общественно-политической системы прямо пропорциональны степени полицентричности распределения власти в обществе. В соответствии с большинством современных теорий верховная политическая власть имеет некие границы, которые он не вправе преступать. Это — неотчуждаемые права личности на жизнь и свободу мысли от внешнего вмешательства.
   Функциями политической власти являются: управление социальными и экономическими процессами, сферами духовной жизни; регулирование социальных, национальных, международных отношений; обеспечение национальной безопасности и общественного порядка; гарантирование соблюдения общеобязательных норм и правил в обществе и государстве и т. д.
   Важнейшей задачей власти является урегулирование конфликтов и осуществление внутренних связей системы. Ведь в арсенале политических средств есть не только насилие или угроза применения насилия, наказание и порицание, но и обещание вознаграждения, сотрудничество, обмен и т. д. Власть как отношение между двумя или более партнерами опирается на общепринятые или юридически закрепленные в данном обществе ценности и принципы, определяющие и регулирующие место, роль и функции как отдельного человека, так и социальных групп в системе общественных и политических организаций.

Вопросы для самоконтроля

   Определите место государства и власти в мире политического. Каковы сущностные характеристики власти и властных отношений?
   Каковы отличительные черты политической власти?
   Каковы основные функции политической власти?

Литература

   Власть и управление в современной России. Вып. 5. М., 2005.
   Власть и управление в современном мире: Материалы конференции. СПб., 2005.
   Государственная власть и местное самоуправление в России: история и современность: 3 международный научный форум. СПб., 2005.
   Новиков А. В. Контроль в социально-политической системе российского общества. М., 2005.
   Россия и современный мир: проблемы политического развития. Материалы научной конференции. М., 2005.
   Шестопал Е. Б. Новые тенденции восприятия власти в России // Полис. 2005. № 3.

 
< Пред.   След. >