www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Основы социологии и политологии (П.Д. Павленок, Е.В. Куканова) arrow Глава 17. МИРОВАЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Глава 17. МИРОВАЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Глава 17. МИРОВАЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

   Неотъемлемым компонентом деятельности любого государства является осуществление им внешней политики — обеспечение своих интересов на международной арене. Совокупная деятельность государств на международной арене называется мировой политикой. Кроме государства в осуществлении внешнеполитической деятельности могут принимать участие и другие субъекты политического процесса. Поэтому субъектами мировой политики считаются помимо государств международные организации, не-государственые объединения, общественные движения, политические лидеры и, наконец, сами народы как источники и носители высшего государственного суверенитета.
   Совокупность государств, межгосударственных объединений, международных организаций, являющихся субъектами международного права и устанавливающих между собой политические, экономические, правовые и иные отношения, называется международным сообществом. Соответственно системой международных отношений называется вся совокупность политических, экономических, культурных, военных, дипломатических и других взаимосвязей между государствами и народами.
   При изучении мировой политики особое значение имеет трактовка природы международных отношений и определение основы существующей системы международных отношений. Можно выделить три основные позиции по данным вопросам, сформировавшиеся в политической науке: реалистская, либеральная и неомарксистская. Основой теории политического реализма служит убеждение в том, что мировая политика определяется объективными и универсальными законами политического поведения. Причина подобной зависимости усматривается в отсутствии на международном уровне единого властного центра, упорядоченной структуры, построенной на принципах иерархии, субординации, господства и подчинения, способной рационально организовать и формализовать взаимоотношения субъектов мировой политики. Таким образом, международные отношения развиваются на анархической основе, а их сущность отражает стремление каждого субъекта реализовать собственные интересы и достичь преобладающего положения.
   Центральным для теории политического реализма являются понятие «интереса, определенного в терминах власти» (Г. Моргентау), а также связанные с ним понятия баланса сил, геополитической стратегии и т. д. Происхождение «интереса, определенного в терминах власти», связано с потребностями людей в безопасности и процветании. Никто, кроме самого государства, с точки зрения политического реализма, не заинтересован в безопасности его граждан и не в силах эту безопасность обеспечить. Основным же средством обеспечения собственной безопасности является фактор силы, влияния. С учетом сказанного система международных отношений должна рассматриваться не с точки зрения какого-либо идеала, а в контексте борьбы государств за влияние на международной арене. Стабильность этой системы, ее эффективность зависят от формирования устойчивой иерархии государств и их блоков во главе со сверхдержавами, основанной на «балансе сил».
   Неореализм, пришедший на смену классической реалистской концепции в 70 гг. XX в., расширил структурное понимание силы. В него были включены экономические, информационно-коммуникативные, научные, финансовые и производственные аспекты. Неореалисты попытались уйти от упрощенного представления об анархистском характере международных отношений, обратить внимание на системность, устойчивость «баланса сил», его обусловленность долговременными факторами общественного развития. При этом неизмененной осталась суть подхода к анализу мировой политики как бескомпромиссной борьбы государств за власть и влияние, его скептического отношения к возможности регулирования международного сообщества на основе правовых норм или нравственных ценностей, представления баланса сил как основы системы международных отношений.
   Сторонники либерального подхода к анализу мировой политики отвергали тезис об анархичности международных отношений и принципиальной невозможности их координации на основе внесиловых факторов. Романтический либерализм (пацифистский) обусловливал возможность высокой значимости для человеческой жизни моральных и гуманистических ценностей. Основой системы международных отношений мог стать добровольный отказ государств от насилия как средства политики, закрепление этого принципа в системе международного права и формирование наднациональных органов международного арбитража. Несмотря на провал первых попыток по реализации подобного проекта (Лига наций и пацифизм 20-х гг. XX в.), либералы рассматривали создание комплекса наднациональных институтов, основанных на межгосударственном консенсусе и призванных упорядочить взаимоотношения государство как магистральную линию в развитии системы международных отношений.
   Неолиберальное направление конца XX в. опиралось на анализ новейших тенденций в развитии международных отношений — прекращения противостояния Запада и Востока, роста влияния малых государств на мировой арене, снижения возможностей сверхдержав использовать традиционные силовые методы внешней политики («сила становится все менее применяемой, менее осязаемой и менее принудительной», Дж. Най). Неолибералы указывают, что многие элементы современных международных отношений формируются уже вне прямого государственного влияния, вне сферы государственного суверенитета. В сфере мировой политики активизируются нетрадиционные субъекты — неправительственные организации, финансовые институты, частные группы, миграционные потоки, мафиозные структуры. Государства уже не могут, как прежде, контролировать их деятельность. Разрушение же монополии государства в международных отношениях ведет к утрате смысла прежних геостратегических приоритетов. Международные отношения становятся все более транснациональными и все менее управляемыми. Однако речь не идет о новом витке анархии. Основой новых тенденций в международных отношениях является возрастающая взаимозависимость мира, формирование единого экономического и информационного пространства. Тем самым система международных отношений приобретает характер «спонтанного порядка», с трудом поддающегося централизованному контролю, но упорядоченного естественным образом.
   Неомарксистское направление исследований мировой политики исходит из приоритетного значения общих закономерностей развития капиталистического общества. Система международных отношений, с точки зрения неомарксистов, лишь отражает становление и развитие глобальной капиталистической мировой системы, иерархии неравных связей центра и периферии мирового хозяйства. Неомарксисты утверждают, что господствующая в капиталистической мировой системе идеология либерализма меняет роль национального суверенитета. Основные черты мировой экономики — это всемирная организация производства, рост значения ТНК в хозяйственном развитии, усиливающаяся наднациональная координация производства, интернационализация капиталов и уменьшение возможностей государственного вмешательства в сферу финансов. По мнению неомарксистов, государство утрачивает свою роль социальной защиты населения. Оно лишь передает национальным экономикам требования мировой экономики с целью адаптации к условиям конкуренции на мировом рынке. Это псевдопротекционистское вмешательство предопределяет и направленность внешней политики. Завоевав лидирующее положение на международной арене, государство всецело использует его для лоббирования интересов своих экономических агентов. Преодоление этой системы неравенства зависит лишь от готовности и способности «периферийных» стран и регионов консолидированно порвать с навязываемой им стратегией развития, а также от эффективности сопротивления этой стратегии со стороны трудящихся. Общая же «демократизация» мирового политического процесса, с точки зрения неомарксистов, обеспечить решение этой задачи не может — она лишь создает дополнительные возможности для манипулирования международными отношениями для тех, кто их финансирует. При всей противоположности и внешней несовместимости указанных концепций они достаточно полно характеризуют основные закономерности развития современной системы международных отношений.
   Фактор силового влияния и формирование на этой основе определенного баланса сил являлся традиционной основой мировой политики. Точкой отсчета в понимаемой таким образом истории системных международных отношений можно считать завершение Тридцатилетней войны в Европе и заключение Вестфальского мира в 1648 г. Доминирующими субъектами вестфальской системы стали суверенные государства. В ней отсутствовал высший арбитр, поскольку государства признавались в принципе равноправными и независимыми в проведении внутренней политики в пределах своих национальных границ.
   Периодически вестфальская система оказывалась охваченной волной острой блоковой или межгосударственной борьбы, в основе которой лежали попытки придания системе своеобразной «гелиоцентрической» формы — закрепления безусловного преобладания какой-либо «великой державы». Все эти попытки неизбежно завершались провалом (например, борьба за европейскую гегемонию испанских Габсбургов во второй половине XVI — начале XVII вв., Франции при Людовике XIV и Наполеоне I, Швеции в конце XVII — начале XVIII вв.).
   В XVIII в. Великобритания разработала идеологические основы системы внешней политики, основанной на принципе равновесия, а в XIX в. «европейский концерт» стал реальностью. Система коллективной дипломатии, положенная в основу «европейского концерта», не отражала отказ от силового противостояния. Дипломатия обеспечивала гибкое выстраивание и корректировку «баланса сил». Установление равновесия, или баланса, означало стабильные мирные отношения, нарушение же баланса сил в конечном счете вело к войне и восстановлению его в новой конфигурации, отражающей усиление влияния одних государств за счет других.
   Версальско-Вашингтонская система международных отношений, возникшая после первой мировой войны, дополнила военные и дипломатические факторы обеспечения стабильного «баланса сил» правовыми рычагами. В сущности, та же модель мировой политики была воспроизведена и после второй мировой войны. Ялтинско-Потсдамская система международных отношений, при всей возросшей значимости международно-правовых факторов, сохранила баланс сил как основополагающий компонент. Особенностью ее стал биполярный характер — преобладание двух сверхдержав: США и СССР. Их противостояние было закреплено противоборством господствующих идеологий, а равновесие — паритетом ядерного оружия. Радикальные изменения, произошедшие в мире во второй половине 80-х — начале 90-х гг. XX в., позволяют, на первый взгляд, говорить о начале принципиально новой эпохи в развитии международных отношений. Однако пока не понятно, идет речь о новом этапе в истории прежней модели мировой политики или о коренном преобразовании самой природы международных отношений. Биполярная мировая система начала трансформироваться еще задолго до распада СССР и всего социалистического лагеря. Строго говоря, в абсолютном значении биполярность системы, международных отношений так и не сложилась. Важнейшее значение с этой точки зрения имели начавшиеся после Второй мировой войны процессы распада колониальных империй и образования новых независимых государств разной идеологической и политической ориентации. Фактически мир оказался разделенным на три лагеря: капиталистический, социалистический и «третий» — развивающийся. Уже к 70-м гг. XX в. многие из развивающихся стран превратились в значимых субъектов международных отношений. В 1961 г. было создано Движение неприсоединения, провозгласившее одним из главных принципов внешней политики неприсоединение к военнополитическим союзам великих держав. В состав Движения неприсоединения первоначально вошли 25 стран, в том числе Югославия, Индия, Египет. К началу 80-х гг. XX в. число участников Движения достигло 101. Мощным фактором ослабления биполярной системы стали центробежные тенденции внутри самих противостоящих блоков. Советско-югославский конфликт 1948 г. привел к первому расколу социалистического лагеря. Несмотря на урегулирование советско- югославских отношений в 50-х гг., Югославия в дальнейшем неизменно сохраняла значительную свободу действий на мировой арене. Еще более острые формы приобрел конфликт СССР с другой крупнейшей социалистической страной — Китаем. Эта проблема оказалась особенно болезненной для советского блока в связи с тем, что Китай являлся постоянным членом Совета Безопасности ООН, а впоследствии стал ядерной державой. Не столь важными, но по-своему знаковыми событиями стали отмежевание от социалистического лагеря Албании и внешнеполитическое «фрондерство» Румынии в период правления Г. Георгиу-Дежа и Н. Чаушеску.
   Монолитность западного блока также подвергалась серьезным испытаниям на протяжении всего послевоенного периода. Самым ярким событием стал выход Франции из военной организации НАТО в 1966 г. Французский лидер Шарль де Голль отказался от безусловной преданности принципу атлантизма и решительно выступил против сложившейся системы господства двух мировых центров. Франция заявила о себе как страна, готовая стать опорой для конструктивного диалога между Западом и Востоком, а также «третьим полюсом» мировой системы. Реализуя идею «обороны по всем азимутам», Франция перешла к созданию собственных национальных ядерных сил, добилась ликвидации американских военных баз на своей территории. Не менее серьезным вызовом гегемонии США в западном мире явилось и экономическое соперничество с Японией, стремительно ворвавшейся в число наиболее развитых промышленных стран мира. С образованием Европейского экономического сообщества в 1957 г. на Западе окончательно сложилось три противоборствующих полюса экономического влияния — США, Япония и ЕЭС. Победа США в «холодной войне» и распад СССР дали основание говорить о начале эпохи полного преобладания США и о формировании на этой основе монополярного мирового порядка. Контуры новой глобальной стратегии США стали вырисовываться с 1991 г. Ее главными целями стало укрепление национальной безопасности и обеспечение экономического процветания страны за счет продвижения «демократии» во всем ммре. Последнее считается соответствующим не только идеологическим принципам, но и прагматическим интересам США, поскольку демократические режимы более склонны сотрудничать друг с другом для отражения общих угроз, они поощряют свободную торговлю и устойчивое экономическое развитие. Всемирная же тенденция продвижения к рынку продвигает и американские интересы.
   Реализация национальной внешнеполитической стратегии рассматривается американской администрацией как создание новой системы международной безопасности, гарантом которой должен выступить военно-политический потенциал США и их союзников по североатлантическому альянсу. В конце 90-х гг. XX в. НАТО был не только расширен, но и перенацелен с «защиты территории» на гораздо более широкую функцию — обеспечение стабильности всего «трансатлантического региона», в том числе путем действий за пределами территории стран — членов альянса. Военная операция НАТО в Косово в 1999 г. стала символом новой мировой роли НАТО. При этом участие европейских стран в подобных акциях ускорило их втягивание в орбиту непосредственного внешнеполитического влияния США.
   При всей очевидности формирующихся контуров монополярной системы международных отношений не утрачивают свое значение и факторы многополярности. В первую очередь к ним можно отнести сохранение ядерного паритета США и России. Немаловажным в этом отношении представляется и статус Китая как ядерной державы с учетом растущего экономического потенциала, традиционно независимой внешней политики и пребывания у власти коммунистической партии; эта страна может превратиться в достаточно автономный и значимый полюс мирового влияния. По-прежнему велика роль в системе международных отношений региональных интеграционных объединений. Образование в 1990-е гг. Европейского союза придало новый импульс европейскому интеграционному процессу и вывело его в принципиально новую плоскость — создания единого экономического, социального, правового, информационного пространства. Интенсивно развивается процесс интеграции стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Ключевая роль в нем принадлежит Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Основатели этой организации — «маленькие драконы»: Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд — совершили невероятный рывок в наращивании экономического потенциала и превратились в один из наиболее динамично развивающихся регионов мира. Прочные позиции в мировой экономической системе занимают арабские государства, возглавляющие Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Несмотря на раскол в арабском мире, вызванный войной в Ираке, ОПЕК и другие арабские международные организации (Лига арабских государств, Организация исламской конференции) являются авторитетными субъектами мирового политического процесса.
   Итак, вне зависимости от дилеммы монополярности и многополярности в развитии системы международных отношений, существующая модель мировой политики по-прежнему отражает преобладание силовых факторов, категории «баланса». Ее основой остается преобладающее влияние наиболее мощных в военном и экономическом отношении держав. Определение конфигурации этих «центров власти» в международной системе, границ их влияния решающим образом сказывается на поведении всех субъектов мировой политики, в том числе и суверенных государств. Эта закономерность оказывает огромное влияние на развитие международно-правовой системы, значимость которой неолиберальная концепция мировой политики рассматривает как приоритетную. На протяжении второй половины XX в. система международного права и связанная с нею совокупность международных организаций во главе с ООН прошли длительный путь развития и закрепились в качестве консолидирующей основы международных отношений. Важно, что современное международное право постепенно преодолело былой дискриминационный характер, рассталось с концепцией «международного права цивилизованных народов», исключавшей из равноправного общения так называемые слаборазвитые страны. В международном сотрудничестве и в международных договорах сегодня могут участвовать все заинтересованные государства.
   Классическая система международного права развивалась как особая сфера, сопряженная с упорядочиванием внешних сношений государств. В строгом смысле международное право является совокупностью юридических норм, создаваемых совместно государствами с целью регулирования их взаимных отношений. Вместе с тем современное международное право по сути претендует на определение общих и универсальных принципов не только международных отношений, но и политики как таковой, непосредственное регулирование социальных проблем, широчайшего комплекса вопросов, связанных с развитием всех сфер общественной жизни. Тем самым признается наличие неких общих, универсальных критериев и стратегических целей развития человечества. Это предполагает, в свою очередь, более высокий уровень международно-правового регулирования, необходимость создания особых механизмов, позволяющих преодолеть узкие границы национального суверенитета и отражающих новое качество человеческого сообщества как реально существующего социального, духовного, экономического пространства. Подобный подход предопределил коренное изменение нормативной базы международного права.
   Специфика современной системы международного права привела к появлению в ней принципиально новой разновидности норм — императивных, создаваемых всем международным сообществом и подлежащих выполнению любым государством, независимо от соглашений и обязательств. В случае нарушения этих норм возникают универсальные правоотношения ответственности, когда не только непосредственно пострадавшее, но и любое другое государство вправе поставить в юридическом плане вопрос об ответственности правонарушителя. Отклонение от выполнения императивных норм невозможно даже путем соглашения отдельных государств по вопросам их внутренних взаимоотношений. Любой договор, противоречащий таким нормам, будет недействительным с точки зрения международного сообщества. Тем самым императивное право создало правовую основу нового миропорядка, преодолевающего традиционное пред-ставление о национальном суверенитете. Документами, сформулировавшими такую концепцию международного права, стали Устав ООН и Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. Новое качество международного права не предполагает отказ от классического принципа суверенной независимости государств. В соответствии с ним любое государство свободно выбирает свою правовую систему и, в том числе, определяет порядок взаимоотношения своего права с международным. Однако в тех случаях, когда национальная политика идет вразрез с важнейшими принципами мирового сообщества, принцип суверенитета может быть нарушен. Преобладающим в таких случаях считается принцип «добросовестности международных отношений», а также приоритет общечеловеческих норм жизни. Так, вмешательство НАТО во внутренние дела Югославии в 1999 г. было легализовано как действия, направленные против геноцида, — преступного деяния, предполагающего намерение уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу путем террора, предотвращения деторождения в данной группе, насильственной передачи детей из одной человеческой группы в другую и т. д. В то же время обоснованность применения подобных обвинений, равно как и определение состава преступления, являющихся основанием для преодоления национального суверенитета, оказывается прерогативой не столько мирового сообщества, сколько тех стран, которые занимают лидирующее положение в нем.
   Таким образом, приход в международное право «нравственных норм» является весьма неоднозначным процессом. Однако остается открытым вопрос о соотношении определенных трактовок общечеловеческих ценностей с интересами конкретных государств, ценностями конкретной культуры или этнонациональной группы. Вероятность противоречия императивного международного права национальным интересам и даже справедливости в отношениях между народами достаточно велика.
   Столь же неоднозначно и влияние на мировую политику процесса складывания глобального экономического пространства. Мировой рынок как целостная система сформировался уже в первой половине XX в. Стадия естественного международного разделения труда, связанного с природно-географическими факторами, сменилась отраслевой специализацией крупной машинной индустрии и устойчивым товарообменом между странами-производителями и поставщиками сырья. В дальнейшем эпицентр международных экономических отношений был перенесен из сферы обращения в область производства. Начались глобализация мирового процесса воспроизводства, установление прямых транснациональных производственных связей, складывание международного финансового рынка. Объем промышленной продукции в структуре мирохозяйственного обмена начал превышать поставки сырья, а движение капиталов стало преобладать над вывозом товаров. Тем самым внешнеэкономическая деятельность превратилась из предмета политики в компонент производства. Решающую роль в интернационализации экономических процессов сыграла научнотехническая революция. На базе новейших достижений научнотехнического прогресса развивается и мировая инфраструктура — региональные, трансконтинентальные и мировые транспортные системы, системы связи, информации, электроэнергосистемы. Ускоренный процесс интернационализации мирового хозяйства в период научно-технической революции, выход воспроизводства за пределы национальных экономических систем, тесная технологическая, отраслевая, региональная взаимосвязь в развитии производительных сил обусловили общую тенденцию социально-экономической интеграции мирового сообщества. Интеграция как комплексный процесс сближения национально-государственных систем, охватывающий социально-экономическую, политико-правовую, духовную сферы, стала высшей формой интернационализации общественного воспроизводства и превратилась в одно из приоритетных направлений внешней политики стран Европы и Америки. Складывание глобальной экономической системы стало, таким образом, основой более широкого процесса глобализации, охватившего человечество в начале третьего тысячелетия, формирования единого планетарного информационного, политико-правового, экономического пространства.
   Признавая решающую роль экономической интеграции в формировании нового социального облика человечества, следует отметить и негативные аспекты ее влияния. Экономический подъем 1990-х гг. значительно усилил конкуренцию на мировом рынке. Стремительное нарастание экспорта иностранных товаров и капитала вызывает тревогу во многих странах. Даже в ведущих индустриальных странах периодически усиливаются требования к вводу протекционистских защитных мер. Вновь обычными явлениями стали вспышки торговых войн, использование самых разнообразных поводов для ввода дискриминационных торговых барьеров, вовлечение государственных структур в ожесточенную конкуренцию «своих» и «чужих» компаний на внутренних национальных рынках. Либерализация валютно-де-нежной политики быстро привела к превращению валютного рынка в сферу специализированного бизнеса, к открытию возможности для широкомасштабной валютной торговли. Однако, оказав стимулирующее влияние на мировое экономическое пространство, «плавающая» валютная система не смогла стать его надежным балансиром и сама превратилась в источник периодических потрясений. Значительно выросла зависимость мирового валютного рынка от циклической динамики экономического развития отдельных стран, специфики инфляционных процессов в них. Стали возможными резкие колебания процентных ставок и валютных курсов, а порожденные ими массированные передвижения капиталов, вплоть до панического бегства вкладчиков в условиях ухудшения конъюнктуры, влекли за собой скачкообразные изменения конкурентоспособности товаров на рынках, сохранение существенных отличий рыночных цен и действительной ценности активов, устойчивые нарушения платежеспособных балансов целых стран, опасность крупномасштабных операций спекулятивных инвесторов.
   Негативные аспекты сложившейся мировой экономической системы стали причиной острых кризисов во многих странах мира в конце 1990-х гг. и породили волну пессимистических прогнозов по поводу, будущности процесса глобализации. По сути они совпадают с неомарксистскими выводами о глубинной внутренней противоречивости капиталистической мировой системы и целесообразности ее коренного преобразования. Но неоспоримым фактом остается растущая взаимозависимость мира. Взаимозависимость может пониматься по- разному сторонниками различных теоретических традиций и парадигм, но сам факт ее всеобщего признания свидетельствует о том, что человечество действительно подошло к новому порогу в развитии системы межнациональных и межгосударственных отношений. Принципиальным отличием современного этапа этого процесса от предыдущих является формирование комплекса проблем, решение которых уже не может быть обеспечено ни силовым преобладанием отдельных держав или блоков, ни формализацией существующей системы отношений в рамках международно-правовой организации, ни дальнейшей либерализацией международных экономических отношений. Это глобальные проблемы, отражающие общие интересы человечества, которые могут быть реализованы только активными совместными усилиями всех стран и народов.
   Основными признаками глобальных проблем являются:
   • планетарные масштабы проявления, выходящие за рамки одного государства или группы стран (глобальные проблемы в той или иной мере затрагивают жизненные интересы всего человечества, всех государств и народов, каждого жителя планеты );
   • острота проявления (глобальные проблемы угрожают не только позитивному развитию человечества, но и гибелью цивилизации, если не будут найдены конструктивные пути их преодоления);
   • комплексный характер (все глобальные проблемы тесно переплетены, обладают большой взаимозависимостью как по своему происхождению, так и по методам, путям решения);
   • общечеловеческая сущность, делающая глобальные проблемы понятными и актуальными для всех стран и народов;
   • возможность решения лишь усилиями всего мирового сообщества, всех стран и этносов. В рамках традиционной классификации глобальных проблем выделяются три основные группы глобальных проблем:
   1. проблемы, связанные со взаимоотношениями основных субъектов мирового политического процесса, образующиеся в сфере международных отношений и отражающие присущие ей противоречия (предотвращение мировой ядерной катастрофы, преодоление разрыва в уровнях социальноэкономического развития между развитыми и развивающимися странами, этнополи-тические проблемы международных отношений, обеспечение права народов на свободное развитие, обеспечение глобальной международной безопасности);
   2. проблемы, касающиеся отношений человека и окружающей среды (экологическая, энергосырьевая и продовольственная, проблемы мирного освоения космоса и богатств мирового океана, проблемы несбалансированности потребностей жизнедеятельности людей и возможностей окружающей среды, климатическая проблема;
   3. проблемы, сфера возникновения которых отражает взаимоотношения личности и общества (использование достижений научно-технического прогресса, ликвидация опасных болезней, улучшение системы здравоохранения, ликвидация неграмотности, проблема рождаемости и старения, защита духовной среды и сохранение культурного многообразия человечества). Анализ происхождения и сущности глобальных проблем, поиск путей их решений стал объектом исследований нового междисциплинарного научного направления — глобалистики. Большое значение для развития методологической базы глобалистики приобрели методы политического анализа и прогнозирования. На этой основе возникло особое научное направление — политическая глобалистика. Сфера ее исследований распространяется на исследование политических аспектов глобальных проблем в целом, политологический анализ отдельных глобальных проблем и их взаимосвязей как с системой международных отношений, изучение проявления глобальных проблем в конкретных регионах мирового пространства и их влияния на развитие там политических процессов, формирование теоретико-методологических основ политико- глобалистских исследований.
   Глобалистские исследования политических процессов показывают, что современное обострение общечеловеческих проблем ставит перед национально-государственными и межгосударственными властными структурами принципиально новые задачи. Адекватно реагировать на глобальные вызовы человечеству можно лишь, плодотворно используя исторический опыт, огромные знания, накопленные человечеством, но отказываясь от многих традиционных установок и стереотипов. Ответственность и компетентность политического руководства в современном мире приобретают неизмеримо высокое значение. Принятие политических решений как на международном уровне, так и в рамках национального политического пространства оказывается сопряжено с прогнозированием развития мирового сообщества в условиях воздействия на него глобальных проблем. Государственная политика по своему содержанию все больше утрачивает суверенный характер, отражает динамику общепланетарных процессов. Поиск эффективного баланса между национальными и общечеловеческими императивами политического процесса — задача третьего тысячелетия, основа дальнейшей трансформации и совершенствования демократических политических систем.

Вопросы для самоконтроля

   1. Сформулируйте определения мировой политики, международного сообщества, системы международных отношений.
   2. Как характеризуют природу международных отношений концепции реализма, либерализма и неомарксизма? Сформулируйте соответствующие выводы об основе системы международных отношений.
   3. Какие особенности приобретает система международных отношений, построенная на «балансе сил»? Как изменился характер силовых факторов мировой политики в конце XX — начале XXI в.?
   4. Определите наиболее важные факторы, повлиявшие на распад биполярной системы международных отношений, а также обеспечивающие в современных условиях возможность складывания монополярной и многополярной системы международных отношений.
   5. Какова роль современной системы международного права в развитии мирового политического процесса? Какие аспекты традиционной концепции государственного суверенитета требуют новой трактовки в связи с расширением международно-правового регулирования?
   6. Сформулируйте основные признаки процесса глобализации. Какую роль в нем играют экономические факторы?
   7. Охарактеризуйте комплекс глобальных проблем, стоящих перед человечеством, на современном этапе. Какое влияние оказывают глобальные проблемы на систему международных отношений? Какова роль глобалистики в развитии политологической науки?

Литература

   Косолапов Н. А. Мировая политика как явление и предмет науки // Полис. 2005. № 6.
   Круглый стол «Мировая политика» // Полис. 2005. № 4.

 
< Пред.   След. >