www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow История (П.С. Самыгин и др.) arrow 4.2.1. Реформы Ивана Грозного. Политика опричнины, ее цели и последствия
4.2.1. Реформы Ивана Грозного. Политика опричнины, ее цели и последствия

4.2.1. Реформы Ивана Грозного. Политика опричнины, ее цели и последствия

   Иван IV был сыном Василия Ши Елены Глинской, дочери выходца из Литвы князя Василия Глинского. Великий князь Василий IIІ умер, когда сыну было три года. После смерти матери, великой княгини Елены (по одной из версий — ее отравили), Иван, которому исполнилось тогда восемь лет, остался круглым сиротой. Страной управляла Боярская дума. Наступила зпоха боярского правления, период беззакония, насилия, вражды и борьбы за власть — преимущественно между двумя наиболее знатными боярскими семьями — князьями Шуйскими и Вельскими. То одна, то другая партия захватывала власть и преследовала побежденных противников. В результате многолетних кровавых распрей верх одержали родственники покойной Великой княгини Елены — Глинские. Иван, от природы умный, живой, впечатлительный и наблюдательный, рос в обстановке заброшенности и пренебрежения. Родственники-бояре не только не заботились о его образовании и воспитании, но даже плохо одевали и кормили его и младшего брата Юрия, а иногда к прямо обижали и оскорбляли Ивана.
   Великому князю не было еще и полных 17 лет, когда 16 января 1547 года он был торжественно коронован как царь всея Руси. При участии Макария в окружении молодого царя оказались те лица, которым суждено было в глазах современников символизировать новое правительство — «Избранную раду». «Избранная рада» была органом, который осуществлял непосредственную исполнительную власть, формировал новый приказный аппарат и руководил им. Ей были проведены наиболее важные реформы. Наиболее авторитетными политиками нового правительства стали Адашев и Сильвестр. При «Избранной раде» было завершено оформление центральных органов государственного управления — приказов (до середины 60-х годов их называли «избами»). Одним из первых приказов была Челобитная изба, которую возглавил Адашев, Главной функцией этого учреждения был прием челобитных (жалоб) на имя государя и проведение по ним расследования. Таким образом, Челобитная изба фактически становилась высшим контрольным органом. Руководство этим приказом давало Адашеву огромную власть н авторитет. Главой Посольского приказа (ведомства иностранных дел) стал дьяк Иван Михайлович Висковатый, который около 20 лет руководил русской внешней политикой, пока не был казнен в годы опричнины. Поместный приказ занимался распределением поместий и вотчин между служилыми людьми. Разрядный приказ функционировал в качестве штаба Вооруженных Сил: то есть определял, сколько служилых людей и из каких уездов должно выйти в полки. Разбойный приказ вел борьбу против «разбоев» к «лихих людей». Земский приказ ведал порядком в Москве.
   Реформы коснулись и организации верхнего эшелона управления. В частности, было несколько ограничено местничество. Суть данного порядка заключалась в том, что при назначении служилых людей на те или иные должности учитывалась, прежде всего, их «порода» — происхождение, а не личные заслуги. Потомки должны были находиться друг с другом в тех же служебных отношениях — начальствования, равенства, подчинения — что и предки.
   Указ 1550 г. ввел два ограничения местничества. Первое касалось молодых аристократов. Их нельзя было в 15—18 лет (а с 15 лет начинали службу) назначать воеводами, а дать низкое назначение тоже было невозможно: «поруха» чести. Было решено, что служба молодых людей на невыcоких должностях не считается прецедентом. Произошло 'вное «огосударствление» местничества.
   Реформа местного управления. Укрепление государства (монархии) требовало решительной замены неэффективного в условиях централизованного государства аппарата местной власти, сложившегося при боярском правлении. Первостепенной задачей являлось создание аппарата чиновников. В соответствии с проведенными преобразованиями устанавливался порядок, согласно которому сами подданные избирали чиновников для несения государственных функций. Выбранные в городах и волостях целовальники и старосты становились «чиноначальными людьми» государства. Выборность и сменяемость этих лиц ставила их деятельность (в пользу государства и контролируемую государством) также и под контроль подданных. Власть на местах издавна принадлежала наместникам (в уездах) и волостелям (в волостях). Они получали эти территории в «кормление». В пользу кормленщика шли судебные пошлины. Кормления были системой вознаграждения за службу: должности наместников и волостелей на определенный срок получали в вознаграждение за участие в военных действиях. Неэффективность данной системы повлекла за собой ее отмену. Что же касается денег, которые ранее шли кормленщикам, то их отныне взимало государство в качестве налога. Из этого централизованного фонда можно было платить «помогу» (заработную плату) служилым людям. Уложение о службе. В 1555—1556 гг. было принято Уложение о службе. Определялось, с какого количества земли должен выходить вооруженный воин на коне; если вотчины или поместья феодалов были большими, то владелец обязывался выводить с собой вооруженных холопов.
   Судебная реформа. В 1550 г. был принят новый судебник. Судебник закреплял создание в Московском государстве «праведного» (справедливого) суда, контролируемого «лучшими людьми» из данного сословия на местах. Однако до создания постоянных верховных сословно-представительных учреждений дело не дошло.
   Целям укрепления государственной власти должна была служить реформа церкви. Царь хотел получить санкцию церкви на государственные преобразования и в то же время принять меры к подчинению церкви, ограничению ее привилегий и земельных ресурсов.
   Общерусская церковная реформа была проведена на Стоглавом соборе, названном так по сборнику его постановлений, состоявшему из ста глав («Стоглав»). На открывшемся 23 февраля 1551 года Соборе присутствовали помимо высших духовных чинов сам царь, князья, бояре и думные дьяки.
   Собору предстояло заняться самыми различными сторонами церковной жизни — обсудить меры по укреплению дисциплины среди духовенства, провести унификацию обрядов, улучшить моральное состояние служителей церкви, решить проблему церковного землевладения и привилегий церкви.
   Собор унифицировал церковные обряды. Так, он официально узаконил под страхом анафемы двуперстное сложение при совершении крестного знамения и «сугубую аллилуйю». Продажа церковных должностей, взяточничество, ложные доносы, вымогательства стали столь распространенными в церковных кругах, что Стоглавый собор вынужден был принять ряд постановлений, несколько ограничивающих произвол как высших иерархов по отношению к рядовому духовенству, так и последнего по отношению к мирянам. Пошлина с церквей отныне должна была собираться не десятниками, злоупотреблявшими своим положением, а земскими старостами и десятскими священниками, назначаемыми в сельских местностях.
   Таким образом, система реформ, предпринятых фактическим правительством в конце 40—50-х гг. XVI века, по самой своей сути была изначально связана с идеей ограничения царской власти «мудрым советом», то есть той или иной формой представительства, выражающей, в отличие от кастовой Боярской думы, интересы служилой массы и верхов посада. Реформы «Избранной рады» привели к крупным военным и внешнеполитическим успехам русского государства.
   Однако уже в 1560 г. произошел разрыв между царем и его советниками Адашевым и Сильвестром. Иван IV обвинил их в сговоре с целью утвердить в государстве ограниченную монархию, где царь «почтен» лишь «председателем», обладает номинальной властью, в то время как реальная власть находится в руках его советников. Итогом данного противостояния стало падение правительства «Избранной рады», начало эпохи самодержавного царского правления.
   Центральным событием истории XVI века являлась опричнина. В течение семи лет, с 1565 по 1572 г., в Московском государстве разгорелся и пылал, по образному выражению современника этих событий князя Андрея Курбского, «пожар лютости», унесший десятки тысяч человеческих жизней. В середине 60-х годов произошло резкое обострение внутриполитических противоречий в стране: ситуация становилась тревожной. В апреле из Юрьева Ливонского (ныне г. Тарту) бежал в Великое княжество Литовское опытный и видный воевода князь Андрей Михайлович Курбский. Беглый боярин прислал из-за рубежа краткое послание своему бывшему монарху, в котором гневно обвинил царя в тирании, казнях невинных людей.
   3 декабря 1564 г. царь с семьей и приближенными выехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. К концу декабря он добрался до Александровской слободы — села, где не раз отдыхал отец Ивана IV. Оттуда 3 января 1565 г. в Москву приехал гонец, который привез две грамоты.
   В первой, адресованной митрополиту Афанасию, сообщалось, что «государь положил свой гнев на всех епископов и настоятелей монастырей, а опалу — на всех служилых людей, от бояр до рядовых дворян, поскольку служилые люди плохо служат, а церковные иерархи их покрывают». Поэтому он, «от великие жалости сердца, не хотя их изменных дел терпети, оставил свое государство и поехал, где вселится, иде же его государя бог настовит».
   Вторая грамота была адресована всему посадскому населению Москвы, в ней царь заверял простой московский люд, чтобы «они никакого сомнения не имели, гнева и опалы у царя на них нет».
   Московские люди, выслушав царские грамоты, решительно потребовали, чтобы бояре упросили вернуться царя на государство. Уже через два дня депутация духовенства и бояр была в Александровской слободе. Царь смилостивился и согласился возвратиться, но при двух условиях: «изменников ... на тех опала своя класти, а иных казнити», а во-вторых, «учинить ему на своем государстве себе опричнину».
   Слово «опричнина» употреблялось лет за сто до Ивана IV. Происходит оно от слова «опричь», являвшегося в древнерусском языке синонимом слова «кроме». После смерти или гибели воина на поле боя поместье, пожалованное ему за службу Великим князем, забиралось в казну, опричь (кроме) небольшого участка земли — своеобразного пенсионного фонда, который отдавали его вдове и детям. Этот остаток поместья и назывался «опричниной». Таким образом, Иван Грозный назвал опричниной небольшой «пенсионный» удел, в который он «удалялся от царствования». Вся страна — «земщина» — оставалась, согласно его уверениям, в управлении Боярской думы.
   Фактически введение опричнины свелось к кровавой полосе бессмысленных убийств, совершавшихся по велению царя. Царский указ одинаково сгонял с земли и удельного князя, владельца наследственной территории, и мелкого служилого человека. Власть, по мнению царя, должна была внушать всем страх. Иван IV был убежден в христианском долге его подданных (включая родственников) — служить царю. Государь и считал-то их не подданными, а рабами, холопами, которых волен казнить или жаловать: «А жаловати есмя своих холопей вольны, а и казнити вольны же». В этих словах Ивана IV выражена сама суть его правления. Царь всячески старается обеспечить всенародную, всесословную поддержку его политики. Видимо, с этой целью указ о введении опричнины был представлен на утверждение Земского собора в феврале 1565 г.
   Долгое время в литературе было распространено мнение: опричнина — дело исторически необходимое, поскольку России, чтобы выжить, нужна была централизация, а бояре вроде бы были ее противниками, поэтому и приходилось их уничтожать. Ныне состав жертв опричного террора изучен. На каждого боярина или дворянина приходилось, по меньшей мере, 3—4 рядовых служилых земледельца, а на каждого последнего — по десятку лиц из низших слоев населения.
   Осенью 1572 г. государь опричнину «отставил», а все связанное с ней было предано забвению. Наказанию кнутом подлежал тот, кто только осмеливался произнести это слово. Отмена опричнины, однако, не прекратила террора. Он продолжался, но в меньших масштабах.
   Последствия опричнины. После опричнины в стране разразился тяжелейший экономический кризис — деревни и села Центра и Северо-Запада (Новгородские земли) запустели. По прочтении писцовых книг конца XVI века возникает впечатление, будто страна пережила вражеское нашествие. Необработанными оказались до 90 % земли. К тому же в 1570—71 гг. в дополнение, ко всем бедам на Россию обрушилась эпидемия чумы.
   Крайнее истощение страны, как следствие опричнины, отразилось и на ее внешней политике.

 
< Пред.   След. >