www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Политология (Под ред. проф. С.В. Решетникова) arrow §2. Политическое лидерство
§2. Политическое лидерство

§2. Политическое лидерство

   Политическое лидерство в системе властных отношений занимает особое место. В лидерстве наиболее ярко проявляется "видимость" власти, ее наглядность. Политические лидеры персонифицируют собой власть. Они обладают таким огромным влиянием, которое несоизмеримо с влиянием других субъектов политики.
    
   Политическое лидерство как властеотношение
   По объективным и субъективным причинам политическая активность людей неодинакова. М. Вебер писал, что есть "политики по случаю", то есть рядовые члены общества с минимальным политическим влиянием, которые проявляют себя лишь в период выборов, референдумов. "Политиками по случаю", считал М. Вебер, мы являемся и тогда, когда рукоплещем или протестуем на "политическом" собрании, произносим "политическую" речь. Кроме "политиков по случаю" есть "политики по совместительству". Это те, кто временно занимается политикой, принимая участие в работе политической организации. Такими политиками являются многие парламентарии, работающие от сессии до сессии, партийные функционеры, активисты общественно-политических организаций. И есть, по Веберу, политики-профессионалы, которые живут для политики или за счет политики. Лидеры – это особый тип политиков-профессионалов, живущих для политики. Политика есть дело их жизни. Политика для них – подлинное человеческое деяние и сфера полной самоотдачи.
   Политическое лидерство есть феномен власти. В лидерстве четко проявляется способность одного лица, находящегося на вершине властной пирамиды, изменять желаемым для себя образом социальное поведение других людей, социальных слоев, общества (если речь идет об общенациональном лидере).
   Вместе с тем лидерство – это власть особого рода. В лидерстве властные отношения отличаются максимальной асимметричностью, максимальным неравенством, поскольку лидер аккумулирует у себя власть, способную заставить делать то, что он приказывает, всех членов группы, организации, а в случае с нацией – всех граждан.
   Особенностью лидерства как властеотношения является то, что власть лидера носит неформальный характер. Это не власть по должности, а власть авторитета, который имеет продолжительное влияние. Авторитет и влияние лидера складываются стихийно и поддерживаются неофициальными средствами группового контроля. Формируется социально-психологический процесс лидерства, который отличается от руководства как юридически регламентированного процесса.
   Однако должность и лидерство в политике тесно взаимосвязаны. "Реальное" лидерство в своей основе неформально, но, имея авторитетно-властные полномочия, лидер чаще всего со временем занимает и определенную должность. Должность может стабилизировать положение лидера, может значительно усилить или ослабить его. "Реальное" лидерство и формальное занятие должности могут частично перекрывать друг друга, но не совпадают полностью. Некоторые лидеры не занимают высших должностей, и многие из тех, кто занимает официальные позиции на вершине должностной иерархии, не являются лидерами. Так, академик А. Сахаров был безусловным лидером демократической оппозиции в СССР, хотя и не занимал высокой политической должности, а королева в Великобритании или президент в ФРГ не являются политическими лидерами, несмотря на высшую ступеньку во властной иерархии, которую они занимают. Таким образом, хотя лидерство и формальное должностное положение оказывают влияние друг на друга, но лидер – это только тот, кто влияет на людей независимо от того, занимает он должность или нет.
   Лидерство как власть характеризуется и тем, что оно осуществляется по широкому кругу вопросов. Политические лидеры осуществляют свою власть над экономической и социальной сферой, над внешней политикой и безопасностью. Их влияние распространяется на культуру и искусство, т.е. решение, которое принимает лидер, может затрагивать любую общественную проблему.
   Лидерство также предполагает не просто случайное использование власти, а продолжительное влияние. Поэтому лидерство рельефнее проявляется в условиях организованных групп. Чем организованнее группа, тем длительнее и феномен лидерства. Лидерство в толпе ситуационно, носит локальный и временный характер, и только организация пролонгирует лидерство на достаточно длительный срок.
   Политическое лидерство, отмечал французский политолог Ж. Блондель, есть одна из самых высоких и самых охватывающих форм власти. (Ж. Блондель. Политическое лидерство. Путь ко всеобъемлющему анализу //Политология вчера и сегодня. Вып. 4. Реферат. Сборник. – М. – 1992. – С. 128). Лидеры выполняют ряд важнейших функций, в которых проявляется специфика их деятельности.
   Функции политического лидерства
   Изучая политику как лидерство, американский исследователь Р. Такер выделил три основные функции, которые выполняет лидер. Во-первых, это диагностическая функция. "Постановка диагноза" – период, когда лидер изучает ситуацию, оценивает ее , определяя наиболее важные проблемы, вычленяя негативные тенденции и устанавливает, что и как должно быть исправлено. Свои выводы лидер делает на основе полученной информации от советников, помощников. Но, учитывая оценки экспертов, лидер, и только он, ставит "диагноз" ситуации.
   Диагностическая функция связана с директивой. Директивная функция включает в себя определение направления действий: как и что конкретно надо предпринять в определенный момент, чтобы решить проблему.
   Но лидерство – это нечто большее, чем анализ и принятие решений. Это и "мобилизация" на выполнение решений, вовлечение в конкретную деятельность тех, кто нужен для решения задачи и достижения поставленной цели. Лидерство в политике выполняет важнейшую мобилизационную функцию. Вокруг лидера сплачиваются группы, социальные слои, нация в целом. Многие исследователи политического лидерства считают, что разнообразные социальные интересы только с приходом лидера получают четкое оформление и переносятся в центр политической жизни. Лидер способствует политической самоидентификации индивидов, социальных групп, слоев. Действуя на людей в массе, лидеры способны воодушевить и повести их за собой на реализацию самых сложных задач, требующих от граждан и мужества, и жертвенности, и героизма.
   Таким образом, лидер – это авторитетный член организации или социальной группы, влияние которого позволяет ему играть главную роль в принятии решений в политическом процессе и конкретных ситуациях. "Идеальное" лидерство есть сочетание трех основных функций: "постановки диагноза", определения направления действий и мобилизации.
    
   Личные качества и роль среды в политическом лидерстве
   Что является определяющим в лидерстве – личностные качества или ситуация, которая востребовала данную личность, сделала ее необходимой Спор об этом идет давно. В работе "К вопросу о роли личности в истории" Г.В. Плеханов дал классический марксистский ответ, что личность лишь видоизменяет физиономию развития, но тенденции развития остаются неизменными. И заметил по поводу Наполеона, что нужна была шпага, и ее призвали. Французский философ Ж.-П. Сартр, размышляя над выводом Плеханова, ответил: не в том ли весь вопрос, какая шпага призывается, и всякий ли из призванных генералов мог сделаться императором и залить кровью Европу. Спор продолжается. Это не удивительно, так как лидерство – явление многомерное, и при его изучении применяются разные подходы. Наиболее интересные исследования как раз и связаны с изучением личностных качеств, необходимых для лидера (концепция черт лидера), и с анализом взаимосвязи лидера и среды, лидера и его последователей.
   Очень многие исследователи подчеркивают значимость психологических качеств для лидера. Так, М. Вебер считал, что политику по призванию необходимо обладать такими личностными качествами, как страстью к делу, чувством ответственности и глазомером – способностью точной оценки ситуации. Если же политик имеет психологическую склонность уходить от ответственности и к тому же тщеславен, то он быстро утратит позиции политического лидера.
   На рубеже XIX-XX веков повышенный интерес возник к взаимоотношениям лидера и массы, так как в активную политическую борьбу в тот период включились широкие слои трудящихся. Французские ученые Т. Тард и Г. Лебон обратили внимание на особую роль лидера в массовых движениях и на психологические качества лидеров. Политический лидер должен быть хорошим психологом, инстинктивно понимать душу толпы, уметь воздействовать на ее инстинкты. Лебон заметил, что нередко лидерами толпы оказываются нервно-возбужденные люди, но одаренные сильной волей.
   Русский социолог и представитель народнического движения Н.К. Михайловский в работе "Герой и толпа" также отмечал необходимую для лидерства способность – уметь быть гипнотизером, чтобы повести за собой массы куда угодно.
   Психологический редукционизм получил классическое развитие в работах австрийского психоаналитика З. Фрейда (1856-1939 гг.). В XX веке интерес к психологии лидерства и изучению важных для лидеров качеств личности сохранился, но появились и новые аспекты исследования. Г. Лассуэлл обратил исследовательское внимание на психопатологию в политике и на опасности, которые несет политическое поведение лиц с отклонениями в психике. Свойства человека как живой личности и их влияние на политический процесс изучал Э. Фромм, немецко-американский психолог и социолог (в США с 1933 г.). В работе "Анатомия деструктивности" Э. Фромм исследовал черты характера Гитлера. Некрофилия Гитлера, деструктивные наклонности, озлобленность и мстительная ненависть оказали определяющее воздействие и на его политическую деятельность. Многие решения фюрера были порождением иррациональной деструктивности, считает Э. Фромм.
   Интерес к психопатологии в политике не случаен, так как возникновение оружия массового поражения и огромные силовые ресурсы власти создают серьезную угрозу цивилизации. "Достаточно одного, почти незаметного нарушения равновесия в психике нескольких руководящих людей, чтобы утопить мир в крови, в огне и в радиоактивности”, – писал швейцарский психолог К. Юнг. (Юнг К.Г. Современность и будущее. – Мн. – 1992. – С. 46).
   Изучение черт лидеров позволило обобщить огромный эмпирический материал. Американский исследователь Р. Стогдилл проанализировал 124 изыскания, основанных на "теории черт" лидеров и столкнулся с непреодолимыми трудностями, так как не было ни одной черты, с которой были бы согласны все авторы. Оспаривались даже такие, на первый взгляд, необходимые качества, как сила воли и ум.
   Несмотря на трудности, с которыми столкнулись сторонники теории "черт лидера", следует признать, что личностный фактор значит очень много, но он приобретает весомость лишь в контексте деятельности лидера. Черты лидера следует рассматривать не изолированно от социальных условий, а в связи с ними, и не в статике, а в динамике.
   Среда для формирования и деятельности лидера имеет огромное значение. Разные политические режимы создают и разные возможности для реализации тех или иных целей и политических инициатив лидера. При устойчивом конституционном правлении авторитарные замашки лидера "гасятся" механизмом сдержек и противовесов. Развитая правовая культура общества препятствует сомнительным в правовом отношении инициативам лидера. Таким образом, среда вводит ограничения для деятельности лидера или создает благоприятные возможности для развития тех или иных предрасположенностей его характера.
   При исходных экономических и политических условиях личность накладывает отпечаток на всю систему. Понятна разница, например, между венгерским политическим лидером Я. Кадаром и политическим лидером Румынии Н. Чаушеску. Тоталитарные режимы в Германии, Италии, России возникли в результате первой мировой войны, революций и контрреволюций, но многое в истории этих стран определяется личностью диктатора, который находился на вершине власти. Верно и то, что разные системы создают и разные условия для реализации конкретных личностных качеств.
   Однако абсолютизация влияния среды может вообще свести лидерство лишь к функции ситуации, к эпифеномену. На самом деле среда создает конкретную ситуацию, в которой действует лидер. Средства, находящиеся в руках лидера, также обусловливают процесс его реагирования на проблемы и пути их реализации. Сам лидер – часть среды и не может отделить себя от нее. Лидер зависит от того, что среда создает, подсказывает и даже диктует.
   В последнее время ученые все больше ориентируют на создание "общей теории лидерства", которая бы открывала путь к всеобъемлющему анализу лидерства как социально-властного феномена, но пока политология находится в состоянии, которое определил американский политолог Ю. Дженнингс: "Никто не может быть удовлетворенным и сказать, что тайна лидерства открыта" (Цит. по: Ашин Г.К. Лидерство: социально-политические и психологические аспекты //Политика: проблемы теории и практики. Вып. VII. Ч. 2. – М. – 1990.).
    
   Типология лидерства
   В политологии существуют различные классификации политических лидеров. Многообразие классификаций определяется многомерностью самого лидерства как властеотношения и возможностью применять разные подходы для выделения типов лидеров.
   Довольно часто используется упрощенная типология, основанная на дихотомии, т.е. на противопоставлении двух типов лидеров: лидеры "львы" и "лисы" (Н. Макиавелли), "реальные" лидеры – менеджеры (Р. Такер), "лидеры-преобразователи" и "лидеры-дельцы" (Дж. Мак Грегор Бернс). Дихотомический подход традиционен, но действительность гораздо сложнее, поэтому применяются и более сложные типологии лидеров.
   Г. Лассуэлл предложил свою классификацию, в основе которой – склонность лидеров к определенной модели поведения. Лассуэлл выделил лидеров-агитаторов, организаторов и теоретиков. Лидеры-агитаторы предпочитают воздействовать силой слова, ораторским искусством, личным образом, примером поведения. Лидеры-организаторы отдают предпочтение работе с кадрами, их привлекает использование возможностей организации для усиления своего влияния. Теоретики воздействуют силой интеллекта. Есть лидеры, у которых четко можно выделить сферу поведенческого предпочтения, но есть и такие, где сделать это затруднительно. Так, В.И. Ленин – лидер, у которого и агитаторское, и организаторское, и теоретическое в лидерстве было выражено одинаково ярко.
   Интересной является классификация, предложенная С. Хуком. Критерием классификации С. Хук сделал степень воздействия лидеров на события и способность ими управлять. На этом основании он поделил всех лидеров на две неравные группы. В первую вошли лидеры, способные прекрасно ориентироваться в ситуации и использовать ее. Это эвентуальные лидеры, лидеры, использующие события. И вторая, небольшая группа лидеров, способных самостоятельно творить события, делать историю по-своему, т.е. лидер, делающий событие. Эти лидеры круто меняют исторический процесс. В первую очередь С. Хук называет в этой группе В.И. Ленина и Наполеона.
   Вариант, предложенный М. Вебером, базируется на идеальных типах господства. На этой основе выделяются и идеальные типы лидерства: традиционный лидер, лидер харизматический и лидер рационального типа. Традиционное лидерство основано на обычае, утвердившейся традиционной норме. Так, старший сын монарха после его смерти сам становится монархом. Лидерство рационального типа или бюрократическое лидерство легитимируется законом. Лидер-чиновник выступает не как личность, от которой исходит власть, а как исполнитель определенной государственной функции, символизирующей собой рациональное управление. Власть харизматического лидера легитимирована верой в его особый дар, способности эффективно решать все проблемы.
   Харизматический лидер представляет собой интерес для современного политического анализа. Харизмой в той или иной степени обладают многие политические лидеры. Но XX век показал, что лидер с харизматическими качествами может превращаться в фюрера, полубожественного вождя, чей образ вызывает одновременно страх, любовь и восторг. Подобный лидер требует беспрекословного подчинения своей воле и сам полон внутреннего убеждения, что он один знает способ решения поставленных задач.
   Современные харизматические вожди порождаются массовыми движениями протеста. Они имеют тенденцию к реализации в условиях плебисцитарной демократии. В массовых обществах, делал вывод М. Вебер, цезаристский элемент неистребим. Избранные всеобщим голосованием народа политические лидеры общегосударственного масштаба имеют колоссальное могущество и стоят как бы над другими ветвями власти, неся ответственность только перед народом.
   Необходимость в харизматическом лидере обычно проявляется в период социальных кризисов, когда традиционные властные институты дают сбой и не в состоянии адекватно реагировать на изменившиеся условия и принимать нестандартные решений. К харизматическому лидерству также тяготеют политические системы, в которых начинается процесс модернизации, а стабильные социальные институты отсутствуют, нет демократических традиций и развитого правового сознания.
   Роль харизматических лидеров усиливают два обстоятельства. Во-первых, развитие средств массовой информации дает лидеру возможность напрямую обращаться к миллионам людей и использовать свои качества демагога. Второе – кризис массовых партий и в целом ослабление партийного влияния на избирателей.
   Плебисцитарные харизматические лидеры не обязательно диктаторы, но они напрямую избираются народом, опираются на его поддержку, отличаются твердостью и решительностью в проведении политической линии, что импонирует массам; они знают, чего хотят и не меняют свою политику под влиянием ситуации. Для современных плебисцитарных харизматических лидеров характерно стремление подняться над партийными и социальными интересами и играть роль объединяющего начала нации.
   На пути превращения харизматического лидера в диктатора можно поставить институциональные и правовые заслоны. Прежде всего, они не должны обладать абсолютной властью над силовыми структурами и средствами массовой информации. Тем самым блокируется харизматический прорыв в диктаторы и правит все-таки закон, а не воля. Там же, где институты демократического контроля слабы, они быстро ликвидируются харизматическим лидером, возникает плебисцитарный вождь, попирающий представительную демократию. Административные структуры становятся средством укрепления личной власти, пропагандистско-репрессивный аппарат начинает работать под полным контролем лидера-диктатора. Харизматическая власть нестабильна, так как основана не на традиции или законе, а на вере в харизму лидера, в миссию, которую данный лидер должен выполнить, и способность к выполнению которой он вынужден постоянно доказывать.
   Только в условиях развитой либеральной демократии с традиционно сильным уважением к демократической процедуре и закону нет опасности перерастания харизмы лидера в вождизм. Тогда и возникает политический баланс в системе властных отношений: лидер – политическая элита – группы интереса – народ.

 
< Пред.   След. >