www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow История России (Россия в мировой цивилизации). Курс лекций (А.А. Радугин) arrow 1. Внутренняя политика
1. Внутренняя политика

1. Внутренняя политика

   Распад Советского Союза подтолкнул “парад суверенитетов” бывших автономных республик и даже автономных областей в России. Осенью 1991 г. все автономные республики провозгласили себя суверенными государствами. Российские области и края, недовольные экономическими привилегиями, которые имели автономии, начали борьбу за равноправие субъектов Федерации. К лету 1992 г. десятки республик и областей задерживали, а некоторые вообще превратили отчисления налогов в федеральный бюджет. Появились призывы к превращению России в конфедерацию. Безусловно, усиление недовольства людей в национальных республиках имело объективные причины. Татария, например болезненно воспринимала почти безвозмездную перекачку нефти за пределы республики, а Якутия, занимающая одно из первых мест в мире по добыче алмазов и золота, практически не участвовала в распределении доходов от их реализации.
   В условиях обострения экономического кризиса и обнищания большинства населения часть старой партийно-хозяйственной элиты в регионах России, умело критикуя политику Москвы, в то же время достаточно быстро достигла согласия с новым российским руководством. Новая элита сформировала органы исполнительной власти, старая номенклатура, как правило, контролировала Советы и экономические структуры на местах. Так сложился союз двух политических элит — новой и старой. Он и стал основой российской государственности после августа 1991 г.
   Правительство России оказалось в чрезвычайно сложном положении. Его политика, особенно в национальном вопросе, отличалась в это время непродуманностью и непоследовательностью. Так, например, когда бывший советский генерал Д. Дудаев разогнал в сентябре 1991 г. Верховный Совет Чечено-Ингушской автономной республики и демонстративно объявил об отделении Чечни от России, было очевидно, что это — государственный переворот. Но незаконные вооруженные формирования не были разоружены, а о мятежной республике Правительство России предпочло как бы “забыть” на достаточно длительное время. Явно не готово было Правительство и к трудным переговорам с руководством Татарстана. 31 марта 1992 г. в Москве был подписан Федеративный договор (отказались подписать Чечня и Татарстан), который сформировал новый характер российского федерализма. Теперь субъектами Федерации стали не только автономии, но и все края и области, а также города Москва и Санкт-Петербург.
   Осенью 1991 г. Б.Н. Ельцин назначил на ключевые посты в Правительстве для проведения в жизнь радикальных экономических реформ группу молодых политиков во главе с Е.Т. Гайдаром. Новые министры (А. Шохин, А. Чубайс, А. Нечаев) были высокообразованными экономистами, сторонниками политики так называемой “шоковой терапии”, что предполагало достижение макроэкономической стабилизации, т. е. равновесия между платежеспособным спросом и товарным предложением. Намечалось единовременно разморозить все цены, освободить от ограничений доходы, проводить жесткую кредитно-денежную политику, в сжатые сроки осуществить приватизацию государственной собственности. Правительство было убеждено, что энергичные рыночные реформы будут благодатны для всех. Да и в обществе, уставшем от тотального дефицита последних лет горбачевской власти, преобладали надежды на скорое улучшение дел в российской экономике. Сам Президент внушал народу мысль, что рыночные реформы пройдут без ухудшения жизненного уровня людей. Предупреждения некоторых экономистов о том, что этот процесс в нашем обществе с, неразвитой гражданской культурой и низкими доходами приведет к драматическим общественным конфликтам, игнорировались.
   В начале 1992 г. Правительство освободило цены на большинство товаров от государственного контроля. Одновременно резко ограничивался доступ к дешевым банковским кредитам (учетная ставка Центробанка быстро выросла в несколько раз). До минимума сводились расходы бюджета на социальные нужды. Существенно сокращались затраты на содержание армии. Реформаторы предполагали примерно пятикратное повышение цен, но на деле цены выросли в течение года более чем в 100 раз. Уже через два месяца после начала реформ Правительство было вынуждено повысить заработную плату (примерно на 70%): но это вызвало лишь новый виток роста цен. Моментально обесценились и вклады населения в Сбербанке. Большинство граждан страны в течение нескольких месяцев оказались за чертой бедности. Предприятия-монополисты при отсутствии конкуренции и отлаженных механизмов регулирования спроса и предложения продолжали взвинчивать цены, попадая при этом в порочный круг: каждое новое повышение оборачивалось для них же ростом тарифов на перевозку товаров, цен на сырье и энергию. Надежды на сдерживание инфляции рухнули. Невероятно быстрый рост взаимных неплатежей предприятий привел к тому, что Правительство вынуждено было вновь резко расширить кредитование народного хозяйства. Выпуск наличных денег за 1992 г. увеличился в 20 раз по сравнению с 1991 г.
   Особенностью бывшей советской экономики была ее чрезмерная загруженность военными заказами. Продуманной концепции перехода огромного количества предприятий, НИИ и КБ на “мирные рельсы” у Правительства не было. В результате уникальные предприятия, порою не имевшие аналогов по своим научным и технологическим достижениям в самых передовых странах Запада, перешли на выпуск дешевого ширпотреба, теряя лучших специалистов и во многом утрачивая перспективу своего развития. Постепенно падение производства начинает переходить в качественно новую стадию. Оно сопровождается интенсивным технологическим регрессом большинства отраслей экономики.
   Правительство Гайдара проявило большую настойчивость в том, чтобы в кратчайшие сроки начать долго откладываемую предыдущим Правительством приватизацию. Уже осенью 1992 г. развернулась “малая” приватизация (разгосударствление кафе, ресторанов, предприятий сферы услуг, магазинов). В конце 1992 г. каждый гражданин страны получил приватизационный чек (ваучер) номинальной стоимостью 10 тыс. рублей, который он мог вложить в акции приватизируемых предприятий и различных инвестиционных фондов. Это предполагало получение в будущем процентов с прибыли в соответствии с количеством вложенных чеков. В стране началась неконтролируемая скупка приватизационных чеков (до весны 1993 г. по ценам в два и более раз ниже их номинальной стоимости). Для определенных категорий состоятельных или предприимчивых людей, частных банков, мафиозных групп приватизационный чек стал средством извлечения значительной прибыли.
   Была сделана попытка преодолеть растущий дефицит бюджета (превышение расходов государства над доходами) за счет резкого повышения налоговых ставок. Это привело к тому, что в наиболее невыгодном положении оказались производители товаров и услуг, порою с трудом сводившие концы с концами. В 1992 г. Россия вступила в Международный валютный фонд. Это вызвало своего рода эйфорию у Правительства: Гайдар заявил, что в ближайшее время Россия получит многомиллионные займы в твердой валюте. Однако обещанные займы не были предоставлены. Международный валютный фонд и страны “Большой семерки” сослались на неустойчивую политическую ситуацию в России. Япония же связала вопрос о финансовой помощи с возвращением ей четырех Курильских островов. Положение в экономике стремительно ухудшалось. В течение 1992 —1993 гг. объем инвестиций в машиностроение снизился на 60%. Началась деградация социальной сферы (сокращается число детских садов, падают объемы жилищного строительства и т. д.). На этом фоне идет стремительное “бегство” денег за границу. Происходит гигантский рост предпринимательства в сфере обращения (различные формы посредничества) и финансовых спекуляций.
   К весне 1992 г. соотношение политических сил в стране начинает быстро меняться. Экономические трудности вызывают все большее недовольство населения. Меняется и стратегия Верховного Совета, который становится политическим центром оппозиционных сил в стране. Он все активнее вмешивается в дела исполнительной власти. Не утруждая себя серьезными размышлениями над истинными причинами экономических неудач, парламентарии решительно обвиняют в них только Правительство.
   Главная схватка между Правительством и его оппонентами произошла на VII Съезде народных депутатов, состоявшемся в начале декабря 1992 г. Оппозиция привела удручающие факты: спад производства за год составил 20%, на 30% сократилось производство мяса, на 22—27% — производство важнейших товаров народного потребления. Президент был вынужден маневрировать. Обвинив Верховный Совет в саботаже реформ, он вместе с тем пошел на уступки, “сдав” депутатам Гайдара. Главой Правительства стал В.С. Черномырдин, который, хотя и не ставил под сомнение необходимость коренных реформ в экономике, тем не менее высказался за их корректировку.
   Конец 1992г. стал важным рубежом в переломе общественных настроений. Стратегический замысел радикальных демократов, пришедших к власти вместе с Ельциным, предполагавший проведение быстрых рыночных реформ без ухудшения материального положения народа, скорое и безболезненное создание гражданского общества, обнаружил свой утопизм и потерпел поражение. Особую тревогу в обществе вызвало стремительное перерождение власти. Новая политическая элита, боровшаяся со старым режимом под лозунгами уничтожения привилегий, за социальную справедливость, придя к власти, стала распоряжаться государственной собственностью как своей личной. В стране нарастали социальные контрасты, невиданного ранее размаха достигла преступность. В сознании людей укоренялись отчаяние и неверие в возможность выхода из сложившейся ситуации.
   Между тем экономическая реформа продолжалась. Более быстрыми темпами прошла приватизация мелких и крупных предприятий (более 70% из них уже к лету 1994 г. были акционированы). Правительству на некоторое время удалось снизить темпы инфляции и несколько стабилизировать курс рубля. Но эти небольшие позитивные результаты не соответствовали реальному положению дел в российской экономики. Дело в том, что во имя формального, чисто показного сокращения бюджетного дефицита Министерство финансов все время делало попытки задержать огромные выплаты аграрному сектору, предприятиям оборонного комплекса, бюджетным учреждениям. Под давлением заинтересованных кругов Правительству эти деньги в конечном итоге приходилось отдавать, печатая денежные знаки, что подталкивало процесс все более неумолимой инфляции. Позитивные результаты экономической политики Правительства были невелики. Реальные доходы населения выросли на 10%, а заработная плата в долларовом выражении — в 3 раза. Однако стремительно происходила поляризация уровней доходов людей.
   В марте 1993 г. борьба исполнительной и законодательной власти достигла опасных пределов. В стране фактически сложилось двоевластие. Ельцин объявил об особом порядке управления страной и назначил на 25 апреля 1993 г. референдум о доверии Президенту и его проекту Конституции. Внеочередной IX съезд народных депутатов, собравшийся 26 марта, попытался отрешить Президента от должности. Но большинство депутатов высказались за доверие Президенту. На референдуме, в котором приняли участие 64% избирателей, преобладающее число голосов (58% от голосовавших) было отдано Президенту. Но оппозиция сочла эти результаты своей победой, так как политика Ельцина, по их мнению, не получила одобрения большинства россиян.
   Летом 1993 г. Верховный Совет приостановил действие президентских указов по приватизации, подготовил законы, отдавшие средства массовой информации под его контроль. В стране активизировались коммунисты, Фронт национального спасения, организации так называемой “державно-патриотической” ориентации.
   До октября 1993 г. экономическое развитие страны находилось в своеобразном плену у политического противостояния Правительства с Верховным Советом. В погоне за популярностью Верховный Совет принял немало законов (о социальных гарантиях военнослужащим, о помощи жителям северных регионов), совершенно не обеспеченных соответствующими финансами. В свою очередь, Правительство приняло решение о новых расходах, не предусмотренных заранее в бюджете государства.
   Отношения между Президентом и Правительством, с одной стороны, и Верховным Советом — с другой, становились все более нетерпимыми. Не стал эффективным арбитром в этом конфликте и Конституционный суд (председатель В.Д. Зорькин). Общественное мнение в стране, особенно после опубликования предлагаемых проектов Конституции, раскололось. С весны 1993 г. противостояние законодательной и исполнительной власти стало приобретать взрывоопасный характер. Возможность сотрудничества и достижения компромисса к осени 1993 г. практически исключалась. В это время все более самостоятельную роль в политическом “раскладе” стремился играть и вице-президент А.В. Руцкой, дистанцировавшийся от позиции Президента практически по всем принципиальным вопросам*. С весны 1992 г., стремясь найти себе более прочную политическую опору, он все чаще стал поддерживать Р.И.Хасбулатова и Верховный Совет в их конфликте с Президентом Российской Федерации.
   Обострились споры и об основных положениях проекта новой Конституции. Самым дискуссионным был вопрос о форме правления. Сторонники Ельцина отстаивали идею введения президентской республики, где Президент фактически руководит всей исполнительной властью и имеет право роспуска парламента. Верховный Совет в большинстве своем отстаивал форму парламентской республики, где законодательная власть имеет больше властных полномочий. Не примирило соперников и созванное летом 1993 г. Конституционное совещание.
   Противостояние Правительства и Верховного Совета нарастало. 21 сентября 1993 г. Президент объявил о прекращении полномочий Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Началась радикальная ломка оставшегося России в наследство от прежних времен советского государственного строя. На 11—12 декабря 1993 г. Президент назначил выборы в новый профессиональный двухпалатный парламент — федеральное собрание, состоящее из Государственной думы и Совета Федерации. Верховный Совет отказался подчиниться президентским решениям и квалифицировал действия Ельцина как государственный переворот. Указ Президента формально противоречил ряду статей действующей Конституции. Конституционный суд посчитал это достаточным основанием для импичмента (устранения от должности) Президента. В ночь на 23 сентября 1993 г. Х Чрезвычайный съезд народных депутатов, на котором не было кворума, отстранил Ельцина от должности и привел к присяге в качестве главы государства Руцкого. Двоевластие приобрело опасный характер. Обе власти действовали наперекор друг другу: принимали указы, рассылали их по стране. Вечером 3 октября сторонники Верховного Совета захватили здание московской мэрии и попытались штурмовать телецентр “Останкино”. 4 октября правительственные войска после танкового обстрела Белого дома — резиденции Верховного Совета — захватили его. В ходе сражений на улицах Москвы в те дни погибло около 150 человек. Хасбулатов и Руцкой и ряд других видных деятелей оппозиции были арестованы. Началось следствие. Президентская сторона всю ответственность за трагедию возложила на Верховный Совет, который в сложных условиях радикальной перестройки старой экономической и политической системы стал последним оплотом консервативных сил. Совсем по-другому оценила события октября 1993 г. оппозиция. Действия Белого дома и его защитников она приравняла к подвигу, призванному спасти Россию от произвола “преступного” ельцинского режима.
   12 декабря 1993 г. состоялись выборы в Совет Федерации и Государственную думу. Одновременно с ними проводился референдум по проекту Конституции. Выборы в Думу проводились по мажоритарно-пропорциональной системе: половина мест разыгрывалась по мажоритарной системе (от каждого округа — 1 кандидат-победитель) и половина — по пропорциональной системе, где места делились между партиями в зависимости от количества поданных за них голосов. В выборах участвовало 13 партий и движений. Многие считали, что наибольшие шансы имеет близкий к Президенту блок Е. Гайдара “Выбор России”. Но результаты поразили всех: ни одна из политических партий, поддерживавших Президента, не набрала более 15% голосов от общего числа избирателей. Главной неожиданностью стал успех либерально-демократической партии во главе с В.В. Жириновским. С учетом голосов, избранных как на индивидуальной основе, так и по партийным спискам, наибольшее число мест получил “Выбор России” — 76 мест, ЛДПР — 63 места, аграрии — 55 мест, компартия — 45 мест. К концу 1993 г. в стране была завершена ликвидация системы Советов народных депутатов.
   Принятие всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. новой Конституции явилось важнейшим этапом демократических преобразований в России. К моменту ее принятия еще не закончилось формирование политических и экономических структур нового общества. Не оформились новые социальные группы и партии. В силу этого Конституция несла черты переходного времени и определенных компромиссов. Наиболее очевидной из них — наделение Президента чрезвычайно широкими полномочиями. В качестве главы государства он определяет политику, назначает главу Правительства. Президент имеет право распускать Думу и назначать новые выборы в случае троекратного отклонения предложенной его кандидатуры премьер-министра. Президента трудно отрешить от должности. В то же время Конституция не позволяет сделать власть Президента абсолютной. В Конституции подробно рассматриваются функции Совета Федерации и Государственной думы, их отношения с Президентом. Субъекты Российской Федерации имеют собственные конституции или уставы, а также органы власти, обладающие высокой степенью независимости, что позволяет учитывать местные интересы. Но субъекты Федерации не имеют права на выход из состава Российского государства, что соответствует и мировой практике.
   В Конституции заявлено, что Российская Федерация — демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Человек, его права и свободы являются, по Конституции, высшей ценностью. Признание человека высшей ценностью, признание многопартийности, принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, признание частной собственности наравне с государственной — все это поставило новую Конституцию в один ряд с законодательствами других правовых государств мира. Конституция подвела окончательную черту под советским периодом отечественной истории.
   Декабрьские выборы 1993 г. серьезно изменили расстановку политических сил в стране. Первым признаком изменения курса Правительства стал выход из него в январе 1994 г. Е. Гайдара и Б. Федорова, наиболее радикальных реформаторов экономики.
   Отличительной чертой правительственной политики в 1994 г. стало стремление к осторожному компромиссу с Государственной думой. Депутаты тоже, с одной стороны, не высказывали явной оппозиции Президенту и Правительству, но с другой — не проявляли и особой охоты в оказании им помощи. Большинство депутатов использовали трибуну Думы не для законотворческой деятельности, а для пропаганды своих взглядов и “зарабатывания” популярности. 23 февраля 1994 г. Дума приняла постановление, объявлявшее амнистию лицам, находившимся под следствием или содержавшимся под стражей в связи с событиями 19 — 21 августа 1991 г., 1 мая 1993 г. и 21 сентября — 4 октября 1993 г.
   24 февраля 1994 г. Президент впервые в истории России обратился к Федеральному собранию с ежегодным посланием о положении в стране. Он отметил, что в сфере экономики одинаково неприемлемы как возврат к временам советской плановой системы, так и продолжение неуправляемой “шоковой терапии”. Правительство избирает на 1994 г. стратегию активной стабилизации: выборочная поддержка перспективных отраслей народного хозяйства, умеренно жесткая финансовая политика, снижение темпов инфляции.
   В апреле 1994 г. Президент добился подписания большинством политических движений России Договора об общественном согласии, что несколько стабилизировало обстановку в стране. Но начавшаяся весной 1995 г. подготовка к новым выборам в Федеральное собрание, намеченным на декабрь, вызвала очередной виток политического противоборства. В ряды критиков Правительства по многим вопросам решительно встали сторонники Е. Гайдара, Б. Федорова (бывшего в 1992 г. министром финансов). На самостоятельную роль с желанием быть лидером так называемых левоцентристских сил, заявивших о необходимости сильной социальной политики, защиты наиболее обездоленных слоев населения, стал претендовать Председатель Государственной думы И.П. Рыбкин. Местная государственная номенклатура, хозяйственные руководители, часть новой буржуазии, тесно связанной экономическими интересами с Правительством, объединились под председательством B.C. Черномырдина в блок “Наш дом — Россия”. Усилили свою критику Президента и Правительства коммунисты, аграрии, национал-патриотические группировки.
   В декабре 1994 г. Правительство начало широкомасштабные военные операции на территории Чеченской республики с целью восстановления там “конституционного порядка”. Правивший в республике бывший советский генерал Д. Дудаев, по сути, еще в 1992 г. взял курс на отделение Чечни от России. Однако Правительство длительное время действовало нерешительно, явно не зная, как подступиться к этой проблеме. Ведь сам Президент в 1992 г. рекомендовал автономиям брать столько суверенитета, сколько они “пожелают”. Поэтому меры Правительства против сепаратистов явно запоздали. Военные действия привели к многочисленным жертвам среди мирного населения, чеченские боевики совершили ряд жестоких террористических акций в соседних с республикой регионах.
   Неудачи федеральных войск, гибель мирных жителей породили в российском обществе всплеск разочарования правительственной политикой. В демократических кругах страны начинается размежевание. В оппозицию Президенту становятся даже некоторые его бывшие соратники. Выборы в Государственную думу, состоявшиеся 17 декабря, продемонстрировали явное “полевение” избирателей, рост их оппозиционности. Прежде всего усилили свои позиции коммунисты. Не достигли поставленных целей аграрии и группировки “национально-патриотической” ориентации. Утратили былую популярность и либерал-демократы. Не добилось желаемого успеха движение “Наш дом — Россия”, оставшееся в глазах избирателей номенклатурной партией, объединившей для победы на выборах усилия столичного и провинциального чиновничества.
   Подвергаясь все более жесткой критике оппозиции, Ельцин решил произвести перемены в Правительстве. Так, должности вице-премьера лишился А. Чубайс, с именем которого чаще всего связывались неудачи экономических реформ и потери бюджете при проведении приватизационных мероприятий.
   Ситуация в российской экономике оставалась предельно сложной. В 1994 г. производственные инвестиции снизились на 33%, в 1995 г. — на 21%. Россия по-прежнему являлась страной, чрезвычайно непривлекательной для иностранных инвестиций (объем их в 1994 г. составил 5 млрд. долларов; для сравнения: Китай получил 34 млрд., Польша — 8 млрд.). Россия упорно превращалась в инвестора и кредитора западных стран (на несколько десятков миллиардов долларов ежегодно, это — нелегальный вывоз капитала из страны и валюта на руках у населения внутри страны, что, по сути, является формой беспроцентных кредитов для США и Германии, чьи деньги предпочитают иметь россияне. В августе 1995 г. страна испытала первый крупный банковский кризис. В стране, как и в начале 30-х гг., сложился огромный недостаток свободных капиталов (внутренних и внешних), крайне необходимых для очередного технологического рывка. По подсчетам Министерства экономики, для этого нужно не менее 150 млрд. руб., в то время как Россия имеет не более одной трети этой суммы. Как эта проблема была решена в 30-е гг. — известно. Вопрос о том, как будет решена эта задача сегодня?!
   В феврале 1996 г. Ельцин объявил о решении вновь выставить свою кандидатуру на президентских выборах 16 июня.
   Его основным соперником стал лидер коммунистов, депутат Государственной думы Г.А. Зюганов. Лейтмотивом предвыборных пропагандистских усилий сторонников Б.Н. Ельцина стало стремление доказать избирателям, что победа президента-коммуниста приведет к реставрации советских порядков, новому переделу собственности, разжиганию социальных конфликтов, идеологическому контролю власти над обществом, возрождению недоверия и враждебности со стороны развитых стран (прежде всего западноевропейских и США) к России. Коммунисты и их союзники строили свою избирательную кампанию на резкой критике, прежде всего, социальной политики правительства. Оснований для этого было более, чем достаточно: не только работники здравоохранения, просвещения, армия, а также практически во всех основных, базовых отраслях промышленности люди по несколько месяцев не получали заработной платы. Невыплаты пенсий приобрели поистине катастрофические масштабы.
   В 1996 г. усилилось действие и другого важного политического фактора, оказывающего резко негативное влияние на весь ход экономической реформы в России — беспомощность центральной государственной власти, доходящее порой до полного ее паралича. Экономисты с огромной тревогой констатировали, что социальная обстановка в стране ухудшалась буквально на глазах. В течение 1996 г., несмотря на заверения правительства, российская экономика не сумела преодолеть кризисный этап своего развития. Социологи отмечали, что для общественных настроений весной 1996 г. была характерна прогрессирующая утрата Б.Н. Ельциным поддержки населения. И тем не менее президентские выборы июня-июля 1996 г. (в два тура) принесли ему победу. Президенту удалось в последний момент добиться существенного перевеса над своим противником (3 июля 1996 г., по итогам II тура ему отдали голоса 37,02% россиян; за Г.А. Зюганова проголосовали, соответственно, 27,73%).
   В определенной степени Б.Н. Ельцину помогло то, что после I тура голосования его открыто поддержал третий по популярности кандидат в Президенты — бывший командующий 14-й армии генерал-лейтенант А.И. Лебедь, сделавший ставку на пропаганду идеи восстановления былого могущества России**. Уже перед II туром выборов А.И. Лебедь занял ответственные посты в высшем руководстве страны — он стал секретарем Совета безопасности и помощником Президента по вопросам национальной безопасности. В этом качестве он начал активную работу по прекращению военных действий в Чеченской республике. К концу 1996 г. активные военные действия на ее территории завершились. Российские войска покинули Чечню. В республике началась подготовка к президентским выборам. На них в январе 1997 г. победил один из соратников погибшего Д. Дудаева — бывший полковник советской армии А. Масхадов.
   А.И. Лебедь очень недолго пробыл в “команде” Б.Н. Ельцина. Осенью 1996 г. он был отправлен в отставку. Неожиданность его смещения еще раз продемонстрировала скрытую от посторонних глаз жестокую борьбу за власть в высшем руководстве страны. Новые кадровые перемещения свидетельствовали об усилении влияния группировок крупнейших промышленников и банкиров, стремящихся к контролю над правительственными структурами, средствами массовой информации.
   Осенью 1996 г. в 50 российских регионах (из 89) прошли выборы глав администраций. После них в верхней палате российского парламента — Совете Федерации уже не осталось сенаторов (так уже привычно у нас их именуют), назначенных в свое время указами Б.Н. Ельцина. Главы местных администраций повсеместно стали выборными. Практически везде выборы проходили в условиях усиления политической апатии и усталости избирателей. Характерно, что победителями на них становились на “политики”, а люди, зарекомендовавшие себя опытными хозяйственниками, умелыми администраторами. То, что губернаторам, уже имевшим репутацию сторонников сильной социальной политики и не допустившим резкого падения производства в промышленности и аграрной сфере, как правило, удавалось победить на выборах, свидетельствовало о тяге избирателей к стабильности, желании продолжения реформ, но в условиях порядка и соблюдения законности.
   Вскоре после выборов Президент Б.Н. Ельцин на длительное время отошел от активной государственной деятельности. Причиной тому явились сложная операция, перенесенная им, и последовавшая за нею болезнь. В начале 1997 г. политическая оппозиция начала шумную кампанию, направленную на внесение для обсуждения в Государственной думе вопроса об отрешении Б.Н. Ельцина от президентских обязанностей ввиду “неспособности по состоянию здоровья” их исполнять. Усилилась и критика А.Б. Чубайса, который во время избирательной кампании руководил предвыборным штабом Б.Н. Ельцина, а затем возглавил Администрацию Президента. Этот политик достаточно ярко продолжил российскую традицию политического фаворитизма, явно претендуя на наибольшую близость и доверительность в отношениях с Президентом, что постоянно раздражает его политических оппонентов.
   В 1996 г. завершилась первая “пятилетка” новой российской государственности. Итоги ее, особенно экономические, достаточно неутешительны. Производительность труда в российской промышленности, по некоторым достаточно авторитетным подсчетам, за это время снизилась на 45%. 13% трудоспособного населения страны являются полностью или частично безработными. Боясь еще больших социальных потрясений, правительство затягивает банкротство неэффективных предприятий (а их, по оценкам самого правительства, может быть до 70%). За годы реформ разрыв в уровнях душевого дохода между верхними по доходам 10% населения и низшими 10% — вырос до отношения 20:1. Многие широко разрекламированные правительством социальные новшества (страховая медицина, негосударственные пенсионные фонды) оказались абсолютно неэффективными. Стремление решить проблему хронических задержек в выплате зарплаты, пенсий породило волну “расходных обещаний” со стороны правительства, но добиться ее решения в полной мере так и не удалось. Правительство сумело добиться в 1996 г. существенного снижения инфляции. Но этого совершенно недостаточно для того, чтобы обеспечить в стране благоприятный инвестиционный климат как для приложения отечественного, так и иностранного капитала.
   1996 г. прошел под знаком усиления разнообразных “репрессий” со стороны правительства против тех, кто не платил налогов (в числе наиболее злостных неплательщиков практически все крупнейшие хозяйственные объекты страны). Однако и для самого правительства более чем очевидна необходимость глубокой налоговой реформы в России, так как высокие налоги буквально душат любую экономическую инициативу.
   Российская власть сформировалась в последние годы под огромным влиянием личности Б.Н. Ельцина. Основой этой власти стала своеобразная властная пирамида, во главе которой постоянно стоит арбитр, примиряющий и постоянно координирующий жестко соперничающие между собой ветви высшей власти (парламент, правительство, президентская администрация). Его лучшие качества как политика проявляются тогда, когда он улаживает конфликты между ними, а теперь — и между более изощренными в своей деятельности разнообразными политическими группировками. До недавнего времени это было удобно, но сегодня обнаруживаются и изъяны нашей политической конструкции высшей власти. Новые политические группировки все меньше нуждаются в подобном арбитре. И это тревожит общество. Возможно, назрела и реформа Конституции.
   Через 5 лет после начала радикальных реформ в российском обществе страна вновь стоит на перепутье.

 
< Пред.   След. >