www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Отечественная история (до 1917 г.) (А.Ю. Дворниченко и др.) arrow § 1. Политическая история IX-XII вв.
§ 1. Политическая история IX-XII вв.

§ 1. Политическая история IX-XII вв.

   Подобно тому как языческая религия восточных славян ярка и многоцветна, так и их история первых столетий богата событиями, насыщена племенной и социальной борьбой. Именно в это время закладываются основы русской государственности, народности и культуры.
   Развитие общественных отношений у восточных славян приводило к формированию новых социальных организмов: союз образовывали племена, которые сами уже входили в племенной союз. Политическая организация таких суперсоюзов ("союзов союзов", "сверхсоюзов") заключала в себе ростки государственности уже в гораздо большей степени, чем предшествующие племенные союзы. Усиливалось значение княжеской власти и дружины, приобретали гораздо большее влияние племенные и межплеменные центры - города. Одним из таких ранних союзов, который включал в себя разноэтничные племена, возник на северо-западе Восточной Европы.
   Летописец повествует о том, что в 862 г. чудь, славяне, кривичи и весь обратились к жителям Скандинавского полуострова - варягам, как их называли на Руси: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". По приглашению прибыли три князя: Рюрик, Синеус и Трувор со своими родами. Рюрик сел в Новгороде, Синеус - на Белоозере, а Трувор - в Изборске.
   Летописная версия уже в XVIII в. стала предметом ожесточенной дискуссии между немецкими учеными - российскими академиками (Г.З. Байер, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлецер) и М.В. Ломоносовым. В спорах родилась целая "норманнская проблема", которая на протяжении последующих двух столетий зачастую становилась объектом ожесточенной идеологической борьбы, позволяла одним, прежде всего зарубежным авторам, отрицать полностью способность восточных славян к созданию собственной государственности, а другим - пренебрегать ролью варягов в отечественной истории. Современные исследователи в большинстве своем признают, что факт приглашения, правда, не трех князей, а одного - Рюрика имел место. Научные изыскания показывают, что игнорировать деятельность варяжских отрядов на Руси так же ошибочно, как и преувеличивать их значение. Оказав значительное влияние на становление княжеской власти, развитие культуры, варяги не принесли на Русь государственности, которая сама зарождалась в недрах древнерусского общества и прошла долгий путь развития.
   В 882 г. воевода Рюрика Олег, везя с собой малолетнего сына Рюрика - Игоря, спустился вниз по Днепру и, хитростью умертвив княживших в Киеве варягов Аскольда и Дира, захватил власть в городе. Между Севером и Югом установились союзнические отношения, которые вскоре переросли в гегемонистские претензии со стороны Полянской столицы.
   Здесь, в Среднем Поднепровье, еще до прихода Олега формировался свой суперсоюз. Во главе его были поляне, территориальным же ядром была "Русская земля" - треугольник, ограниченный Киевом, Черниговом и Переяславлем. Причиной образования этого суперсоюза, как, впрочем, и других, являлась необходимость борьбы с внешними врагами - хазарами, печенегами, варягами. Олег покоряет древлян, северян и радимичей - соседние союзы племен и накладывает на них дань. Покорение осуществлялось отнюдь не только силами княжеской дружины, но и при постоянном участии народного ополчения. Заинтересованность рядовых полян понятна - дань шла не только в пользу князя и его дружины, но и полянской общине.
   Князь Игорь (912-945) продолжил политику своего предшественника. Однако она была менее удачной. В 941 г. он начал войну с Византией, с которой еще в 907 г. князь Олег заключил союз. По его условиям, Византия обязывалась уплатить единовременную контрибуцию, а также давать ежегодную дань. Значительные льготы предоставлялись русским купцам.
   В 911 г. между Византией и Русью был заключен новый договор, который еще более четко оформил правовые нормы в русско-византийских отношениях. Русские суда князя Игоря были атакованы византийцами с помощью "секретного оружия" того времени - "греческого огня". Из специальных труб византийцы забрасывали русские суда горючей смесью. Эффект был настолько потрясающим, что оставшиеся в живых и вернувшиеся на родину русы сравнивали этот огонь с молниями на небесах.
   Но это поражение не остановило Игоря. Под 944 г. в летописи сказано: "Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и словян, и кривичей, и тиверцев - и нанял печенегов, и заложников у них взял - и пошел на греков в ладьях и на конях...". На этот раз греки предпочли откупиться от русского воинства золотом и тканями. Был заключен новый договор, согласно которому Русь лишалась многих прежних привилегий.
   Походы руссов были направлены и в сторону Каспия. Восточные авторы сообщают об ударе руссов в 909-910 гг. по Каспийскому побережью, а также о походе 912 г. в Закавказье. Большой поход был совершен и в 944 г.: русские взяли город Дербент, затем поднялись по Куре в столицу Албании Бердаа и овладели ею. Только начавшаяся эпидемия заставила руссов отказаться от дальнейших военных действий и вернуться на Родину. В 945 г. князь Игорь пал жертвой межплеменной борьбы полян и древлян - одного из покоренных союзов племен. Взяв с древлян дань, с небольшой дружиной Игорь вернулся к ним вновь. Тогда древляне убили его, а древлянский князь Мал отправил к вдове киевского князя Ольге сватов. Пришедшие из Древлянской земли послы заявили Ольге: "Мужа мы твоего убили, так как муж твой словно волк расхищал и грабил, а наши князья хорошие, потому что ввели порядок в Древлянской земле. Пойди замуж за князя за нашего за Мала". Здесь отразились архаические воззрения на характер власти: тот, кто убил своего противника, облеченного властью, мог претендовать и на его жену, и на саму власть.
   Ольга на предложение древлян ответила следующими словами: "Любезна мне речь ваша, - мужа моего мне уже не воскресить; но хочу воздать вам завтра честь перед людьми своими: ныне же идите к своей ладье и ложитесь в ладью, величаясь, а утром я пошлю за вами, а вы говорите: "Не едем на конях, ни пеши не пойдем, но понесите нас в ладье, - и вознесут вас в ладье". Отпустив древлян, Ольга "приказала выкопать яму великую и глубокую на теремном дворе, вне града". На следующее утро древляне сделали все, как посоветовала им Ольга. Киевляне принесли древлян в ладье на двор к Ольге и сбросили их вместе с ладьей в яму, а потом зарыли их живыми.
   Это была только первая месть Ольги. Следующий акт мести - сожжение лучших древлянских мужей, присланных по просьбе княгини. Их сожгли, заманив в баню. В третий раз Ольга устроила кровавую тризну по своему мужу, когда обманутые древляне приготовили меды и перепились - она приказала дружинникам немилосердно рубить их мечами. Все эти "мести" Ольги - не что иное, как звенья языческого ритуала; человеческие жертвы, принесенные Полянским богам и князю Игорю. Затем Ольга совершила карательный поход против древлян. Столица древлян - город Искоростень был взят и разрушен, а жители его убиты или обращены в рабство.
   Укрепление суперсоюза привело к активизации внешней политики и торговли. Русские торговые фактории появляются на территории могущественной Византийской империи. Ольга побывала в Византии с "дружественным визитом" и приняла здесь крещение. Княгиню Ольгу Русская Православная Церковь возвела в ранг святой, и она надолго осталась в памяти народной. Однако ее сын Святослав не принял христианства, и на уговоры матери отвечал: "Как же мне одному принять иную веру? А дружина моя станет насмехаться".
   Еще при жизни матери Святослав ребенком принимал участие в военных действиях. Когда во время похода на древлян два войска сошлись на поле битвы, Святослав бросил копье в древлян. Копье пролетело между ушей коня и упало у его ног - Святослав был еще мал. Но Свенельд и Асмуд сказали: "Князь уже начал: последуем, дружина, за князем" и победили древлян. Эти Свенельд и Асмуд составляли ближайшее окружение князя, выступали в качестве военных предводителей. У Свенельда была собственная дружина. Политический ранг его был настолько высок, что его имя попадает в договор Руси с Византией 971 г. Вполне вероятно, что именно они - эти могущественные воеводы были верховными правителями в период малолетства Святослава, при номинальной роли княгини Ольги.
   Все свое княжение Святослав (964-972) провел в войнах. "Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых. И легко ходил в походах как пардус (гепард), и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел. Не имел он ни шатра, но спал, подостлав потник, с седлом в головах", - таким предстает он со страниц летописи. Такими же были и все прочие его воины. И посылал в иные земли со словами: "Хочу на вас итти".
   Вся жизнь Святослава - это воистину "вечный бой". Его походы 965-968 гг. - как единый удар меча, завершивший объединение восточнославянских племен. Сначала он пошел на Оку и Волгу, где жили вятичи - славянские племена, еще не покорившиеся Киеву. Святослав победил вятичей и возложил на них дань. Но до этого вятичи давали дань Хазарии. Святославу и его воинству пришлось столкнуться с этим мощным государственным образованием, центр которого находился на нижней Волге, а владения простирались до предгорий Кавказа, до Крыма и приуральских степей. Святослав нанес сильный удар этому давнему сопернику Руси. "И в битве одолел хазар, и город их Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов". Ясы (аланы) и касоги - предки современных северокавказских народов. Таким образом, Святослав победно прошел по Северному Кавказу.
   Победы русского князя не могли не обеспокоить Византию, ведь все эти земли находились в "сфере ее жизненных интересов". В 967 г. вспыхнула русско-византийская война. Святослав сначала разбил болгар, захватив 80 крепостей по Дунаю, и стал брать дань с византийцев. Тогда "льстивые" (хитрые) византийцы, действуя в своей излюбленной манере, натравили на Киев печенегов. Киевлянам, а с ними была и княгиня Ольга с внуками, пришлось туго. Если бы не находчивость и сообразительность одного юноши, которому хитростью удалось пробраться сквозь печенежский лагерь и передать известие русским, то неизвестно, чем кончилось бы дело. Воевода Претич сумел отогнать печенегов, но далеко они не ушли. Тогда киевляне послали к Святославу со словами: "Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул. Неужели не жаль тебе своей отчизны, старой матери, детей своих?"
   Святослав вернулся в Киев. Печенеги были разбиты, но оставаться на берегах Днепра князю не хотелось. Его влекли "другие берега, другие воды". "Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае - там середина земли моей, туда стекаются все блага; из Греческой земли - золото, паволоки, вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии - серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы". Старая мать не хотела отпускать князя в новый поход. Но вот она умерла, Святослав оставил в Киеве старшего сына Ярополка и устремился на Дунай. Византия не давала обещанной дани. "И пошел Святослав на греков, и вышли те против русских. Русские сильно испугались великого множества воинов. Тогда сказал Святослав: "Нам некуда уже деться, хотим мы или не хотим, должны сражаться. Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые сраму не имут". Греки были разбиты. Потом были разбиты русские. На войне как на войне!
   В июле 971 г. Святослав потерпел поражение под Доростолом. Начались переговоры с императором. Встречу описал византийский историк Лев Диакон: "Государь (Цимисхий), покрытый позолоченными доспехами, подъехал верхом к берегу Истра (Дуная), ведя за собой многочисленный отряд сверкавших золотом вооруженных всадников. Показался и Святослав, переплывающий реку на скифской ладье. Он сидел на веслах и греб вместе с остальными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны ее свисал клок волос - признак знатности рода. Крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные. Выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга: она была украшена карбункулом (драгоценный камень из семейства гранатовых. - Авт.), обрамленным двумя жемчужинами. Одеяние его было черным и отличалось от одежды других только чистотой. Сидя в ладье на скамье для гребцов, он поговорил немного с государем об условиях мира и уехал".
   По заключенному в Доростоле миру византийцы выпустили Святослава с его воинами, которые отправились в Киев. У знаменитых днепровских порогов им пришлось зазимовать. Здесь, у порогов, в самом узком месте реки их и подстерег печенежский хан Куря. "Убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него".
   Святослав, подолгу находясь вдали от дома, назначил вместо себя наместником в Киеве старшего сына Ярополка, в землю древлян посадил второго сына - Олега, а младшего - Владимира взяли себе новгородцы, решившие "вскормить" князя. Именно Владимиру суждено было победить в кровавой междоусобице, разгоревшейся после смерти Святослава. Ярополк начал войну с Олегом, в которой последний и погиб. Однако пришедший из Новгорода Владимир нанес поражение Ярополку и после его гибели стал княжить в Киеве (980-1015).
   Владимир продолжает политику своих предшественников, стараясь укрепить достаточно рыхлый суперсоюз племен. В 981 и 982 гг. он совершил успешные походы на вятичей, а в 984 г. - на радимичей. В 981 г. отвоевал у поляков Червенские города в Юго-Западной Руси. В 983 г. русские войска ходили на ятвягов - племена Прибалтики, а в 992 г. - "на Хорваты".
   При Владимире растет Киев - "мати градом русским" - осваивается территория, получившая название "город Владимира". Для борьбы с грозной опасностью - печенегами в степи возводятся укрепления, закладывается город Белгород, укрепляется Переяславль. Русские "заставы" богатырские уходят далеко на юг, зорко высматривая степняков.
   Однако в годы его правления набирал силу процесс внутреннего глубинного распада суперсоюза: на смену родо-племенным отношениям шли территориальные связи, формировались города-государства. Великий киевский князь и его окружение стремятся остановить расползание суперсоюза. С этой целью предпринимается ряд мер идеологического характера: устраивается за городом большое языческое капище, затем создается знаменитый языческий пантеон. Все эти меры должны были символизировать единство восточнославянских племен - боги в киевский пантеон свозились со всех земель. Однако остановить ход исторического процесса было невозможно - союз продолжал распадаться. Именно тогда князь Владимир обратил свой взор к христианству - религии, в которой идея централизации, монотеизма является главенствующей.
   Под 986 г. летопись сообщает нам о "выборе вер". К Владимиру в Киев пришли посланцы соседних народов, каждый из которых предлагает и расхваливает свою религию. Пришли волжские болгары магометанской веры (ислам). Из перечня особенностей этой религии Владимиру больше всего не понравилось обрезание, воздержание от свиного мяса и от питья. Он заявил: "Руси есть веселие пить, не можем без того быть".
   Пришли к Владимиру и посланцы от папы из Рима. Им у Владимира тоже нашелся ответ: "Идите откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого". Затем пришли хазарские евреи: верхушка хазарского общества исповедовала иудаизм. Их Владимир сразил следующим вопросом: "А где земля ваша?" - "Разгневался бог на отцов наших и рассеял нас по различным странам". "Как же вы иных учите, а сами отвергнуты богом и рассеяны?" Только византийскому "философу" удалось произнести монолог о преимуществах его веры. Однако и после его пространного вступления Владимир сказал: "Пожду и еще мало".
   В другие страны были направлены "мужи добры и смыслены, числом 10". Наибольшее впечатление на послов произвело византийское христианство. Сама ситуация "выбора вер" несет на себе печать легендарности и фольклорности, но в основе ее могут лежать реальные исторические события, ведь Русь связывали со всеми этими народами давние и интенсивные контакты. Все они хотели оказывать и оказывали разнообразные политические и культурные влияния на Русь. Но первенство осталось за Византией. Главную роль сыграло не восприятие русскими византийского церковного обряда, который воспринимался еще фактически через призму язычества, а ведущее положение Византийской империи на международной арене средневекового мира. Киевская Русь вовлекалась в контакты с Византией по двум причинам. С одной стороны, восточные славяне совершали частые набеги на территорию Византии, с другой - сама Византия втягивала Киевскую Русь в свою внешнеполитическую деятельность. Политика временных союзов - одно из основных орудий византийской дипломатии. Записанные через столетие рассказы о крещении, обросшие легендарными подробностями, имели реальную почву. Летопись только спрессовала разновременные события. Она изображает и политическую обстановку, предшествовавшую принятию христианства. Для решения вопроса о принятии веры Владимир собирает бояр и старцев градских. Однако бояре и старцы градские лишь предлагали решение вопроса, а утверждалось оно народным собранием - вечем. "И бысть люба речь князю и всем людем; избраша мужи добры и смыслены...".
   В скандинавской "Саге об Олаве Трюгвассоне" говорится о том, что князь Владимир приказал созвать народное собрание, куда сошлись многие вельможи и великое множество народа. Население Русской земли поддержало своего князя в его решении, христианство принималось добровольно. В летописи в прямой связи с преданиями о подготовке к принятию христианства стоит и рассказ о крещении Владимира - так называемая Корсунская легенда. В Византии в то время происходили драматические события: в 987 г. вспыхнуло восстание против императора Василия II. Возглавил его Варда Фока. Василий II обратился за помощью к Владимиру, и тот согласился с условием, что император отдаст за него замуж свою сестру Анну. Загнанный в угол император вынужден был согласиться. Летом 988 г. с помощью русского корпуса войска Фоки были разбиты, но Василий не спешил выполнить свое обещание.
   Тогда Владимир пошел походом на византийский город Корсунь в Крыму и осадил его. Измена некоего Анастаса помогла взять город, и византийцы стали сговорчивее. Вместе с Анной на Русь прибыли и священники, которые крестили киевлян. По приказу Владимира была заложена Десятинная церковь Богородицы, куда были переданы иконы, книги и переведены греческие священники. На содержание церкви Владимир выделил десятую часть от своих доходов, что получило отражение в так называемом Уставе Владимира.
   Христианская религия на Руси принималась как бы в языческой оболочке, она стала лишь звеном процесса развития религиозных "реформ" X в. Причем сравнительно мирное и спокойное распространение христианства в Русской земле резко отличалось от того, что происходило в подвластных Киеву восточнославянских землях, где христианство вводилось силой. Так было, например в Новгороде, который долго сопротивлялся крещению. Будучи принятым в языческой оболочке, навязываемое силой, христианство в эпоху Киевской Руси лишь скользило по поверхности общества, не затрагивая основ древнерусской жизни. В то же время нельзя и преуменьшить значение введения христианства, уже тогда влиявшего на русскую культуру, во многом предопределившего весь дальнейший исторический путь нашей страны.
   Вместе с введением христианства на Руси утверждалась и церковная организация: митрополия, делившаяся на епископии, границы которых обычно совпадали с границами земель. Касательно древнейшей церковной истории на Руси взгляды историков расходятся. М.Д. Приселков в своей работе, опубликованной еще в начале XX в., пришел к выводу о том, что до 1037 г. русская церковь была подчинена болгарской Охридской архиепископии, а затем оказалась в составе Константинопольской патриархии. Эта концепция оказала большое влияние на последующих исследователей. Но есть и противоположная точка зрения (А. Поппэ, Я.Н. Щапов и др.), согласно которой Русь с самого начала стала митрополией Византийской патриархии. Как бы то ни было, известно, что за весь период Киевской Руси только два митрополита были из русских, а остальные были присланы из Константинополя. Как отмечается в источниках, характер Владимира был противоречив. Летописец - сам язычник с легким налетом христианства - старается выделить два этапа в его жизни: когда он был невегласом - язычником и когда он стал якобы правоверным христианином. В народном творчестве - былинах - он не Владимир Святой, а Владимир Красное Солнышко - народный герой. С осуждением летописец рисует "женолюбие" Владимира. Первой его женой была половчанка Рогнеда, мать Изяслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода и двух дочерей. После гибели Ярополка Владимир взял в жены беременную невестку, родившую Святополка. Другая законная его жена, по происхождению чешка, стала матерью Вышеслава; от четвертой имел сыновей Святослава и Мстислава, от пятой родом из Болгарии - Бориса и Глеба. Кроме того, у него было 300 наложниц в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 в селе Берестове. "И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц. Был он такой же женолюбец, как и Соломон". В былинах Владимирова цикла - героическом эпосе Киевской Руси - Владимир изображается на пирах:
Во стольном городе во Киеве,
У ласкова князя у Владимира
Было пированьице почестей пир
На многих на князей на бояров,
На могучиих на богатырей,
На всех купцов на торговыих,
На всех мужиков деревенских.
   Пиры Владимира и раздачи даров населению фигурируют и в летописи. Скажем, когда Владимир поставил церковь Преображения в Василеве, он устроил там грандиозный праздник, созвав огромное число бояр, посадников, старейшин из всех городов и огромное количество народа, и раздал убогим триста гривен. Вернувшись в Киев, он и здесь сотворил праздник велик. Летописец оповещает, что князь "творил" все это ежегодно. Пиры той поры нельзя сводить к заурядным придворным увеселениям или общинным попойкам. Это форма общения княжеской власти с народом, орудие укрепления ее престижа в народе. Пиры переживают эпоху Владимира и проходят через весь период Киевской Руси.
   Владимир посадил своих многочисленных сыновей на княжение в различных городах Руси. Умер он в июле 1015 г. Описание погребения князя-христианина содержит явные языческие мотивы.
   После смерти Владимира разгорелась борьба за великокняжеский стол. Власть захватил старший сын - Святополк, по приказу которого были убиты другие сыновья Владимира: Борис, Глеб и Святослав - потенциальные, как казалось Святополку, претенденты на стол. За это он получил прозвище Окаянный.
   Пришедшему из Новгорода Ярославу (сыну Владимира и полоцкой княгини Рогнеды) удалось разгромить Святополка, изгнать его за пределы Руси и сесть на "златокованном" киевском столе. Жестокая война длилась несколько лет (1015-1019). Ярославу пришлось столкнуться еще и с Мстиславом - князем из далекой Тмутаракани, который претендовал на Киев. В 1023 г. он двинулся к днепровской столице. Борьба завершилась только в 1026 г., когда братья договорились между собой - Мстислав закрепился на днепровском Левобережье, обосновавшись в Чернигове. Впрочем, в 1036 г. он умер, не оставив наследника, и Ярослав снова распространил свое влияние на Левобережье.
   Правда, Ярославу еще пришлось столкнуться с братом Судиславом, псковским князем, который не угодил ему. С ним Ярослав обошелся жестоко: посадил в поруб. Судислав - "железная маска" древнерусской истории. Всю свою жизнь он провел в тюрьме (порубе). Отныне жизнь Ярослава протекала в братолюбстве, и "уста усобица и мятежь, и бысть тишина велика на земли".
   Время княжения Ярослава (1019-1054), получившего в народе прозвище Мудрого, - годы подъема, развития Киевской Руси и Киева. Ярослав продолжает мероприятия по укреплению рубежей Руси от кочевников. По реке Роси возводятся новые города. С именем Ярослава Мудрого связано развитие зодчества Киевской Руси. Об этом строительстве в Киеве в конце 1030 - начале 1050-х гг. Лаврентьевская летопись под 1037 г. сообщает: "Заложи Ярослав город великий, у него же града суть Златая врата; заложи же и церковь Святыя Софья, метрополью, и посемь церковь на Золотых воротах святыя Богородица благовещенье, посемь святого Георгия монастырь и святые Ирины". Софийский собор - огромный пятинефный храм с крестовокупольной системой сводов. Внутренняя поверхность собора была покрыта великолепными мозаиками и фресковой живописью. И по сей день Софийский собор поражает своим величием и красотой.
   Софийский собор в окружении более мелких храмов стал венцом художественной композиции города Ярослава - укрепленного района центральной части Киева, который, по наблюдениям ученых, занимал площадь в десять раз большую, чем город Владимира. Естественно, что такое мощное строительство сделало жизнь в Киеве более яркой, красочной. Со всех концов Руси стекались сюда артели мастеров, шумел на Подоле многоголосый торг, звучала разноязыкая речь.
   Одной из важнейших забот Ярослава были церковные дела. С именем Ярослава связан церковный устав (Устав Ярослава), в котором права и привилегии церкви были значительно расширены. Началось основание монастырей. Крупнейшим из них был Киево-Печерский, который стал средоточием древнерусского аскетизма, святости и христианской культуры. В монастыре подвизались выдающиеся представители древнерусской святости и письменности: Антоний, Феодосии, Никон, Нестор и др. С Киево-Печерской лаврой был связан и выдающийся церковный деятель времен Ярослава - Иларион. По летописной традиции, именно Иларион первый выкопал небольшую пещерку в две сажени на берегу Днепра, куда и ходил в одиночестве молиться. Иларион был одним из образованнейших людей того времени, автором знаменитого "Слова о законе и благодати". По инициативе Ярослава собор русских епископов избрал Илариона на киевскую митрополичью кафедру. Это была попытка заменить митрополита-грека русским
   При Ярославе Мудром больших успехов на Руси достигли культура и просвещение. Летописец с большим пиитетом характеризует в этом смысле великого киевского князя: "Ярослав любил церковные уставы, пристрастился к книгам, часто читал их днем и ночью. Он собрал многих писцов и они переводили с греческого на славянский язык. И написали они многие книги... Вот так же, как кто-нибудь распашет землю, другой се засеет, а иные пожинают и едят обильную пищу, так и он; отец его Владимир распахал и размягчил землю, то есть просветил ее крещением, этот же засеял книжными словесами сердца верующих людей, а мы пожинаем, принимая книжное учение". В Киеве и других городах Руси основывались школы и библиотеки.
   Широкими были международные связи Киевской Руси во времена правления Ярослава. Порой война определяла жесткий характер этих отношений, но контакты с соседними государствами крепли, принимая часто характерную для Средневековья форму - династических браков. Сам Ярослав был женат на дочери шведского короля Олафа. В 1943 г. польский князь Казимир женился на сестре Ярослава Марии-Доброгневе. Сын Ярослава Изяслав взял себе в жены сестру Казимира - Гертруду. Эти браки знаменовали собой союз между Русью и Польшей. А вскоре устанавливаются дружественные отношения и с далекой Францией. Дочь Ярослава Анна была отдана замуж за французского короля Генриха I. Анна привезла с собой во Францию древнее Евангелие, которое впоследствии хранилось в Реймском соборе. Все позднейшие французские короли, вступая на престол, приносили клятву на этом Евангелии. Во Франции Анну знали под именем Анны Руфы (Рыжей). Когда муж ее умер, она стала регентшей малолетнего сына - короля Филиппа, подписывала документы. Сохранилась грамота, адресованная Суассонскому аббатству в 1069 г., на которой стоит подпись "Ана ръина" ("Анна королева"). Во Франции русской княжне пришлось много пережить. Ее похитил Рауль II, граф де Крепи де Валуа Пылко влюбленного графа не смутило, что Папа Римский признал незаконным его брак с Анной. Вплоть до смерти графа Анна жила в родовом имении Валуа. Впоследствии недалеко от Парижа она основала монастырь св. Викентия, в котором и была погребена.
   В Киеве жили сыновья венгерского герцога Ласло, спасавшиеся от своих противников. Один из них женился на дочери Ярослава - Анастасии. Она стала королевой Венгрии. Третья дочь Ярослава - Елизавета была выдана замуж за норвежского принца Гаральда Грозного, который впоследствии стал королем. Когда в 1066 г. он погиб в битве с англичанами под Станфордбриджем, Елизавета Ярославна вышла замуж за датского короля Свена. При дворе Ярослава одно время жили Эдуард и Эдван - сыновья английского короля Эдмунда Железнобокого.
   Оживленные контакты с самыми разными странами Западной Европы развивались, а отношения с могущественной Византийской империей ухудшались. В 1043 г. разразился военный конфликт. Ярослав отправил в поход на Византию флотилию во главе с сыном Владимиром и воеводой Вышатой. Поход был неудачным. Налетевший шторм разбросал русские корабли. Многие воины, выброшенные на берег, попали в плен, были ослеплены. Только через три года им удалось вернуться на родину. В конце концов мирный договор между Византией и Русью был заключен и закреплен браком Всеволода Ярославича и дочери византийского императора Мономаха - Марии.
   Несмотря на успехи, достигнутые в правление Ярослава Мудрого, процесс роста городов-государств, тенденции распада суперсоюза все больше давали о себе знать. Их отразило и знаменитое летописное "Завещание" Ярослава 1054 г. Он поручил старшему сыну Изяславу Киев, Святославу дал Чернигов, а Всеволоду - Переяславль. Об огромном политическом значении этих городских центров Русской земли свидетельствует и то, что одно время и в Чернигове, и в Переяславле существовали свои митрополии.
   Не должно обманывать то, что речь идет о князьях. Историки установили, что появление князя в той или иной земле - свидетельство вызревания местного земства, развития территориальных связей и формирования государств-земель. К исходу XI в. складывание городских волостей (городов-государств) на Руси, происходившее на основе местных сил, приняло рельефные формы и проявилось в борьбе между волостями. Первоначально усилия возникавших городов-государств были направлены на борьбу с Киевом.
   Положение осложнялось постоянным вмешательством внешней силы - новой волны кочевников - половцев. В 1068 г. Ярославичи потерпели от них поражение на реке Альте. Ситуация становилась угрожающей. В ней ярко проявило себя развивавшееся на Руси народовластие, киевская вечевая община выступила самостоятельной, независимой от князя организацией. Киевляне, возмущенные поражением Ярославичей в битве с половцами, возвели на княжеский стол плененного ранее Ярославичами полоцкого князя Всеслава, а Изяслава изгнали. Имущество князя было разграблено. Такого рода грабежи были в Древней Руси делом обычным, поскольку княжеское богатство считалось и общинным достоянием. Путем "грабежа" оно перераспределялось между общинниками. Впервые летопись зафиксировала изгнание и призвание князей вечевой общиной Киева.
   Правда, в следующем году с помощью поляков Изяслав вернулся и, казнив зачинщиков выступления против него, утвердился в Киеве, но события бурного 1068 г. можно уподобить перевороту, вызванному формированием территориальных связей, шедших на смену родовым отношениям. В 1073 г. Изяслава выгнали из днепровской столицы уже его собственные братья - Святослав и Всеволод. На великокняжеском столе утвердился Святослав (1073-1076), который своими успехами по сохранению единства русских земель напоминал отца. Первое, что он сделал - перераспределил столы, посадив кругом своих сыновей и племянников. Во внешнеполитической деятельности Святослав также был достаточно активен. В 1075 г. к нему в Киев прибыло германское посольство. Через год он посылает военную помощь польскому королю Болеславу для борьбы с чехами. Пытался он установить военный союз и с Византией. Стремясь утвердиться в Киеве, Святослав ищет путей сближения с Киево-Печерской лаврой. Хотя ему не могли простить изгнания Изяслава, упорство и щедрость князя делали свое дело. Он пожертвовал на строительство храма Успения Богородицы Печерского монастыря 100 гривен - внушительную по тем временам сумму. В момент кончины знаменитого Феодосия Печерского у его изголовья мы встречаем Святослава. Князь напоминал отца и своей привязанностью к книгам и просвещению. В известном памятнике письменности, связанном с его именем, "Изборнике Святослава" говорится, что он насобирал много книг и как "новый Птолемей проливал мед писаний в кругу приближенных". Изяслав в это время искал поддержки в соседних странах: Польше, Германии, у Папы Римского. Однако вернуться на киевский стол он смог, заключив договор со Всеволодом, уже только после смерти Святослава. Впрочем спокойно покняжить ему не удалось: со своими претензиями на княжеские столы выступили сыновья Святослава. В битве на Нежатиной ниве в 1078 г., где столкнулись объединенные силы двух Ярославичей с войском Олега Святославича, Изяслав был убит.
   Великим киевским князем становится Всеволод (1078-1093). Всеволод был достойным сыном своего почтенного родителя. В поле его зрения постоянно находились государственные и церковные дела. В 1089-1090 гг. его дочь "Анка-монахиня" по поручению отца ездила в Царьград с тем, чтобы привезти ученого митрополита. Важное политическое и религиозное значение имел перенос мощей преподобного Феодосия - игумена - в построенную церковь. Великий князь вместе с княгинею и с детьми присутствовал при этой процедуре.
   Всеволод был высокообразованным человеком, заботился о развитии грамотности и просвещения. Во время его княжения в Киеве были возведены соборы св. Петра, св. Михаила в Выдубецком монастыре, закончено строительство главного храма Печерского монастыря, основан Андреевский женский монастырь, который известен под именем "Янчиного", так как первой его игуменьей была дочь Всеволода Янка. Татищев пишет о том, что, видимо, не без участия отца при этом монастыре была открыта школа для молодых девушек, в которой Янка "обучала писанию, також ремеслам, пению, швению и иным полезным им занятиям".
   Правда, в последние годы жизни он отошел от государственных дел. Летописец отметил, что Всеволод "нача любити смысл уных (молодых), свет (совет) творя с ними". Эти "уные" советники князя скоро стали злоупотреблять своим положением ("нача грабити, людей продавати"). Все это возмущало киевлян. Но Всеволоду уже ни до чего не было дела: "Сему не ведущу в болезнях своих".
   После его смерти в Киеве вокняжился Святополк Изяславич (1093-1113). В это время борьба между волостями и их представителями - князьями разворачивается с новой силой. Положение усугублялось неурожаями и постоянными набегами половцев. Понимая пагубность междоусобиц, князья пытаются договориться. В 1097 г. в г. Любече состоялся княжеский съезд - "снем". Князья на нем решили: "Кождо да держить отчину свою". Решение "снема" касалось лишь Русской земли и зависимых от нее территорий; к тому же делились не земли, а лишь власть над ними. Но разделение власти без существования самих земель как политических единиц невозможно. Отсюда вывод: договоренность князей в Любече зафиксировала то, что стало фактом исторической действительности - распад суперсоюза на города-государства.
   Не успели князья разъехаться из Любеча, как вспыхнула новая кровавая межкняжеская "котора" (вражда). Владимиро-Волынский князь Давыд Игоревич (сын младшего отпрыска Ярослава Мудрого - Игоря, оставившего небольшое потомство) при поддержке самого Святополка ослепил князя Василько Теребовльского, стремясь захватить его княжение. За ослепленного и лишенного волости князя вступился Владимир Мономах, объединившийся для этого со Святославичами.
   В 1100 г. в Уветичах состоялся следующий снем, на котором князья осудили Давыда и порешили дать ему небольшую волость в кормление. На съезде 1103 г. у Долобского озера было решено совершить совместный поход на половцев, который завершился победой русской рати.
   "Снемы" позволили Руси сплотиться перед лицом степной угрозы. Удача сопутствовала русским в 1106, 1107, 1109 гг., а в 1111 г. они одержали грандиозную победу, которая отбросила кочевников далеко на восток. Однако прекратить княжеские распри съезды не смогли. Это и понятно, ведь мы знаем, что межкняжеские столкновения были лишь выражением глубинных процессов, шедших в недрах древнерусского общества. Своего рода вектором этих процессов было формирование городов-государств, и остановить ход истории было невозможно.
   В 1113 г. в Киеве умер Святополк Изяславич. В этом году мощное народное движение потрясло Киев. Князь сыскал неприязнь населения Киева и Киевской земли тем, что был сребролюбив, поддерживал ростовщиков, да и сам был не прочь поспекулировать солью. К тому же он был не всегда удачлив в войнах. Только раздача имущества князя Святополка его вдовой удержало киевлян от разграбления княжеского двора. Собирается вече, которое действует уже намного четче и организованнее, чем в 1068 г. На вече было решено призвать на княжение Владимира Мономаха, к которому и была направлена депутация знатных мужей. Князь, по всей видимости, выжидал, наблюдая за развернувшейся вскоре на вече борьбой различных группировок: его сторонников и тех, кто поддерживал Давыда и Олега Святославичей.
   В городе была сложная политическая ситуация: во главе враждебной Мономаху "партии" оказался тысяцкий Путята, человек, близкий покойному князю Святополку. К нему присоединилась и "козарская" торговая корпорация, т.е. хазарские иудеи, которые заправляли в городе ростовщичеством, и еще какая-то часть киевлян.
   Страсти в городе накалились до предела. Исход дела определили решительные действия рядовых киевлян, которые разграбили дворы Путяты и евреев-ростовщиков. Эти действия носили ярко выраженный политический, а не классовый характер. Они заставили Мономаха поторопиться с прибытием в Киев.
   Правление в Киеве Мономаха (1113-1125) - успешная попытка установить социальный и политический мир, остановить продвижение половцев. Сам князь был выдающейся личностью. Старший сын Всеволода Ярославича, он родился в 1053 г., скорее всего, в Киеве. Матерью его была царевна Мария - дочь византийского императора Константина IX Мономаха. По обычаю, Владимиру наряду с языческим именем при крещении было дано христианское имя Василий, а по принадлежности к византийскому греческому дому он был еще назван Мономахом, что означает "единоборец".
   Труды свои он начал с тринадцати лет. Первый значительный запомнившийся ему поход он совершил к Ростову. Тогда он "пролезе" сквозь вятичей, т.е. прошел через территорию этого восточнославянского союза племен, живших в междуречье Волги и Оки. Дело это было весьма опасное, ибо вятичи не хотели никому подчиняться, убивали миссионеров, которые попадали на их территорию. В последующие годы мужающий князь выполняет различные поручения старших князей, совершает многочисленные военные походы, в том числе и за рубежи русских земель.
   К 1074-1075 гг. относится брак Владимира Всеволодовича с дочерью последнего англосаксонского короля Гаральда - Гитой. Англосаксы были разбиты в 1066 г. в знаменитой битве при Гастингсе норманнами Вильгельма Завоевателя. Дочерям Гаральда приходится бежать сначала на Запад Англии, затем во Фландрию и Данию. Датский король и выдал Гиту за Владимира Мономаха. В 1076 г. у молодых супругов родился сын, которого назвали Мстиславом. Этот брак был продолжительным и счастливым, Мономах впоследствии очень горевал о смерти своей жены, которая произошла в 1107 г. Когда после смерти Святослава на киевском столе утвердился Всеволод, 24-летний князь принимает активное участие в княжеских междоусобицах то под Черниговом, то под Новгородом, то под Полоцком. Особенно напряженной была борьба с “Гориславичем”, как называет его автор “Слова о полку Игореве”, - сыном Святослава Ярославича.
   Битва под Нежатиной нивой расчистила Мономаху дорогу к черниговскому столу. Закончился первый этап в жизни Мономаха. Историки подсчитали, что за десять лет он проскакал на коне не менее 16 тыс. километров, не считая разъездов вокруг городов. Он - самый удачливый из младших князей. В 25 лет он оказывается на очень престижном черниговском княжении. Отец его Всеволод сидит в Киеве. Это было очень напряженное время для сына и отца. В своем знаменитом “Поучении” Мономах впоследствии вспоминал, что он часто ездил на совет к отцу в Киев. Только с половцами Мономах провел двенадцать сражений, ходил походами на Волынь, в Полоцкую землю.
   К черниговскому периоду его жизни относится рассказ об охотничьих его делах, о знаменитых “ловах” Мономаха. По ним можно представить Мономаха как сильного физически, храброго, смелого, не боящегося риска человека. В.Н. Татищев приводит единственно дошедшее до нас описание его внешности: “Лицом он был красен [то есть, красив], очи велики, власы рыжеваты и кудрявы, чело высоко, борода широкая, ростом не вельми высок, но крепкий телом и силен”. Этот словесный портрет совпадает с изображениями на миниатюрах Кенигсбергской летописи. Из “Поучения” можно почерпнуть сведения о внутренней, личной жизни князя. “В дому своем не ленитеся, но все видите, не зрите на тивуна, ни на отрока, да не посмеются приходящие к вам ни дому вашему, ни обеду вашему”, - дает совет Мономах - рачительный и добросовестный хозяин. Когда со страниц поучения встают эти картины, то возникают аналогии не с бытом рыцарей-феодалов, а патриархальным древним бытом. Так же прост был Мономах и на войне: “На войну вышед не ленитеся - не зрите на воеводы, ни питию, ни еденью не лагодите, ни спанью...”.
   Политику Мономаха - великого князя - сравнивают с политикой Солона в Афинах (И.Я. Фроянов). Мудрый правитель дополнил “Русскую Правду” “Уставом о резах”, в котором положил конец бесконтрольному росту ростовщического процента, существенно ограничил контингент тех рабов, которые появлялись из недр самого социума, т.е. внутреннее рабство. Он стремился оказать покровительство всем прослойкам древнерусского общества, даже самым обездоленным. В то же время он не чурался ни войны, ни охоты. В общем, это был князь, приближенный к идеальному в представлении древнерусского человека. Портрет такого князя он сам и создал в своем знаменитом “Поучении”.
   Довольно сложные отношения сложились с Византией, где Мономах, поддерживая своего зятя Леона, оказался втянутым в конфликт с императором Алексеем I Комнином. С целью поддержки зятя он организует два похода на Дунай. Со временем отношения с Империей наладились.
   Политику отца продолжил сын Мстислав Великий (1125-1132). Почти все русские земли в это время сосредоточились в руках Мономаховичей. Мстислав вмешивался в дела галицких князей, участвовал в междоусобицах черниговских правителей, нанес сильный удар по самостоятельности полоцких. Следил он и за тем, что происходило в Новгороде - хорошо известна его дарственная грамота Юрьевскому монастырю.
   Так же как и отец, Мстислав совершает ряд победоносных походов против половцев, воюет с литовцами и чудью; поддерживает союзнические отношения с Византией. Годы его правления были плодотворны для развития русской культуры: в Киеве возводится целый ряд монументальных храмов. Однако ни Мономах, ни его сын не могли воспрепятствовать дальнейшему росту городов-государств, в том числе и Киевского. Более того, его реформы, укрепив изнутри киевскую общину, способствовали ее дальнейшему оформлению в город-государство. Именно усиление последнего в сочетании с сильной еще традицией популярности киевского стола среди князей определяет политическую ситуацию в середине XII столетия. После смерти Мстислава киевским князем стал сын Владимира Мономаха - Ярополк (1132-1139). “Вопрос о преемстве киевского стола решили сами “людье-кыяне”, т.е. городское киевское вече” (Б.Д. Греков).
   Против него сложилась целая коалиция князей и снова развернулась ожесточенная борьба, в результате которой после смерти Ярополка на все еще привлекательном киевском столе утвердился Всеволод Ольгович (1139-1146). Подобно своим предшественникам, он начал вести политику укрепления единства русских земель, однако встретил ожесточенное сопротивление не только Мономаховичей, но даже своих братьев. Несмотря на это, он добился больших успехов в сплочении князей. Вне сферы его влияния остаются лишь Ростово-Суздальская и Новгородская земли. Не дали ощутимых результатов и два похода на Галичину - эта земля обретала все большую самостоятельность.
   События, развернувшиеся после смерти Всеволода, рисуют нам вполне сформировавшуюся городскую общину, которая на своих вечевых собраниях решает судьбы княжеской власти и земли. При этом вече - отнюдь не хаотическая толпа, а вполне упорядоченное совещание, проходящее с соблюдением правил, выработанных вечевой практикой. Несмотря на присягу, данную брату Всеволода - Игорю, вече после долгого обсуждения приглашает на княжение Изяслава Мстиславича (1146-1154). Причиной таких действий киевской общины стала непопулярность политики Всеволода в последние годы его правления, да и неприязнь киевлян ко всем Ольговичам. Призвание Изяслава сопровождалось грабежами дружинников Всеволода. Это было публичное наказание в виде конфискации имущества и его перераспределения на коллективной основе, подобное тому, что наблюдалось в Киеве в 1113 г.
   В следующем 1147 г. драматические события в Киеве продолжались. Изяслав пытался увлечь киевлян в поход на Ольговичей и, находясь вне города, прислал своих послов, обратившихся к вечу с обвинениями против Ольговичей. Тут-то киевляне и вспомнили о находившемся в то время в монастыре Игоре. Его извлекли из монастыря и подвергли убийству с соблюдением всех нюансов языческого обряда. Это ритуальное умерщвление должно было, по мнению киевлян, живущих еще языческими представлениями, стать необходимым условием успешного военного похода против враждебных Киеву князей.
   Вечевая демократия Киевской земли опиралась на сильную военную организацию - полки киевских воев, вооруженных горожан и селян. К этому времени окончательно формируется и система пригородов, причем Киевская земля была, наверное, самой насыщенной городами. Важнейшими из них были Вышгород, Белгород, Туров. При этом Киев, будучи городом-гигантом, настолько сильно притягивал к себе пригороды, что зависимость их от него сохранялась и в XIV столетии.
   Время княжения Изяслава Мстиславича проходило в постоянной борьбе с конкурентами-князьями. Два раза его изгонял из Киева Юрий Долгорукий. Сложными были отношения и с половцами. Большую роль в этих отношениях играют в это время “свои поганые” - так на Руси называли черных клобуков - тюркские племена, родственные половцам. Их расселяли на границах с половцами и таким образом создавали из них заслон против враждебных кочевников.
   Серьезные события происходили и в церковной сфере. В 1147 г. по инициативе Изяслава был поставлен митрополитом известный своей богословской ученостью инок Зарубского монастыря Климент Смолятич. Князя поддержало шесть епископов, но, в отличие от ситуации с Иларионом, была и оппозиция. Карьера Климента закончилась со смертью его патрона, и на митрополичьем столе вновь появился грек. Мотивы избрания Климента до сих пор остаются спорными в науке, но многие историки видели в этом избрании стремление к большей самостоятельности русской церкви.
   После смерти Изяслава, весной 1155 г. Юрий Долгорукий стал Великим Киевским князем. Оказавшись на киевском столе, Юрий вел традиционную борьбу с половцами. Но отношения с половецкими ханами он старался урегулировать также и мирным путем. Такая политика оказалась весьма результативной.
   При Юрии были установлены тесные дипломатические отношения с Византией. Из далекого Царьграда прибыл митрополит Константин, который привез князю благословение от святейшего собора и был утвержден вместо Климента Смолятича.
   Помимо церковных, Юрия интересовали и другие внутренние дела. Во время своего княжения ему удалось нейтрализовать многих своих противников. Для этого он использовал самые различные средства. Так в “трудах и днях” проходила жизнь князя, который в народе получил прозвище Долгорукого, видимо, за то, что с далекой северо-восточной окраины он всю жизнь тянул руки к Киеву. Но вот с киевскими-то жителями, “людьем”, как обобщенно именуют их летописцы, у Юрия отношения и не складывались. Киевляне испытывали симпатии к его противнику Изяславу Мстиславичу, а Юрию не могли простить того, что он фактически захватил Киев.
   В 1157 г. он внезапно умер, и историки не без основания предполагают, что его отравили. Во всяком случае, действия “киян” после его смерти показали всю степень непопулярности этого князя в огромном городе на Днепре. Киевляне стали уничтожать приближенных князя и грабить их имущество. Впрочем, в этих грабежах была и уже известная нам языческая подоплека.
   Последующие князья, сидя в Киеве, уже не рвали связей со своими “родными” княжениями и волостями. Довольно удачным было княжение любимого киевлянами смоленского князя Ростислава Мстиславича (1158-1167), которому удалось в значительной степени восстановить престиж великокняжеской власти. В Смоленске, Новгороде, на Волыни сидели его сыновья и племянники, в городах Киевской земли также его родственники. Он имел влияние на ситуацию в Полоцкой земле, по его призыву присылали воев Ярослав Галицкий и Ольговичи.
   Но антикиевская борьба вызревших и развившихся волостей Руси, борьба князей за киевский стол сделали свое дело: истощили силы Киева. Стольный город становится добычей соседних городов-государств. Свидетельством этого служит ограбление Киева по инициативе Андрея Боголюбского в 1169 г. Воинство враждебных городов-государств опустошило город.
   Разграбление Киева - отражение процесса формирования самостоятельных городов-государств, кристаллизации местной волостной жизни. Оборотной стороной его и был постепенный упадок полянской столицы, утратившей свое былое могущество. Характерно, что на Киев вместе с другими идут воины и из пригородов Киева: Овруча и Вышгорода, Это симптом идущего размежевания между главным городом и пригородами внутри Киевской земли. После упомянутого погрома политические силы киевской общины были надломлены, и она не смогла уже полностью оправиться от нанесенного ей удара.
   В 1170-е гг. идет постоянная борьба за Киев между Андреем Боголюбским, Ольговичами и Ростиславичами. Киевская городская община ведет себя в этой борьбе все более пассивно. Доходит до того, что в Киеве оказываются два князя: Святослав Всеволодович (1177-1194) и Рюрик Ростиславич (1180-1202). Впрочем, наличие двух князей не дает оснований вслед за Б.А. Рыбаковым говорить о “дуумвирате”. Двое Рюриковичей разделили доходы с Киева и его ближайшей округи, с одной стороны, и киевских пригородов - с другой.
   Рюрик оказывается игрушкой в руках могущественных галицкого и владимиро-суздальского князей. Когда Рюрик дал Роману Мстиславичу Галицкому несколько городов в кормление в Русской земле, это вызвало гнев со стороны Всеволода Большое Гнездо. В 1202 г. уже Роман появился под Киевом с ратью и постриг Рюрика в монахи. Правда, после смерти Романа Рюрик вернулся, но вскоре против него выступил черниговский князь Всеволод Чермный. Длившаяся несколько лет борьба завершилась победой Всеволода, но затем Киев вновь перешел под власть Ростиславичей - здесь утвердился Мстислав Романович (1214-1223), которому предстояло участвовать в злополучной битве на Калке.
   Итак, накануне татаро-монгольского нашествия Киевская земля была, пожалуй, одной из самых ослабленных волостей Древней Руси. В основе этого явления лежал ряд причин как внутреннего, так и внешнего порядка, суть которых тонко уловил А.Е. Пресняков. “Пробудившаяся и в Киевщине тенденция к обособлению в особое законченное целое, в живущую собственной жизнью, местной и замкнутой, землю-княжение была решительно подорвана живой традицией киевского первенства”, - писал исследователь. Действительно, значительно уже утративший свои силы Киев сохранял прежние амбиции. И киевские князья, и киевская община стремились распространять свое влияние на другие земли Руси, не имея на то возможности. Наряду с этим князья других волостей продолжали бороться за Киев, когда он уже утратил свое былое значение. Они действовали под влиянием традиции. Самые же могучие волости и князья той поры (юго-западные и северо-западные) стали на путь сознательного ослабления Киева. Все это не могло не подрывать силы Киевского города-государства. А Киевская Русь окончательно распалась на города-государства.
   В конце X - начале XI в. из состава Русской земли начинают выделяться Черниговская и Переяславская земли. Здесь формируются свои вечевые общины, возникают свои княжения и складываются постепенно волости. Княжеский съезд в Любече констатировал свершившееся отделение от Киева ранее подчиненных ему городов. А в начале XII в. в Черниговской земле уже начинается волостное дробление: появляется самостоятельное Новгород-Северское княжение. Все эти внутренние процессы идут в постоянной и напряженной борьбе с Киевом. Правда, Переяславский город-государство так и не обрел окончательной политической самостоятельности. Как отметил В.В. Мавродин, эта земля “фактически превращается в аванпост Киева в борьбе со степью, а переяславское княжение становится своеобразной ступенью, которую должны пройти князья прежде, чем занять киевский стол”.
   По-разному складывались судьбы территорий, населенных огромным племенным массивом кривичей. Одной из первых обособилась от Киева Полоцкая земля. Во второй половине XI в. складывается понятие Полоцкой волости, в результате чего на всех жителей переносится название главного города. Но уже с начала следующего столетия наблюдаются определенные проявления распада только что сложившегося волостного единства. Усиливается общественно-политическая активность земства и одновременно начинается борьба главного города с пригородами, испытывающими тягу к самостоятельности. Полоцкая волость распадается на более мелкие - возникают новые города-государства.
   Накапливаются все характерные для городов-государств свойства и в соседнем Смоленске. Социально-политическая мобильность смольнян возрастает, идет становление общественно-политической структуры волостной общины, формирование смоленской волости. Заметен в источниках и процесс волостного дробления. Однако в отличие от Полоцкой земли в Смоленской волости не видно активных попыток полного отделения пригородов от главного города. На протяжении всего периода Киевской Руси он оставался центром притяжения почти для всех вошедших в состав волости поселений.
   Вполне возможно, что такое различие между двумя землями обусловлено еще племенным наследием. Известный исследователь Полоцкой и Смоленской земель Л.В. Алексеев подметил, что население в Полоцкой земле размещалось гнездами. Это отражало племенную структуру местных кривичей. У смоленских кривичей наблюдается только два таких племенных скопления. Данные особенности в совокупности с природно-географическими условиями, видимо, и вызвали указанные различия в землях.
   Единственный случаи отпочкования суверенной волости от Киевского города-государства: выделение в самостоятельную в середине XII в. Турово-Пинской земли. Эта небольшая земля оказалась в своеобразной политической ситуации, отстаивая свою независимость от сильных соседей, например Волыни. В этом ей помогали природные условия: леса и болота. Все это привело к тому, что Туровщина и Пинщина сохранили многие архаические черты даже в XIV-XVI вв.
   В землях, населенных славянами - вятичами и кривичами, а также финно-угорскими племенами мордвы, муромы и мещеры, сформировались Муромский и Рязанский города-государства. Сначала эти земли зависели от Киева, затем от Чернигова. В результате развития территориальных связей, пришедших на смену родо-племенным отношениям, на юго-востоке сначала возникает Муромская волость, из которой впоследствии выделяется Рязанская, ставшая более могущественной. В конце XII - начале XIII в. здесь шел двусторонний процесс: укрепление положения Рязани по отношению к внешнему миру и одновременно усиление внутреннего волостного дробления.
   На краю восточно-славянской ойкумены сформировались самые могущественные земли: Новгородская, Галицко-Волынская, Владимиро-Суздальская, но их мы рассмотрим отдельно.

 
< Пред.   След. >