www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Отечественная история (до 1917 г.) (А.Ю. Дворниченко и др.) arrow § 4. Московское царство XVI в. Внутренняя политика
§ 4. Московское царство XVI в. Внутренняя политика

§ 4. Московское царство XVI в. Внутренняя политика

   Правление Елены Глинской. В 1533 г. Василий III тяжело заболел. По мысли Р.Г. Скрынникова, в этот период при великом князе возникла "семибоярщина" как совет доверенных помощников великого князя. Другой историк А.А. Зимин полагал, что попытку перенести обстоятельства бурного Смутного времени на 1530-е гг. следует признать несостоятельной. Зимин убедительно опровергает и другие попытки обнаружить в Москве правление боярской коллегии до Смуты. Понятно, почему Елена Глинская становится полновластной и никем не стесняемой правительницей.
   Елена действовала с молниеносной быстротой. Дмитровскому князю Юрию Ивановичу не дали даже уехать с похорон - "поймали". В 1537 г., чтобы его не "поймали", поднял мятеж старицкий князь Андрей Иванович. Но его не поддержали даже многие из старицких дворян. Елена с помощью своего фаворита Телепни-Оболенского заманила князя Андрея Старицкого в Москву, где его арестовали и уморили в тюрьме.
   В 1538 г. Елена Глинская умерла. Ходили слухи, что она была отравлена. Великий князь Иван Васильевич, которому тогда было всего 8 лет, стал свидетелем ожесточенной борьбы за власть между двумя могущественными боярскими группировками: Шуйскими и Бельскими. В период боярского правления (1538-1547) во главе государства находились то одни, то другие. Шуйских и Бельских в 1544-1547 гг. сменяют Глинские, но реальная власть сосредоточивается в руках старомосковских бояр Захарьиных.
   Царь Иван и реформы 1550-х гг. В 1547 г. был венчан на царствие Иван Васильевич, за свои деяния прозванный впоследствии Грозным. Теперь он стал не просто старшим из князей, но царем: этот титул считали равным императорскому, так называли византийских императоров и ханов Золотой Орды. Российский монарх выступал как бы наследником этих двух почивших гигантов Средневековья. Затем последовала женитьба новоиспеченного царя на Анастасии Захарьиной. Но долго радоваться Ивану Васильевичу не пришлось. В Москве начались пожары, в результате которых выгорела основная территория города. Виновников народ нашел быстро. Бабка царя - Анна Глинская - обвинялась в том, что, оборотясь птицей, летала по городу, "вымала сердца человеческие да клала в воду, та тою водою, ездячи по Москве, да кропила", отчего и были пожары. Началось восстание посадского люда. Толпа подступила к селу Воробьево, где в своей резиденции укрылся царь, и требовала выдачи Глинских. Два дня город находился в руках восставших. С тех пор "вниде страх в душу мою и трепет в кости мои и смирился дух мой", - вспоминал Иван Грозный.
   Однако восстание не остановило проведение реформ, значение которых в истории России того времени трудно переоценить. Реформы начались еще при Елене Глинской, когда был введен институт так называемых губных старост. Большое значение имела и денежная реформа: в 1535 г. "оставиша торговати старыми деньгами" и "начаша торговати деньгами новыми", копейками, т.е. была введена единая монетная система.
   В конце 1540 - начале 1550-х гг. реформы были продолжены. Их обычно связывают с деятельностью так называемой Избранной Рады - кружка близких царю людей, среди которых был незнатный дворянин Алексей Федорович Адашев и священник придворного Благовещенского собора Сильвестр. Влияние на политику правительства оказывал и глава Церкви митрополит Макарий. В последнее время, впрочем, некоторые исследователи перестали говорить о группе людей, делая упор лишь на Адашеве. Название же кружка совершенно условно - так назвал его на польско-литовский манер князь Андрей Курбский, русский военачальник, бежавший позже в Литву, в одном из своих писем Ивану Грозному.
   Была продолжена губная реформа Елены Глинской. Дворяне должны были избирать в каждом уезде, где было введено губное управление, из своей среды губных старост. Им поручили борьбу с наиболее опасными для государства преступлениями - "разбоями". До середины 1550-х гг. на местах существовала система "кормлений". Кормленщики получали за прежнюю службу на один - три года в управление города и волости. Они были обязаны за свой счет содержать аппарат управления и воинские силы для поддержания порядка. За это им шли налоги с местного населения. Система кормлений вела к массовым злоупотреблениям и жалобам населения. Когда в 1556 г. были отменены кормления (население теперь должно было платить общегосударственный налог - "кормленичий окуп"), то губные старосты вместе с городовыми приказчиками возглавили уездную администрацию. Выборные власти были и в тех уездах, где не было частного землевладения. Здесь из зажиточных слоев черносошного населения выбирались земские старосты, бывшие во многом "мирской властью". Земская реформа наряду с черносошными землями затронула и город, где тоже (из зажиточного посадского населения) выбирались земские старосты.
   Губные и земские старосты в отличие от кормленщиков - пришлых людей - действовали в интересах и на пользу своих уездов, городов и общин. Наиболее полно местные реформы были осуществлены на Севере. Н.Е. Носов связывал земскую реформу с зарождением предкапиталистических и даже раннекапиталистических отношений на Руси. По Л.В. Даниловой, совсем напротив, сращение государственной организации с мирскими выборными, функционирование после, них в качестве низшего звена управленческою аппарата - типично средневековое явление. Новейший исследователь вопроса Ю.В. Кривошеее выступил против столь распространенного тезиса о том, что губная и земская реформы являются шагом на пути централизации.
   Институты самоуправления XVI в. представляются ему продолжением демократических вечевых традиций Древней Руси в новых условиях формирования единого государства. Данилова также пишет о том, что правительственные меры не создавали земского строя, они вводили его в общероссийские рамки, нивелируя местные особенности. Но при этом надо учесть и другое ценное замечание Даниловой: губная и земская реформы и последующие царские указы фактически ставили крестьянство под власть местного дворянства, возглавляемого выбранным из его среды земским старостой. Утверждение общероссийским законодательством общинных выборных в роли низшего звена административного аппарата на деле привязывало крестьян к государству.
   Государственная власть попыталась усилить и свой центральный аппарат. К этому времени относится создание первых функциональных органов управления - приказов (первоначально назывались "избами"). Внешней политикой занимался Посольский приказ, Адашеву был поручен Челобитенный приказ. Поместный приказ ведал землевладением. Разбойный приказ разыскивал и судил "лихих людей". Сбор дворянского ополчения и назначение воевод были в компетенции Разрядного приказа. В 1550 г. созданные еще при Василии III отряды пищальников были преобразованы в стрелецкое войско. Ими ведал Стрелецкий приказ. Финансовые дела находились в компетенции Большого прихода и Четвертей (Четей). С присоединением Казанского и Астраханского ханств создается приказ Казанского дворца. Окончательное оформление и развитие приказной системы приходится на следующее столетие.
   К этому времени относится начало деятельности земских соборов - первый, так называемый собор примирения, состоялся в 1549 г. Активная соборная практика будет существовать в России на протяжении периода, занимающего примерно около столетия. "При всем разнообразии точек зрения на земские соборы, высказывавшихся в дореволюционной историографии, можно отметить два основных направления в изучении их характера и исторического значения", - отметил Л.В. Черепнин. Одни исследователи стремились сравнить земские соборы с сословно-представительными учреждениями Западной Европы. Другие делали упор на своеобразие этого политического института, на древнерусские его корни.
   Как бы то ни было, земские соборы были своего рода поддержкой самодержавной власти в ту пору, когда она в этой поддержке нуждалась. Призыв всех чинов Московского государства для консультаций по тем или иным вопросам, по мнению А.Е. Преснякова, "имел смысл совещания верховной власти с органами, управляющими "делом государевым и земским".
   Естественным было стремление усилить и военную опору самодержавия. В 1550 г. под Москвой дали поместья тысяче "лутчих слуг" - видимо, хотели создать отборные части. Существует версия, автор которой В.Б. Кобрин, что это сделать не удалось, не нашлось необходимого резерва земель. Однако новейший исследователь проблемы А.П. Павлов убедительно показал, что "тысяча" была размещена.
   Основу вооруженных сил в это время (сохранялось и ополчение крестьян и горожан - посоха) составляло конное ополчение дворян. Дворянин в 15 лет "поспевал в службу" и продолжал ее до смерти или до тяжелой болезни. Он обязан был выходить на службу на коне, вооруженным и со своими холопами ("конно, людно и оружно"). Не явившийся именовался "нетчиком" и подвергался тяжелому наказанию. В принятом в 1555 г. Уложении о службе устанавливались правовые основы поместного землевладения. С каждых 100 четвертей земли "в одном поле" (около 170 га) должен был выходить на службу вооруженный конник. Согласно Уложению вотчины в отношении службы уравнивались с поместьями, а вотчинники должны были нести службу на тех же основаниях, что и поместчики.
   В 1552 г. была составлена Дворцовая тетрадь - полный список Государева двора (около 4000 человек). Из состава Двора выходили крупнейшие государственные деятели той поры. Было упорядочено местничество - явление, возникшее недавно, на рубеже XV-XVI вв. Суть его состояла в том, что при назначении на военные и государственные должности решающее значение имело происхождение служилого человека. Местничество было специфически русским явлением (И. Хейзинга). Не так давно Ю.Н. Мельниковым выдвинута убедительная концепция "службы по отечеству" как основы российской государственной системы, при которой местничество, будучи регулятором спорных вопросов, предохраняло систему от "сбоев". Если такая форма улаживания конфликтов соответствовала ранней стадии Московского государства, когда оно еще не вышло из стадии военно-служилой государственности, то теперь местничество ставилось под более жесткий контроль. Местничаться теперь имели право только аристократические роды, состав которых был определен "Государевым родословцем". Все назначения отныне записывались в разрядные книги, которые с середины XVI в. велись при Разрядном приказе. Кроме "служилых людей по отечеству" существовали служилые люди "по прибору", которых "прибирали" в службу: стрельцы, артиллеристы, городская стража, казаки.
   Ряд реформ относится к деятельности Церкви. Создавался единый пантеон святых, что было утверждено в 1551 г. Стоглавым собором (в сборнике его решений было 100 глав). Этот собор, деятельностью которого руководил митрополит Макарий, унифицировал церковные обряды, много сделал для улучшения нравственности духовенства.
   Реформы 1550-х гг. были значительным шагом в сторону централизации. Они уже в гораздо большей степени закладывали основы того государственно-крепостнического строя, о котором мы уже писали. Однако, для того чтобы создать последний, надо было значительно укрепить режим личной власти великого князя, надо было перетряхнуть все, что досталось в наследство от прежней политической системы военно-служилого государства. На это и была направлена опричнина.
   Опричнина. В декабре 1564 г. Иван в сопровождении бояр и дворян отправился по святым местам. Поездив по окрестностям Москвы, он обосновался в Александровской слободе. Отсюда Грозный отправил в январе два послания, которые огласили на Красной площади. В первом он обрушивал гнев и опалу на высшее духовенство и всех бояр и детей боярских за их измены. Царь, "не хотя их многих изменных дел терпети", решил оставить престол. Грамота, обращенная к посадским жителям Москвы, демагогически заявляла, что "гневу на них и опалы никоторые нет".
   Царь довольно быстро согласился на уговоры вернуться, но выдвинул свои условия. Одним из них была "опричнина". Такой термин имел хождение в московском лексиконе и прежде. Так называли землю ("опричь", т.е. кроме всей остальной земли), которая выделялась вдовам князей, помимо основного удела. Княгини ведь часто переживали своих князей. Теперь это был как бы личный удел самого царя.
   Как считает большинство исследователей, в опричнину были выделены следующие земли: уезды центра (Суздальский, Ростовский, возможно, Костромской, часть Переяславль - Залесского), уезды, пограничные с Великим княжеством Литовским, богатые черносошные земли в Поморье. Опричная часть была выделена и в Москве. Остальная территория государства называлась земщиной. Она имела и собственное правительство (там остались приказы). В опричнине была своя Боярская дума, было свое войско. В опричнину взяли тысячу служилых людей. Для них сшили специальную черную одежду, а метла, привязанная к седлу, должна была символизировать стремление выметать из государства измену, как сор из избы.
   Опричнина сопровождалась кровавыми преследованиями. Они затрагивали представителей разных слоев населения. В то же время можно выделить некоторые силы, которые подверглись наибольшему разгрому. Это, конечно же, Церковь. В 1556 г. ушел с митрополичьего престола Афанасий, которого сменил Филипп Колычев - игумен Соловецкого монастыря. Когда он стал обличать опричные порядки, его низложили и заточили в монастырь. Иван расправился с Владимиром Андреевичем Старицким, которого в 1569 г. отравили. Не церемонился он и с родственниками Старицкого.
   От Владимира Старицкого нити "заговора" потянулись к Новгороду. В декабре 1569 г. войско опричников двинулось на Новгород. Оно двигалось как по чужой земле, убивая, грабя и насилуя. Новгородцы встречали царя крестным ходом, но просчитались. Погром Новгорода длился 6 недель. Людей убивали, сбрасывая под волховский лед. Все, что не могли унести, - жгли.
   Дальше пришел черед Пскова, но этому городу повезло: Грозный послушал юродивого, которого встретил по пути во Псков. Есть предположение, что по дороге Грозный встретил псковских купцов и, перебив их, удовольствовался этим.
   Как это бывает всегда, заведенная однажды машина террора уже не могла остановиться. Ее жертвой пала та группировка, которая стояла у истоков "движения": отец и сын Басмановы, М.Т. Черкасский с женой и шестимесячным сыном, князь Афанасий Вяземский. Во главе опричнины стали теперь Малюта Скуратов и другой палач - Василий Грязной. Они вошли в Боярскую думу в качестве думных дворян.
   Между тем новгородский процесс перерос в "московское дело" (Р.Г. Скрынников). Летом 1570 г. на Красной площади в Москве изощренным казням было подвергнуто более ста человек. Среди них были крупные деятели земского правительства: государственный печатник Иван Висковатый, государственный казначей Никита Фуников, дьяки земских приказов. Но уже в 1572 г. опричнина была отменена, причем царь запретил своим подданным даже упоминать само слово "опричнина".
   Стремясь к дальнейшему укреплению своей власти и подозревая кругом измену, Иван IV в 1575 г. попытался вернуться к опричным порядкам. Царь провозгласил великим князем всея Руси крещеного касимовского царевича Симеона Бекбулатовича, а сам принял скромный титул князя московского, у которого был свой удел. Продолжалось это, правда, всего год, после чего Симеон был переведен в Тверь. Удел же Ивана стал называться двором, и вся территория страны и люди были разделены на земских и дворовых. Правда, это разделение было не таким жестким, как в годы опричнины.

 
< Пред.   След. >