www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Отечественная история (до 1917 г.) (А.Ю. Дворниченко и др.) arrow § 3. Государственные преобразования Петра I
§ 3. Государственные преобразования Петра I

§ 3. Государственные преобразования Петра I

   Развернувшаяся в годы Северной войны реформаторская деятельность Петра не ограничивалась реорганизацией вооруженных сил.Перестроив их на регулярный лад, царь стремился придать "регулярный" облик и всей стране, всему обществу. Орудием, с помощью которого Петр пытался осуществить эти планы, являлась государственная власть. Царю были близки популярные в тогдашней Европе идеи философов-рационалистов XVII в., отражавшие в о своей основе разрыв со средневековой концепцией "закрытого и завершенного мира" и отводившие власти роль активной творческой силы, призванной не только водворять правосудие и защищать социум от угроз извне и изнутри, но и преобразовывать его во имя достижения "общего блага".
   Наряду с политико-правовыми теориями рационалистов Петру, одна ко, были не чужды и традиционные представления о самодержавии московского монарха. В этой связи реформаторские начинания царя сопровождались резким расширением сферы государственной регламентации, государственного принуждения. "Он, - писал о Петре один из видных представителей славянофильского течения русской общественной мысли И.С. Аксаков, - проник со своей полицею во все изгибы общественного бытия... ничего не оставил в покое, все регламентировал, все взял в казну, все подчинил команде...". Подобно многим своим современникам (и в России, и в Европе), Петр твердо верил в могущество власти, в ее способность реорганизовать общество сообразно собственным замыслам, в силу разумно составленных регламентов. При этом ломая традиционные нормы, со многими из которых должны были считаться его предшественники, Петр придал царской власти подлинную беспредельность. Таким образом, "революционные" методы, использовавшиеся Петром для реализации своих планов (недаром его назовут впоследствии "революционером" и даже "первым большевиком"), вели в конечном счете к упрочению основополагающих принципов государственного устройства, сформировавшихся в предшествовавшую эпоху.
   Укрепляя самодержавие, Петр, однако, во многом по-новому относился к обязанностям самодержца. Провозгласив целью своих реформаторских начинаний "общее благо" (содержание этого "блага" и средства, необходимые для его достижения, царь, естественно, определял лично), Петр порывал, правда, далеко не в полной мере, с имевшей глубокие корни традицией отождествления государя и государства. Вся неутомимая деятельность Петра на военном и гражданском поприще являлась впечатляющим примером самоотверженной, сознательной и целеустремленной службы государству, службы Отечеству.
   Считая самодержавную власть важнейшим орудием проведения преобразований, Петр, естественно, особое внимание уделял проблемам реорганизации подчиненного ему аппарата управления. Архаичные государственные структуры Московской Руси явно не вписывались в новую эпоху и, в частности, плохо справлялись с решением тех сложных задач, которые возникли перед ними в связи с начавшейся Северной войной. Реформируя властные структуры, Петр I руководствовался идеями распространенного в тогдашней Европе учения об управлении - так называемого камерализма, пропагандировавшего бюрократическую модель организации государственного аппарата, что предполагало построение его по функциональному принципу, строгое разделение труда внутри административной машины и пр. Унаследованная Петром система управления никак не отвечала этим требованиям. В результате петровских преобразований аппарат власти самодержавия обрел новый облик. Постепенно прекратила свою деятельность Боярская дума. Высшим государственным учреждением страны стал созданный в 1711 г. Сенат. Подчиняясь непосредственно царю, Сенат руководил работой администрации, выполнял законосовещательные функции при монархе и выступал в роли верховной судебной инстанции. Надзор за деятельностью Сената осуществлял с 1722 г. генерал-прокурор. Всецело зависевший от воли монарха, Сенат в отличие от Думы являлся чисто бюрократической структурой, орудием верховной власти.
   На смену приказной системе управления с характерным для нее невысоким уровнем специализации при Петре I пришла коллежская система. К ее созданию царь приступил в конце 1717 г. В 1723 г. функционировало 10 коллегий, каждая из которых курировала строго определенный круг вопросов государственной жизни. Коллегии, за исключением Военной, Адмиралтейской и Коллегии иностранных дел, подчинялись Сенату. Организационное устройство и порядок работы коллегий определялись изданным в 1720 г. "Генеральным регламентом". Каждая коллегия состояла из "присутствия", в работе которого участвовали президент, вице-президент, советники и асессоры, и канцелярии, возглавлявшейся секретарем и ведшей делопроизводство. Вопросы, входившие в компетенцию соответствующей коллегии, рассматривались ее "присутствием" и решались большинством голосов. Петр I был убежденным приверженцем принципа коллегиальности, считая "что один не постигнет, постигнет другой". Надзор за деятельностью коллегий с 1722 г. осуществляли прокуроры, подчинявшиеся генерал-прокурору.
   Неоднократным реорганизациям подвергался в Петровскую эпоху аппарат власти на местах. В 1707-1710 гг. страна была разделена на 6, а затем - на 10 губерний. Последние делились на провинции, а те (с 1719 г.) - на дистрикты. Во главе этих административно-территориальных единиц стояли губернаторы (генерал-губернаторы), воеводы и земские комиссары.
   Чиновники всех категорий при Петре I начали обеспечиваться денежным жалованьем. Разработанная под руководством царя Табель о рангах создала новую иерархию служебных разрядов в государственном аппарате, при царском дворе, а также в военной сфере, разделив их на 14 классов. Продвижение по ступенькам этой бюрократической лестницы должно было осуществляться в соответствии с принципом "годности", а не "породы". Коренные изменения произошли в сфере управления Православной Церковью. После смерти в 1700 г. патриарха Адриана Петр не назначил ему преемника. В 1721 г. патриаршество было вообще упразднено. Высшее управление церковными делами возлагалось на Духовную коллегию, переименованную вскоре в Синод. Надзор за деятельностью Синода поручался назначенному монархом обер-прокурору. Не желая допускать существования в лице Церкви института, пользующегося в своих отношениях с властью известной долей самостоятельности, Петр I подчинил духовенство жесткому государственному контролю. Превратившись в результате в одно из звеньев правительственного механизма, Церковь утратила способность выступать в роли авторитетной общественной силы, что обернулось в конечном счете кризисом Православия, который ярко проявился спустя почти два столетия после петровских реформ, в пору пережитых страной в начале XX в. социальных катаклизмов.
   В целом реформы Петра привели к созданию более "регулярной", чем прежняя, системы управления государством. Отношения внутри государственного аппарата, порядок его работы определяли отныне (правда, во многом лишь на бумаге) не традиции, не личный произвол, а абстрактные юридические нормы, хотя еще и весьма далекие от совершенства. Процесс деперсонификации и рационализации управления, будучи в основе одним из важнейших симптомов перехода от средневековой государственности к современной, стимулировался Петром, рассчитывавшим таким путем усилить контроль за чиновничьим аппаратом и, введя его деятельность в рамки выражавших волю монарха нормативных актов, пресечь попытки бюрократических структур использовать власть для собственных "нужд". Разумеется, реально бюрократический аппарат, созданный Петром, существенно отличался от того идеала, которым руководствовался монарх, перестраивая систему управления. Многие юридические нормы, призванные регулировать работу государственной машины, к жизни имели весьма слабое отношение. Взяточничество и произвол, казнокрадство, низкий уровень исполнительной дисциплины, проявлявшийся в игнорировании даже царских распоряжений, - все это было характерно для новых учреждений в не меньшей мере, чем для старых. Излечить государственную машину от недугов подобного рода не могла даже железная воля царя-преобразователя.

 
< Пред.   След. >