www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Отечественная история (до 1917 г.) (А.Ю. Дворниченко и др.) arrow § 4. Общественное движение 1860-1870-х гг. Революционное народничество
§ 4. Общественное движение 1860-1870-х гг. Революционное народничество

§ 4. Общественное движение 1860-1870-х гг. Революционное народничество

   На рубеже 1860-1870-х гг. на политическую сцену страны выступает российская радикальная интеллигенция, принявшая на вооружение различные варианты социалистического учения и ориентировавшаяся на коренную ломку существующего строя.
   Задача подготовки революционного выступления требовала объединения и централизации радикальных сил в стране, создания революционной организации. Инициатива создания такой организации принадлежала Н.Г. Чернышевскому, а равно и А.И. Герцену и Н.П. Огареву. Результатом этих усилий явилось создание в Петербурге Центрального русского народного комитета (1862), а также местных отделений тайного общества разночинцев, названного "Земля и воля". В его состав входили несколько сотен членов, а отделения существовали кроме столицы в Казани, Нижнем Новгороде, Москве, Твери и других городах.
   По мнению членов общества, крестьянское восстание должно было вспыхнуть в России весной 1863 г., когда истекал срок для составления уставных грамот. Деятельность общества была направлена на агитацию и пропаганду, которые должны были придать будущему выступлению организованный характер и всколыхнуть широкие слои народных масс. Была налажена нелегальная издательская деятельность, создана типография в России, активно использовалась типография А.И. Герцена. Предпринимались попытки скоординировать русское и польское революционное движение.
   Однако крестьянское восстание в России не произошло, а "Земля и воля" оказалась не в состоянии организовать революционное выступление. Уже летом 1862 г. правительство перешло в наступление. Были закрыты журналы "Современник" и "Русское слово", проведены аресты в Петербурге, Москве и других городах. Часть революционеров, спасаясь от преследований, эмигрировала. Н.Г. Чернышевский, Д.И. Писарев, Н.А. Серно-Соловьевич были арестованы (Чернышевский, осужденный на каторжные работы, провел на каторге и в ссылке 20 лет). В 1864 г. общество, ослабленное арестами, но так и не раскрытое, самораспустилось.
   Хотя поражение России в Крымской войне и привело к некоторому смягчению режима, установленного в Царстве Польском после восстания 1830-1831 гг., к началу 1860-х гг. внутриполитическая обстановка здесь была весьма напряженной.
   Национальные силы в Польше по-прежнему стремились к восстановлению независимого государства, при этом значительная часть поместной шляхты хотела добиться этого, используя неблагоприятную для России международную обстановку и поддержку ведущих европейских держав. Радикально настроенная молодежь, поддерживаемая рядом русских демократов, создавала подпольные кружки, деятельность которых вылилась в ряд манифестаций в Варшаве и других польских городах.
   Репрессии против манифестантов привели к дальнейшему обострению ситуации, которая в январе 1863 г. вылилась в вооруженное нападение на русские гарнизоны.
   Начавшееся без достаточной подготовки Польское восстание, руководимое Национальным правительством, постепенно распространилось на ряд литовских и белорусских губерний.
   Однако охвачено им было преимущественно городское население (определенные слои польской буржуазии, учащаяся молодежь, ремесленники и рабочие), попытки же развернуть массовое крестьянское движение успеха не имели.
   Среди восставших не было единства, руководство, разделившееся на радикалов и умеренных, фактически не имело единого плана действий. Не оправдались и надежды умеренного крыла на эффективную поддержку со стороны европейских стран. Опытные русские дипломаты сумели предотвратить вооруженное вмешательство извне в польские события. К лету 1864 г. русская армия сумела разбить основные силы восставших.
   Однако, несмотря на поражение, Польское восстание имело важное внутриполитическое значение. Так, при подготовке аграрных реформ в Польше правительство было вынуждено пойти на весьма существенные уступки местным крестьянам, передав им в собственность земли, находившиеся в их пользовании к началу восстания, и наделив участками безземельных.
   Революционное движение в России, однако, не прекратилось. Еще в 1863 г. в Москве начал складываться нелегальный кружок во главе с Н.А. Ишутиным. Члены кружка считали себя последователями Н.Г. Чернышевского. Вместе с тем в их среде постепенно нарастали заговорщическо-террористические настроения. 4 апреля 1866 г. член кружка Д.А. Каракозов совершил неудачное покушение на Александра II. Неприятие радикально настроенной интеллигенции 1860-х гг. российских реалий сплошь и рядом приобретало форму так называемого нигилизма. Существующие порядки осуждались нигилистами с позиций предельного просветительского рационализма. "Русские нигилисты 60-х годов... - отмечал Н.А. Бердяев, - были русскими просветителями, они объявили борьбу всем историческим традициям, они противополагали "разум", существование которого в качестве материалистов признавать не могли, всем верованиям и предрассудкам прошлого... Материализм превратился (у нигилистов. - Авт.) в своеобразную догматику и теологию... Наука, под которой понимались главным образом естественные науки... стала предметом веры, она была превращена в идол". Тип нигилиста был запечатлен И.С. Тургеневым на страницах романа "Отцы и дети" в образе Базарова.
   Среди радикально настроенной молодежи 1860-х гг. широкой популярностью пользовались произведения Д.И. Писарева. Талантливый критик и публицист, проведший более четырех лет в заключении в Петропавловской крепости по политическому обвинению, Писарев ратовал за освобождение личности от груза традиций, предрассудков, общественных условностей, за воспитание "нового человека" - "мыслящего реалиста". Писарев искренне сочувствовал "униженным и оскорбленным", утверждая, что вне вопроса "о голодных и раздетых людях" нет "решительно ничего, о чем бы стоило заботиться, размышлять и хлопотать". Вместе с тем народ, по его мнению, нуждался в поводыре, роль которого должна была играть интеллигенция. Сами же массы являли собой, как полагал Писарев, лишь "пассивный материал", подлежащий "переработке". В своих суждениях о литературе и искусстве Писарев зачастую исходил из весьма упрощенного понимания общественной пользы, выступая в роли "разрушителя эстетики".
   В развитии революционного движения в 1860-е гг. отчетливо обозначилась тенденция, свидетельствовавшая о том, что в среде радикальной интеллигенции, боровшейся как будто бы за освобождение индивида, очень легко могут вызревать силы, стремящиеся лишь заменить одни формы подавления личности другими, еще более жесткими и всеобъемлющими, и готовые действовать вопреки всем моральным запретам. Самым ярким воплощением этой тенденции стала "нечаевщина", связанная с именем С.Г. Нечаева и созданной им в 1869 г. организации "Народная расправа". Нечаевский "Катехизис революционера" призывал применять любые средства для торжества революции, которая должна была увенчаться построением тоталитарной государственности, созданием общества, организованного по казарменному образцу. Убийство одного из членов кружка, отказавшегося подчиняться руководителю, явилось реализацией на практике принципов "нечаевщины". Бежавший затем в Швейцарию и как уголовный преступник выданный царским властям, Нечаев после судебного процесса был заключен в Петропавловскую крепость. Теория и практика "нечаевщины" вдохновила Ф.М. Достоевского на написание его поистине провидческого романа "Бесы".
   Большинство российских революционеров отмежевалось от Нечаева. Однако его идеи оказались весьма живучими. В разных обличьях "нечаевщина" заявляла о себе на всех последующих этапах революционного движения, получив, в частности, широчайшее воплощение в теории и практике большевизма. В тоталитарном, подчинявшем единой цели все человеческие помыслы и поступки сознании радикальной интеллигенции уже просматривались черты тоталитарного строя, утвердившегося в конечном счете на развалинах Российской империи.
   Революционное народничество 1870-х гг. Преемниками революционеров-шестидесятников стали народники 1870-х гг. Для их воззрений было характерно негативное отношение к капитализму, признание самобытности исторического развития России, вера в народ как носителя социальной правды, в общину как основу для переустройства общества на социалистических началах. У истоков народнической идеологии стояли А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский. Приверженность народников социалистическим идеалам во многом обусловливалась моральными соображениями, нравственным максимализмом, сознанием необходимости возвращения долга "культурных классов" народу, тяжкий труд которого давал образованным слоям средства к существованию, стремлением засыпать ров, прорытый в эпоху петровских реформ между этими слоями и народом. Будучи атеистами, порвав с официальным православием, народники не отвергали христианскую этику. Проницательный наблюдатель не без оснований видел в народническом максимализме, жертвенности, готовности пострадать за свои убеждения "стихийное безумие религиозного голода, неутоленного целые века", а в представителях этого движения - преемников "мучеников двоеперстия", приверженцев неистового протопопа Аввакума, который, воскреснув в обличьи радикального интеллигента 1870-х гг., начал расшатывать основы созданной Петром I империи.
   В рамках народнической идеологии существовали различные направления - бунтарское (анархистское), пропагандистское и заговорщическое (бланкистское). Их вдохновителями являлись соответственно М.А. Бакунин, П.Л. Лавров и П.Н. Ткачев.
   Взгляды Бакунина в значительной степени представляли собой измененные в радикальном направлении анархические идеи французского социалиста П.Ж. Прудона. Призывая к революционному свержению существующего строя, Бакунин видел главное "исторически необходимое зло" в государственной власти, любые формы которой должны быть уничтожены. Решающую роль в этом, по его мнению, должны будут играть народные массы, которых толкает на борьбу инстинкт свободы. В России такой революционной силой может стать постоянно готовое к выступлению крестьянство. Его нужно только объединить и поднять на борьбу практическим, боевым бунтарским призывом. Бакунин отвергал необходимость революционной пропаганды в массы. Основной целью революции, по его мнению, должно было стать установление равенства между людьми. При этом в новом, безгосударственном обществе возникнет "свободная федерация" рабочих ассоциаций, как земледельческих, так и фабрично-ремесленных. Взгляды Бакунина, его призывы "идти в народ" находили немало приверженцев, особенно среди революционной молодежи.
   Другое теоретическое направление в народничестве ("пропагандистское") возглавлял Лавров. В отличие от Бакунина Лавров не считал, что русский народ готов к революции. Только систематическая пропаганда, воспитание руководителей из среды самого народа могли, по его мнению, обеспечить необходимые условия для революционного выступления. Вместе с тем Лавров преувеличивал роль интеллигенции в истории, считая "критически мыслящую личность" двигателем общественного прогресса.
   Еще одним направлением в революционном движении 1870-х гг. явилась деятельность народников-бланкистов ("заговорщическое" направление) во главе с Ткачевым. Ткачев считал, что народ не может провести в жизнь идеи социальной революции, на это способен только заговор интеллигентов - "революционного меньшинства". По его мнению, в России деятельность заговорщиков значительно облегчалась тем, что самодержавие является фикцией, "висит в воздухе", не имея опоры и поддержки. Несколько ударов по "всеми покинутому правительству" должны привести к его падению, после чего захваченный государственный аппарат будет использован революционерами. Сторонники Ткачева думали, что коммунистический инстинкт, присущий, как они полагали, русскому крестьянству, позволит затем реализовать в стране социалистические идеи и превратить Россию в образцовую социалистическую страну.
   Первые организации народнического толка начали возникать еще в конце 1860-х гг. В 1869 г. в столице был образован влиятельный в среде студенческой молодежи народнический кружок "чайковцев" (М.А. Натансон, Н.В. Чайковский и др.). К 1871 г., объединив вокруг себя кружки ряда университетских городов, он составил ядро так называемого Большого общества пропаганды (А.И. Желябов, С.М. Кравчинский, П.А. Кропоткин, Н.А. Морозов, С.Л. Перовская и др.). Члены организации распространяли революционные идеи среди учащейся молодежи, рабочих (позднее крестьян), занимались издательской деятельностью. Наиболее популярными здесь были идеи П.Л. Лазарева. Осенью 1874 г. организация, ослабленная арестами, прекратила свое существование. "Большое общество пропаганды" воспитало целое поколение революционеров-народников, сыгравших важную роль в дальнейшем развитии народнического движения.
   В 1872 г. в Петербурге был создан кружок А.В. Долгушина, имевший тайную типографию. Здесь печатали и распространяли брошюры и прокламации для народа. Этот народнический кружок, придерживавшийся бакунинского направления, был вскоре раскрыт и разгромлен.
   Весной 1874 г. около 40 губерний России оказались охваченными новым массовым движением революционной молодежи, получившей название "хождение в народ". Это движение (среди его участников преобладали приверженцы Бакунина) не было ни достаточно подготовленным, ни централизованным. Попытки создать зимой 1873- 1874 гг. единый координационный центр не дали видимых результатов. Народники ходили по деревням, вели беседы с крестьянами, старались вызвать волнения и неповиновение властям. Крестьяне не пожелали, однако, признать "своими" выходцев из "культурных классов". Не давала результатов и более длительная пропаганда в деревнях, которую вела часть народников.
   Уже летом 1874 г. правительство провело массовые аресты среди участников "хождения в народ" (было арестовано около тысячи человек). Длительное следствие закончилось политическим "Процессом 193-х", центральным событием которого стала речь одного из подсудимых, И.Н. Мышкина, в которой он выразил веру в неизбежность народного восстания в стране.
   "Хождение в народ" стало первой попыткой широкого непосредственного общения русских революционеров с крестьянством. Оно показало, что народ не готов к немедленному революционному выступлению, и стимулировало поиск новых организационных форм борьбы. Успех революции связывался теперь с созданием в 1876 г. нового тайного общества "Земля и воля", ставшего крупнейшей организацией народников 1870-х гг.
   Члены "Земли и воли" ставили перед собой задачу объединения революционных кружков, действовавших в Центральной России, на Украине, в Белоруссии, Польше, Закавказье, Поволжье. Им удалось создать хорошо организованный петербургский центр (О.В. Аптекман, Д.А. Лизогуб, А.Д. Михайлов, В.А. Осинский, Г.В. Плеханов и др.), сплотивший вокруг себя несколько групп, выполнявших различные функции. Организацией издавался печатный листок "Земля и воля".
   Важнейшим пунктом программы общества являлся "переход всей земли в руки сельского рабочего сословия", выдвигался и ряд демократических требований, добиться которых можно было "только путем насильственного переворота". Подготовить переворот, по мнению землевольцев, следовало путем постоянной пропаганды и агитации в деревне, создания там опорных пунктов. Уделялось внимание и работе в "центрах скопления промышленных рабочих, заводских и фабричных". Однако рабочие расценивались только как сила, способная поддержать выступление крестьян. Агитационная деятельность землевольцев велась также в среде студенчества и интеллигенции, предусматривалось привлечение на сторону революции недовольных властями офицеров и чиновников.
   Главные силы и средства "Земли и воли" были направлены на создание "поселений" в деревне (колонии в Самарской, Саратовской, Тамбовской и других губерниях), что не принесло заметного успеха. Не дала результатов и попытка развернуть в деревне "аграрный террор", поднять крестьян на вооруженные выступления. В обстановке крушения надежд, массовых политических процессов и репрессий стало изменяться и отношение землевольцев к способам борьбы с самодержавием. Часть членов общества все более склонялась к мысли о необходимости в сложившихся условиях вести эту борьбу средствами индивидуального террора.

 
< Пред.   След. >