www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Курс советской истории, 1917-1940 (А.К. Соколов) arrow 4. Гражданская война и "военный коммунизм"
4. Гражданская война и "военный коммунизм"

4. Гражданская война и "военный коммунизм"

   Что такое гражданская война
   Не останавливаясь подробно на описании военных действий, необходимо расставить некоторые акценты, позволяющие разобраться в освещении истории гражданской войны в России. В исторической литературе существует спор о периодизации гражданской войны. Имеется давняя традиция трактовать гражданскую войну как период острых классовых столкновений. В этом контексте и революция рассматривается как акт гражданской войны. Поэтому многие авторы ведут отсчет гражданской войны в России с октября 1917 г., а иные — и раньше, указывая на отдельные стычки, мятежи, восстания. В то же время есть другое определение войны как способа разрешения противоречий между сторонами с помощью вооруженных сил. В этом более узком, но более точном и современном понимании она означает противоборство воюющих армий, движение фронтов, мобилизацию экономики и другие явные свидетельства того, что страна находится в состоянии войны. С этой точки зрения гражданскую войну в России, видимо, следует датировать серединой 1918 — концом 1920 г., хотя и до, и после этого времени в стране то тут, то там вспыхивали боевые действия.
   Начало гражданской войны
   Несомненно также, что страна постепенно "вползала" в гражданскую войну. В апреле 1918 г. началось восстание на Дону, вызванное левацко-догматической установкой большевиков на "расказачивание". В мае начался так называемый второй Кубанский поход Добровольческой армии, занявшей всю Кубань, откуда с большим трудом удалось отвести красные части. В мае же начался мятеж чехословацкого корпуса на всем протяжении Транссибирской магистрали. Мятеж был поддержан восстаниями в ряде районов Поволжья. Среднее Поволжье и Средний Урал объединяются против Советов под властью Комитета членов Учредительного собрания (правительство Комуча, "Самарская Учредилка"). Ему оказывает поддержку уральское и оренбургское казачество во главе с атаманом Дутовым. Отрезанные от Центра Сибирь, Средняя Азия и Дальний Восток постепенно захватываются антибольшевистскими силами. В Мурманске и Архангельске высаживаются англо-американские оккупационные войска. При их поддержке создается правительство Северной области во главе с членом Учредительного собрания народным социалистом Н.И. Чайковским. Печальная судьба постигает Бакинскую коммуну в Закавказье, которая падает перед лицом трех враждебных сил: местных националистов, турецких и английских оккупационных войск. Внутри Советской республики происходят мятежи и восстания, в том числе в Москве (мятеж левых эсеров), в Ярославле (восстание, организованное "Союзом защиты родины и свободы" под руководством Савинкова и полковника Перхурова). На огромных землях России возникает множество различных государственных образований. Территория, на которую распространяется советская власть, тает, словно "шагреневая кожа".
   Сегодня в печати много спорят о том, кто виноват в развязывании гражданской войны. Советские авторы утверждали, что вовсе не большевики, что вина целиком лежит на их противниках. Если же раскручивать последовательно цепь исторических событий, то следует прийти к выводу, что корни гражданской войны лежали в особенностях происшедшей в России революции. Прав был один из лидеров белого движения А.И. Деникин, который рассматривал гражданскую войну как неизбежную трагедию России. В той обстановке, которая сложилась в стране, вооруженное столкновение различных сил было неотвратимым. Скорее следует задать вопрос, почему война приняла такой жестокий, кровопролитный и междуусобный характер. В этом вина в немалой степени лежит на большевиках, которые своей проповедью классовой вражды, сеяли семена ненависти и жестокости, чьи левацкие и экстремистские действия провоцировали выступление против них с оружием в руках людей в другой обстановке к этому не склонных. Не меньшая вина лежит на тех, кто не хотел и не желал поступиться своими преимуществами и привилегиями, не учитывал велений времени.
   Красный и белый террор
   Тут же встает вопрос о красном и белом терроре: какой из них был более ужасным? Советская литература делала упор на белом терроре. В 1920—1930-х гг. публиковалось огромное количество документов, рассказывающих о зверствах белогвардейцев. Сегодня в печати больше повествуется о преступлениях большевиков, а герои белого движения предстают в ореоле мучеников и страдальцев за Россию. Если раньше писали об убийствах Урицкого и Володарского, о злодейском покушении на Ленина, то теперь о казни царской семьи, хотя никаких особенно новых фактов об этом не стало известно. Так что все зависит от контекста, в котором преподносятся эти факты. Между тем надо признать, что от террора погибли десятки тысяч людей и с той, и с другой стороны. Действие было равно противодействию. На территориях, занятых белыми, творилось не меньше злодеяний и бесчинств, чем в Советской России, причем как политику массовый террор большевики стали проводить с лишь с сентября 1918 г. Той осенью волна красного террора, действительно, захлестнула республику и приняла форму массовых расправ с "буржуями", прочими "классовыми врагами" и всякими подозрительными лицами. Расстреливали трусов, дезертиров, бандитов, грабителей, спекулянтов, стремясь "железной рукой" навести порядок на фронте и в тылу. Карательные меры выходили из-под контроля, вынуждая людей к отчаянному сопротивлению. Созванный в ноябре VI съезд Советов вынужден был поставить вопрос об ограничении террора в рамках "революционной законности", однако остановить его уже было невозможно. Столь же бессильными были попытки ограничить массовые расправы со стороны руководителей белого движения. В разгул террора, свирепствовавшего три года гражданской войны, все стороны, которые принимали в ней участие, внесли свою лепту.
   Первый этап гражданской войны
   В освещении гражданской войны необходимо полностью отказаться от концепции так называемых "трех походов Антанты", которая утвердилась в советской литературе. Несмотря на участие войск иностранных держав в гражданской войне в России, она была прежде всего ее внутренней проблемой. Летом и осенью 1918 г. главные события войны развернулись на Восточном фронте, где народная армия Комуча и чехословацкие части продвигались к Москве, заняли Казань, а на севере грозили соединиться с войсками правительства Северной области и англичанами. Советское правительство предпринимает лихорадочные усилия по укреплению Красной Армии. Уже в мае в нее начались массовые рабочие призывы и принудительные наборы. Конституция, принятая на V съезде Советов, установила принцип обязательной воинской повинности. На том же съезде было решено начать мобилизацию призывных возрастов. К осени численность РККА выросла до полумиллиона человек. 30 сентября 1918 г. при СНК был образован Совет рабочей и крестьянской обороны (СО) для объединения всех мероприятий в военной области. Были предприняты меры по ужесточению дисциплины. Представители РВС, наделенные чрезвычайными полномочиями вплоть до расстрела изменников и трусов без суда и следствия, выезжали на самые напряженные участки фронта. ВЧК объявила об образовании внутреннего фронта гражданской войны, направив свои усилия на разоблачение заговоров и беспощадную расправу с "классовыми врагами". Осенью 1918 г. Красной Армии удалось нанести ряд поражений своим противникам и очистить от них Поволжье и Урал.
   Благоприятная для Советской России обстановка сложилась на Западном фронте в связи с революцией в Германии. Уже 4 октября 1918 г. Ленин, в письме на адрес ВЦИК, предлагает к следующей весне довести численность Красной Армии до 3 млн. человек в "целях помощи немецким рабочим", т. е. еще не оставляет идею мировой революции. По пятам уходящих германских войск продвигались красные части. Брестский мир был аннулирован. Были заняты Псков и Нарва, большая часть Белоруссии и Прибалтики. На освобожденной территории были образованы Литовско-Белорусская, Латвийская и Эстляндская советские республики, правда советская власть просуществовала в них лишь несколько месяцев. В результате ошибок местных коммунистов, которые перенесли из Советской России опыт комбедов и продовольственной диктатуры, а также левацких загибов руководства, новые режимы не получили поддержку местного населения.
   Значительными были успехи Красной Армии на Южном фронте, особенно на Украине. Еще в период оккупационного пронемецкого режима гетмана Скоропадского здесь возникло сильное партизанское и повстанческое движение, возглавляемое украинской Директорией, в котором принимали участие и большевистские отряды. После эвакуации немецких войск между петлюровцами и красными частями, поддержанными наступающей Красной Армией, началась война, которая закончилась поражением националистов. В январе 1919 г. был занят Харьков, в феврале — Киев, в апреле — Одесса, откуда в срочном порядке вынуждена была убраться французская военная эскадра, и Крым. В мае 1919 г. Красная Армия заняла почти всю Донскую область. Восстание местного казачества было жестоко подавлено. Действовал принцип "око за око, зуб за зуб". Прекрасное описание событий этого времени содержится в романах и пьесах М. Булгакова, в романе "Тихий Дон" М. Шолохова. Несмотря на разные взгляды авторов, в них есть то, что представляет большую ценность для социальной истории гражданской войны.
   Второй этап гражданской войны
   В целом, однако, успехи Красной Армии оказались временными и непрочными. Пока она одерживала победы на Западном и Южном фронтах, с другого конца начинал раскручиваться новый, не менее грозный виток гражданской войны, знаменующий переход к ее второму этапу, когда Советской республике противостоял ряд военно-диктаторских режимов. Сначала осенью 1918 г. против красных восстали рабочие Ижевского и Воткинского заводов на Урале. Это восстание было особенно болезненным симптомом для большевиков, поскольку они всегда рассматривали рабочий класс как свою твердую и надежную опору. Восстание с трудом удалось подавить, однако перешедшие в лагерь противника "ижевцы" и "воткинцы" еще долго наносили уколы красным в составе белых армий. В ноябре 1918 г. адмиралом А.В. Колчаком, военным министром Уфимской Директории — правительства, объединившего под своей властью ряд государственных образований на территории России, был осуществлен военный переворот. Колчак провозгласил себя "верховным правителем России" со столицей в Омске и на время становится главным противником советской власти. Его войска в начале 1919 г. быстро продвигаются к Волге, нанося Красной Армии поражение за поражением, и вплотную подступают к Самаре. На юге генерал Деникин объединил все антибольшевистские силы и в апреле 1919 г. начал наступление сразу в трех направлениях: на Царицын, Воронеж и Харьков. Летом войска Деникина занимают всю Украину, а осенью начинают продвигаться к Москве. На западе созданный под германской эгидой Северный корпус развернулся в Северо-Западную армию, которая под командованием сперва генерала А.П. Родзянко, а затем генерала Н.Н. Юденича дважды (в мае и октябре) вплотную подступает к бывшей пролетарской столице — Петрограду. На севере наступление вели войска генерала Миллера. Обозначились признаки консолидации в лагере белых. В мае 1919 г. Деникин заявил о своем признании власти "верховного правителя России". То же самое сделал Миллер и другие генералы. Советская власть снова повисла на волоске.
   И вдруг, словно по мановению волшебной палочки, наступающие фронты рушатся один за другим. Колчаковский фронт был прорван в районе Бугуруслана и Бугульмы, значительные силы его были окружены и уничтожены, после чего ему уже не удалось оправиться. В ноябре пала столица Колчака — Омск. Остатки его армии уходили дальше на восток. В октябре были разгромлены наступающие части Деникина под Воронежем и Орлом. В боях отличилась 1-я Конная армия С.М. Буденного. Деникинская армия покатилась на юг. Разбитый у Пулковских высот под Петроградом Юденич укрылся в Эстонии. Разлагающийся режим генерала Миллера, потеряв поддержку английских войск, вывезенных из России, не смог противостоять большевикам. Большую помощь Красной Армии оказывало повстанческое и партизанское движение, развернувшееся повсеместно в тылу белых армий. К концу 1919 г. ход военных действий явно обратился в пользу Советов. В дальнейшем уже ни польскo-советскaя война, ни война с генералом Врангелем в Крыму непосредственной угрозы для существования советской власти не представляли.
   Причины поражения белого движения
   Самое время сказать о том, почему же все-таки контрреволюция в России, несмотря на временные успехи и материальную и военную помощь из-за рубежа, потерпела поражение. Первая причина состоит в том, что белое движение представляло собой пестрый конгломерат различных сил, которые не только не смогли объединиться, но и не сумели выработать сколько-нибудь конструктивных целей и задач. Вторая — заключается в политике, проводимой белогвардейскими правительствами на занятых территориях, которая сводилась к проведению карательных экспедиций, расстрелам, массовым поркам, унижающим человеческое достоинство и надолго запомнившихся в памяти людей, возвращению старых порядков, в общем-то и приведших к революции. Обычно переход территорий из рук в руки сопровождался сведением счетов, от которого жестоко страдало мирное население. По мере того как в рядах белых усиливалось влияние реакционных и монархических элементов, от них отталкивались сторонники демократии. Этим объясняется, в частности, заявление лидеров ряда политических партий о прекращении вооруженной борьбы против большевиков. В экономической и социальной областях мероприятия белых сводились к возвращению собственности прежним владельцам, "усмирению" рабочих, грабежам и поборам со стороны воинских команд. Самоубийственной была и национальная политика белых генералов, выступавших под лозунгом "единой и неделимой России", а зачастую и учинявших расправы с национальными меньшинствами. Было ясно, что революция породила бурный подъем национального движения в России и игнорировать его было, по меньшей мере, политической слепотой. Хотя бы формальным признанием права наций на самоопределение большевики выгодно отличались от своих противников.
   Определенную роль в победах Красной Армии сыграли отдельные акты, провозглашенные большевистским правительством в начале 1919 г., — окончательная ликвидация комбедов, объявление союза с середняком, прекращение расказачивания и др. Однако не это было главным фактором, хотя советская историческая литература постоянно твердила о возобновлении союза советской власти с крестьянством (с момента VIII съезда РКП(б) в марте 1919 г.). Вряд ли политика "военного коммунизма", черты которой явно обозначились в 1919 г., могла привлечь крестьянские массы. Продразверстка и принудительный набор в Красную Армию легли тяжким бременем на деревню. Не случайно в этот период на фоне противоборства "красных" и "белых" неудержимо разрастается третья сила — движение "зеленых", руководимых атаманами, воевавшими как против "комиссаров", так и против белых генералов. Движение большей частью составляли крестьяне, уклонявшиеся от мобилизаций, и дезертиры. Дезертирство получило огромный размах среди уставшего от войны населения и в Красной Армии, несмотря на вводимые Троцким заградительные отряды, периодически осуществляемые им в частях децимации, т. е. расстрел каждого десятого труса и дезертира, и в рядах белых. Партизанское движение в гражданскую войну также нередко было окрашено в зеленый цвет. Зачастую вооруженные отряды или банды занимали выжидательную позицию, на чью сторону повернет военное счастье, и, скорее в силу своего классового инстинкта, чем сознательно, больше симпатизировали красным. Так, партизанские армии Н. Махно и И. Григорьева в 1919 г. оказывали существенную помощь Красной Армии на юге. Колебания крестьян были понятны. И все же следует признать, что белому движению они не оказали поддержки. В крестьянском сознании прочно засела мысль о том, что благодаря революции они получили землю, которая останется за ними в случае победы большевиков, а не перейдет помещикам, если победят белые. То, что крестьяне не поддержали белое дело, с горечью признавал А.И. Деникин, наиболее честный из противников советской власти, в своих "Очерках по истории русской смуты":
   Мы ждали пойдет ли народ за нами или по-прежнему останется инертным и пассивным между двумя надвигающимися волнами, между двумя смертельно враждебными станами. В силу целого ряда сложных причин жизнь дала ответ сначала нерешительный, потом — отрицательный.
   Победы Красной Армии в советской литературе традиционно объяснялись мудрой политикой ленинской партии, высоким моральным духом масс, сознанием правоты своего дела, революционным энтузиазмом, талантом полководцев, вышедших из народа, и другими такого же свойства аргументами, типичными для коммунистической фразеологии. Но все же, как представляется, главную роль в победе большевиков сыграла система "военного" или "осадного коммунизма", превращение Советской республики в своего рода военный лагерь, милитаризация всей жизни общества. Поскольку военный коммунизм оставил глубокий след в истории советского общества, на нем стоит остановиться подробнее.
   Военный коммунизм
   Раньше считалось, что политика военного коммунизма была вынужденной, продиктованной специфической обстановкой гражданской войны. Однако, если вспомнить содержание и сущность проводимых большевиками преобразований, это выглядит не совсем так. Конечно, большое значение имела сама ситуация в Советской республике, напоминающая положение осажденной крепости, в которой уже начались и голод, и мор. И все-таки военно-мобилизационная и реквизиционная система периода гражданской войны выросла на сплетении множества факторов. Когда отсутствует четкая программа действий, как было у большевиков ("сначала возьмем власть, а потом посмотрим"), то конкретные шаги в той или иной области во многом диктуются складывающейся обстановкой, а из этого затем извлекаются теоретические и идеологические постулаты, привязанные к марксистской доктрине, но часто прямо противоположные тому, что задумывалось в теории.
   Нельзя не обратить внимания, что социально-экономические преобразования большевиков постоянно шли по линии ускорения под влиянием революционного нетерпения и экстремизма, охвативших общество. Распад товарно-денежных отношений, рынка, натурализация хозяйства, постоянная угроза голода в столицах и промышленных центрах также ускорили введение мер военно-коммунистического характера, или, как писал Ленин, "непосредственный переход к коммунистическому производству и распределению продуктов".
   Снабжение Красной Армии, численность которой на протяжении 1919 г. возросла с 1,7 до 4,4 млн. человек требовало, слаженности и единства действий различных органов. Возникает целая система учреждений, в задачи которых входило подчинение всей экономики нуждам фронта. Поначалу все они создавались в традициях революционного времени на основах коллегиальности и широкого представительства различных органов и организаций. Однако постепенно в них усиливается тенденция к персонификации, личной ответственности. Совет Обороны определял главные направления работы ВСНХ, его главков и центров, каждый из которых представлял собой своеобразную государственную монополию в соответствующей отрасли производства (Главметалл, Главтекстиль, Главсахар и т. д.). До конца 1919 г. было создано более 40 таких главков и центров. Главкизм был одной из характерных черт военного коммунизма. Наряду с этим, СО назначал своих комиссаров, обладающих чрезвычайными полномочиями. 8 июля 1919 г. декретом ВЦИК председатель ВСНХ Рыков был назначен чрезвычайным уполномоченным СО по снабжению Красной Армии (Чусоснабарм) в составе РВС. Он был наделен правами использования любого аппарата, смещения и ареста должностных лиц, реорганизации и переподчинения учреждений, изъятия и реквизиции товаров со складов и у населения под предлогом "военной спешности". В ведение Чусоснабарма были переданы все заводы, работавшие на оборону. Для управления ими был образован Промвоенсовет, постановления которого тоже были обязательными для всех предприятий. Система чрезвычайных органов, подчиненная нуждам войны (система ЧУСО), — еще одна черта военного коммунизма.
   Милитаризация управления сопровождалась и приспособлением организации труда к военной обстановке. Раньше всего это проявилось в топливной промышленности, т. е. в одном из самых узких мест советской экономики (постановление СО от 27 июня 1919 г.). К концу года была объявлена на военном положении вся промышленность. Последовательно проводились в жизнь меры по осуществлению трудовой повинности и снабжению рабочей силой военных заводов. Для решения военно-оперативных задач стали использоваться трудмобилизации среди населения (для заготовки дров, военно-строительные работы и т. п.). Происходило ужесточение трудовой дисциплины. В конце 1919 г. СНК принял постановление о рабочих дисциплинарных судах, где среди прочих мер воздействия предусматривалось отправление в концентрационный лагерь.
   Комплекс проводимых мер вел к неизбежной централизации всей работы в деле производства, снабжения и распределения. Крайнее истощение и скудность ресурсов также способствовали централизации. Центральные органы стремились сконцентрировать в своих руках все ресурсы и распределять их по нарядам и ордерам, подписанным комиссарами. Сам коммунизм начинает отождествляться с централизмом тоже вопреки тому, что говорилось в теории о развитии самоуправления. Начали возникать разговоры о едином народнохозяйственном плане, утопические грандиозные проекты, свойственные революционному времени. На практике же на самом высоком уровне приходилось заниматься совершенно прозаическими вещами вроде заготовки дров, сена, изготовления валенок для воинов Красной Армии и пр.
   Натурализация экономики — еще один признак военного коммунизма. Поставив своей целью ликвидацию рынка, товарно-денежных отношений, большевики понимали, что немедленно этого добиться невозможно. Однако развал финансового хозяйства и обесценивание денег способствовали тому, что эта идея стала быстро материализовываться в Советской республике. Экономика начинает работать как бы для единого котла и снабжаться из общего котла. Купля и продажа отмирают. Свободная торговля хлебом запрещается. Деньги вроде бы в ходу, но существенной роли не играют. В конце 1918 г. СНК специальным декретом возложил на Наркомпрод снабжение населения товарами первой необходимости через государственную и кооперативную сеть и потребовал от главков ВСНХ передачи Наркомпроду соответствующей части промышленной продукции. Вся произведенная продукция, а также пополняемая путем конфискаций, реквизиций, причем зачастую без каких-либо выкупов и платежей, размещалась на складах. Отпуск товаров осуществлялся централизованно обычно без оплаты. Железные дороги также были обязаны перевозить грузы бесплатно. Последовательность военно-коммунистических мер включала в себя отмену платы за городской, железнодорожный транспорт, за топливо, фураж, за продовольствие, за предметы широкого потребления, за медицинские услуги, за жилье и т. д. Декреты, вводящие "коммунизм" на всем протяжении его истории, следовали один за другим. Одновременно шла натурализация вознаграждения за труд в виде пайков, натуральных выплат. Всячески поощрялось ведение натурального хозяйства на заводах и фабриках на специально выделенных Наркомземом участках земли.
   В деревне продовольственная диктатура в начале 1919 г. перерастает в систему продразверстки. Все произведенные крестьянами "излишки" продовольствия подлежали отчуждению со стороны государственных заготовительных органов, за вычетом так называемой "потребительской нормы" и "воспроизводственного фонда". Те, которые не подчинялись, относились к кулакам. К ним применялись суровые меры вплоть до расстрела. Взамен "излишков" в деревню должны были направляться промышленные товары для распределения преимущественно среди бедноты: ткани, соль, сахар, керосин и т. д. Ввиду милитаризации экономики и развала промышленности товаров в деревню за все годы гражданской войны было поставлено очень мало.
   Такой выглядела экономическая система военного коммунизма, пытавшаяся организовать единое государственное хозяйство на коммунистических началах без рынка, без денег на основе прямого продуктообмена. Эта система характеризовалась полным отсутствием экономических рычагов, господством администрирования, военно-приказного управления. Все определялось действиями комиссаров и чрезвычайных уполномоченных. Уверенность в том, что можно добиться результата путем решительных и крутых мер, невзирая ни на какое сопротивление, — "комиссарство" есть также прямое наследие военного коммунизма в последующей жизни нашего общества.
   Идеология и культура военного коммунизма
   Своеобразный характер носила идеология военного коммунизма. Это был массированный натиск по внедрению в умы людей элементарных и примитивных азов коммунизма. Большевики придавали огромное значение политической работе в массах, привлекая к ней тысячи пропагандистов и агитаторов, все культурные силы, занятые в советских учреждениях. Руководил этой работой Наркомпрос и его многочисленные отделы. Активную деятельность развернул также Пролеткульт — массовая организация, ставившая своей целью скорейшее создание новой коммунистической культуры. В его рядах было немало талантливых писателей, художников, артистов. Пролеткульт делал ставку на открытое классовое содержание культуры, разрушение старого культурного наследия, поиск новых образов и идеалов. На этой основе формировался революционный авангард в литературе и искусстве. На площадях и улицах крупных городов разыгрывались грандиозные, красочные спектакли, мистерии, шествия, приуроченные к торжественным дням. Они предусматривали массовое действо, т. е. активное участие зрителей в проводимых мероприятиях.
   Вот, например, как было организовано празднование 1-й годовщины Октябрьской революции в Москве. Постановлением Московского Совета была образована специальная комиссия. Постановление предусматривало реквизицию и конфискацию всех необходимых материалов для организации торжеств. Из Петроградской, Новгородской, Псковской и Вологодской губерний были мобилизованы строительные рабочие. Были заказаны сотни портретов и бюстов Ленина, Троцкого, Зиновьева, Луначарского и других революционнных вождей. Понадобилось не менее 20 тыс. аршин кумача. Постановление призывало сделать годовщину пролетарской революции выдающимся примером пролетарского порядка и дисциплины, которые должны царить в красной столице.
   Ранним утром 7 ноября жители Москвы просыпались под звуки хорового пения, доносящихся с улиц и площадей. По случаю празднества были увеличены нормы выдачи продуктов до двух фунтов хлеба, полфунта конфет или сушеных фруктов, двух фунтов рыбы и полфунта масла. В голодающей республике это была невиданная роскошь. Рестораны и кафе были открыты и кормили бесплатно. Отдельно для детей был организован бесплатный обед.
   В Александровском саду у Кремлевских стен открыли любопытный памятник. Основой для него послужил обелиск, воздвигнутый в 1913 г. к 300-летию дома Романовых. С него сверзили двуглавого орла и вместо царских имен вырезали имена Мора, Кампанеллы, Сен-Симона, Фурье, Маркса, Энгельса, Прудона, Бакунина, Лассаля, Плеханова и других мыслителей, внесших свой вклад в развитие коммунистических идей и дело борьбы за освобождение трудящихся. Дважды в этот день выступал Ленин: при открытии памятника Марксу и Энгельсу на площади Революции и мемориальной доски павшим борцам Октябрьской революции на Красной площади.
   На Охотном ряду группа художников-футуристов украсила пустующие торговые лавки разноцветными геометрическими фигурами, над которыми веяли гирлянды красных полотнищ. На Театральной площади у Большого театра все деревья были выкрашены в лиловые тона, кустарники были завернуты в муслин того же оттенка. Даже трава с помощью пожарных брандспойтов была покрашена в яркие непривычные цвета. В коммунальном театре музыкальной драмы состоялась премьера Мистерии-Буфф в постановке В. Мейерхольда и В. Маяковского с декорациями К. Малевича, где "семь пар нечистых" (пролетарии) давали "чистым" (буржуазии) наглядные уроки классовой борьбы.
   Подобные мероприятия в годы военного коммунизма проводились неоднократно. Особенной страстью к постановке феерических спектаклей ("Сожжение гидры контрреволюции", "К мировой коммуне" и пр.) отличался Петроград — "колыбель Октября". По большей части, однако, в театрах и клубах ставились незатейливые пьесы и сценки, где главными действующими лицами были страдающий от гнета пролетарий, а также "буржуй", "поп", "кулак", "генерал", повергаемые в прах революционным народом.
   По всей республике в ускоренном порядке из гипса и всякого рода "подручных средств" воздвигались памятники жертвам и героям революционной борьбы — кампания, названная впоследствии ленинским планом монументальной пропаганды. Большую роль в наглядной агитации играли революционные плакаты, в том числе знаменитые "Окна РОСТА".
   В идеологии военного коммунизма делалась ставка на безжалостность и беспощадность к врагам, проповедовались революционная стойкость и фанатизм, беззаветное мужество перед лицом смертельной угрозы, жертвенность во имя светлого завтра. На этом зиждилась героическая традиция, к которой впоследствии очень часто апеллировали большевики. Немало людей были воспитаны в подобном духе, пройдя через фронты гражданской войны или без устали работая в тылу на самых горячих участках "с Лениным в башке и с наганом в руке". Такими предстают образы людей этого времени, созданные советскими кинематографистами, писателями, художниками. Немало свойственных военному коммунизму ритуалов сохранились в советской жизни последующих лет.
   Подобно тому как чрезвычайные, подчас нечеловеческие усилия, отчаяние и ярость, самоотверженность и фанатизм помогают выстоять при осаде крепости, так и система военного коммунизма позволила большевистскому режиму не только выжить, но и одержать победу.

 
< Пред.   След. >