www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Курс советской истории, 1941-1999 (А.К. Соколов) arrow 5. Перелом
5. Перелом

5. Перелом

   Сущность перелома
   19 ноября 1942 г. в районе Сталинграда Красная Армия нанесла по противнику мощные удары и перешла в наступление, что ознаменовало начало коренного перелома в войне. Однако его не следует сводить к одной или нескольким удачно проведенным военным операциям. В последующих боях инициатива еще не раз переходила к вермахту. Но ценой гигантского напряжения всех сил и средств СССР сумел добиться решающего перевеса над Германией, который в целом предопределил исход борьбы и на советско-германском фронте, и весь ход Второй мировой войны.
   Часто причины побед Красной Армии объясняются "неистощимыми людскими ресурсами" нашей страны. Это неверное представление. Мобилизационные возможности рейха и его союзников, с учетом захваченных ими территорий и громадных жертв, понесенных советской стороной в начальный период войны, были, пожалуй, не ниже, чем у Советского Союза. Другое дело, что советская мобилизационная система работала иначе, чем в Германии и союзных ей странах. Поэтому, несмотря на потери, к концу 1942 г. численность соединений Красной Армии, действующих на фронте, удалось довести до 6 млн человек, т.е. примерно равной численности войск противника.
   Конечно, призывы в армию больших людских контингентов оголяли производство. Так, если до войны численность рабочих и служащих в народном хозяйстве составляла 33.9 млн человек, то к концу 1942 г. — 18.5 млн человек, причем примерно треть занятых приходилась на "новичков", преимущественно женщин и подростков. Советское руководство следовало опыту Гражданской войны, когда по указанию Ленина на трудовой фронт были брошены все трудоспособные силы страны. Однако рабочих рук катастрофически не хватало. Предпринимались чрезвычайные меры, чтобы обеспечить кадрами наиболее важные для обороны отрасли производства. В то же время современная промышленность была бы немыслимой без квалифицированных работников. Советскому государству в годы войны удалось наладить их подготовку. В 1942 г. в промышленность и транспорт было вовлечено 2 млн человек, прошедших программу производственного обучения, причем половина из них была подготовлена в системе трудовых резервов (ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища).
   В условиях эвакуации, утраты крупных производственных мощностей на западе страны возникало немало так называемых "узких мест", для ликвидации которых требовались экстренные меры. Так, потеря Донбасса привела к кризису угольной отрасли — стартового звена оборонного производства. Только к концу 1942 г. удалось восстановить в более или менее достаточных размерах объем угледобычи в Кузнецком бассейне, Караганде, на Урале и в Воркуте. Сюда были мобилизованы партийные и комсомольские работники, жители соседних городов и сел, узники ГУЛАГа. Примерно так же обстояло дело в нефтяной промышленности, черной металлургии.
   Милитаризация экономики
   Победа на Волге была подготовлена так называемым "экономическим Сталинградом". В 1942 г. в основном завершилась тотальная мобилизация экономики на нужды войны или, как говорилось в советской литературе, перестройка народного хозяйства страны на военный лад. Произошел скачок в оборонном производстве. За этот год СССР сумел произвести техники и вооружений, от которых в огромной степени зависел исход войны, больше, чем Германия. Созданные на востоке страны предприятия расширяли производство. Вступили в строй 1200 эвакуированных и 800 новых заводов оборонного значения. В настоящую "кузницу оружия" превратился Урал.
   По сравнению с 1941 г. производство стрелкового оружия в стране увеличилось в 3.5 раза, орудий, минометов, танков и самоходной артиллерии — в 5 раз, боевых самолетов — в 2.5 раза, боеприпасов — почти в два раза, но, как уже говорилось, ход боевых действий зависел не столько от количества, сколько от качества вооружений.
   Этой стороне дела руководство в Кремле уделяло самое пристальное внимание. На заседаниях ГКО постоянно рассматривались вопросы создания новых и совершенствования старых образцов оружия, предъявлялись требования к новым самолетам, танкам, артиллерийским системам. Для работы над ними привлекались лучшие научные и конструкторские силы. Тщательно изучались образцы военной техники, поставляемой по ленд-лизу, и той, что была захвачена у противника. В результате изменился качественный уровень советской военной индустрии. В годы войны закладывались основы для будущего опережающего развития советского военно-промышленного комплекса.
   Выдающимся достижением авиастроения стало создание бронированного самолета-штурмовика Ил-2 конструктором С.В.Ильюшиным. Этой машине был не страшен автоматный и пулеметный огонь с земли. Самолет мог с бреющего полета атаковать автомобильные и танковые колонны, уничтожать мосты, полевые укрепления, артиллерийские батареи и живую силу противника. Пикирующие бомбардировщики Пе-2 и Ту-2 конструкторов В.М. Петлякова и А.Н. Туполева превосходили аналогичные немецкие "Хейнкели" и "Юнкерсы". Новые истребители Як-7 А.С. Яковлева и Ла-5 С.А. Лавочкина превзошли германские "Мессершмитты" и "Фокке-Вульфы".
   Лучшим танком Второй мировой войны стал Т-34, обладавший высокой маневренностью, прочной броней, мощным дизельным мотором, надежным и безопасным. Благодаря более совершенной технологии удалось удешевить и наладить массовое производство этих машин (в 1942 г. — 13 тыс. единиц). Крупнейшим производителем танков стал "Танкоград", созданный на базе Челябинского тракторного, эвакуированных Кировского и Харьковского заводов. Знаменитый Уралмаш тоже освоил производство танков, литых бронекорпусов. Магнитогорский комбинат сумел наладить выпуск высококачественной стали для танковой брони.
   Увеличение производства самолетов и танков позволило советскому командованию приступить к формированию в Красной Армии воздушных и танковых армий.
   В годы войны широкую известность приобрели установки реактивных минометов ("катюши"), из которых формировались системы залпового огня. Но в первый год войны их было мало. В 1942 г. советская промышленность выпустила 3237 таких установок, что позволило комплектовать "гвардейские минометные части" при Ставке Верховного Главнокомандования, действующие на направлениях главных ударов. Это было новое грозное оружие, покрывавшее огнем большие площади и наводившее страх и ужас на противника. Попытки Германии создать у себя нечто подобное не увенчались успехом.
   В ходе оборонительных боев выяснилось, что бутылки с горючей смесью — "молотовские коктейли" — оказались не очень эффективным средством в борьбе против вражеских танков. В короткий срок было налажено массовое производство противотанковых ружей. Их поступление в войска в 1942 г. увеличилось в 14 раз и достигло 249 тыс. шт.
   На смену традиционной русской винтовке шло автоматическое оружие. За год производство автоматов ППШ возросло в 17 раз и составило 1.56 млн шт.
   Поток техники, оружия и боеприпасов особенно возрос к концу 1942 г. и следовал, прежде всего, в район Сталинграда, где вступало в решающую стадию главное сражение Великой Отечественной войны.
   Милитаризация труда
   Рост военного производства при сокращении числа рабочих и служащих достигался за счет большей интенсивности труда, удлинения рабочего дня, сверхурочных работ и ужесточения трудовой дисциплины. В самом конце 1941 г. был принят жесткий указ об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с работы и опоздания. Все занятые на таких предприятиях считались мобилизованными на трудовой фронт. В феврале 1942 г. вышел указ о мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения на производство и строительство.
   Эти суровые меры, сродни тем, что принимались в годы военного коммунизма, находили поддержку и понимание. Перед лицом грозной опасности граждане были готовы трудиться без сна и отдыха, что называется, — на износ. До сих пор загадкой остаются трудовые рекорды, намного превосходившие достижения довоенных стахановцев и превышавшие средние нормы выработки в 2, 3, 5, 10 и более раз. Рабочих, которые их устанавливали, называли "двухсотниками", "трехсотниками", пятисотниками", "тысячниками". Примечательно, что такие рекорды нередко ставили подростки, женщины и старики. Это подчеркивало скрытые возможности советского производства. Потребность внести свой вклад в победу над врагом стала важным моральным стимулом для роста производительности труда.
   Под лозунгом "Все для фронта, все для победы!" на предприятиях внедрялись новые трудовые почины, направленные на совершенствование производства и увеличение выпуска продукции. Молодежь, например, выступила с инициативой движения "В труде, как в бою", организованного по фронтовому принципу. Впрочем, движение не получило официальной поддержки. Руководство, видимо, опасалось полной милитаризации экономики, поскольку "трудовые армии" и "рабочие батальоны", созданные по примеру военного коммунизма, снова не оправдывали себя.
   Рост военного производства достигался путем сокращения производства в гражданских отраслях и, как следствие, сопровождался снижением уровня жизни людей. Не хватало буквально всего, вплоть до иголок, ниток, спичек, соли и прочих мелочей. Их можно было достать только на "черном рынке", а цены на нем в годы войны подскочили примерно в 20 раз.
   Влияние войны на советскую деревню
   Тяжелое положение складывалось в сельском хозяйстве. Исконные житницы страны оказались в руках противника. Деревня отдала фронту значительную часть своего населения. Количество трудоспособных мужчин на селе к концу 1942 г. сократилось на 60%. Остались инвалиды, больные, не годные к военной службе, старики и подростки. Армия забирала автомобили, тракторы, лошадей, которых в деревне с каждым днем становилось все меньше и меньше. Новые поставки техники прекратились, оставшаяся — основательно нуждалась в ремонте и запасных частях. Горючее практически не выделялось. 80% работ приходилось вести вручную. Добавился неурожай. Урожайность зерновых культур упала с 8.6 ц с 1 га до войны до 4.4 ц в 1942 г. В тот год удалось собрать только 25 млн т зерна. Резко сократилось поголовье скота. Число коров, например, уменьшилось наполовину, да и удои молока существенно понизились.
   Между тем фронт требовал продовольствия, а промышленность — сырья. Вся тяжесть решения этих проблем была возложена на крестьянство тыловых районов. Как не раз бывало прежде, руководство усилило экономический и политический нажим на деревню. Восстанавливались политотделы МТС и совхозов, призванные следить за выполнением производственных заданий и трудовой дисциплиной. В начале 1942 г. был повышен (примерно в полтора раза) обязательный минимум выработки трудодней на каждого колхозника. В апреле вышло постановление о мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС городского и сельского населения. Предпринимались экстренные меры для распашки новых площадей, которые за год возросли на 5 млн гектаров.
   Все области, независимо от их географии, переводились на самообеспечение, в то время как государственные заготовки продуктов сельского хозяйства увеличились. По зерну они составили 44% валового сбора урожая 1942 г. (больше, чем до войны), по молоку — свыше половины удоя. Кроме государственных поставок, сельские жители были обременены массой других обязанностей, в том числе для нужд обороны и помощи фронту. Забот хватало, а условия жизни были нелегкие, полуголодные. Невысокое и до войны реальное содержание трудодней упало вдвое. Основным способом выживания было личное приусадебное хозяйство. В апреле 1942 г. государство выделило дополнительные земли для подсобных хозяйств предприятий и огородов рабочих и служащих, сыгравших важную роль в производстве овощей и картофеля — основных продуктов питания населения в годы войны.
   Главное место на селе заняли женщины. Пахота и сев, уборка урожая, уход за скотом, заготовка кормов и многое другое, помимо семейных обязанностей, легли на плечи женщин. "Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик", — говаривали многие из них в военную пору. Женщин выдвигали на руководящую работу, на общественные посты. Большинство председателей колхозов и специалистов сельского хозяйства в годы войны составляли женщины.
   ГУЛАГ в годы войны
   С началом войны стало быстро уменьшаться число заключенных в тюрьмах и лагерях. Многие были освобождены и отправлены на фронт. Около миллиона бывших узников ГУЛАГа воевали в рядах Красной Армии, часть из них была прощена, часть попала в штрафные подразделения. Режим лагерей был ужесточен, увеличены рабочий день, нормы выработки, снизился паек, что привело к резкому возрастанию смертности заключенных (в 1942 г. — в три раза). Отношение к ним со стороны лагерного начальства резко ухудшилось: "вы, мол, тут сидите за свои преступления, а там, на войне, гибнут люди". Естественно, что заключенные рвались на фронт, желая "кровью искупить свою вину". Поразительно, но в одном из лагерей узники, несмотря на тяжкие условия своего существования, выступили с инициативой сбора средств на танковую колонну, в другом — с призывом увеличить производство угля для осажденного Ленинграда.
   Изменения в сознании и духовной жизни
   Исподволь происходили изменения в настроениях и духовной жизни советского общества, нашедшие отражение в идеологии, пропаганде, литературе и искусстве военной поры. По мере того как "тускнели" социалистические ценности и идеалы, им на смену шли патриотические и государственнические начала. Главной темой произведений стал народ на войне. Вместо выпячивания подвигов героев-одиночек, жертвующих жизнью во имя родины, желательно с именем Сталина на устах, как было в начале войны, приходит новый образ неунывающего трудяги-солдата, каким, например, стал Василий Теркин — герой одноименной поэмы Александра Твардовского. Теркин явился олицетворением национального характера и пришелся по душе бойцам своей смекалкой, находчивостью, простотой, близостью и понятностью, умением без высоких слов нести нелегкое бремя войны, "не ради славы, а ради жизни на земле". В связи с оккупацией на экранах страны демонстрировалось немало "партизанских фильмов": "Секретарь райкома", "Она защищает Родину", "Константин Заслонов", "Радуга", весьма популярных среди населения. В них создавался образ непокоренного народа, воплощались идеи возмездия, беспощадности к врагам, предателям и изменникам. Песенный цикл военной поры, созданный советскими композиторами, пользуется известностью и в настоящее время.
   Заметно усилилась роль истории как средства патриотического воспитания. Фильмы, театральные постановки, картины, книги, брошюры воспевали дела выдающихся деятелей и полководцев прошлого. В армии были учреждены ордена Суворова, Кутузова, Александра Невского, предназначенные для награждения генералов и офицеров Красной Армии, отличившихся в сражениях.
   Обозначился перелом в сознании людей. Весть о начале наступления под Сталинградом была встречена грандиозным ликованием всей страны. Прежние чувства тревоги и беспокойства сменились уверенностью в конечной победе, хотя противник находился еще глубоко в пределах СССР и путь к ней казался не близким. Общий настрой на победу стал важным психологическим фактором в жизни фронта и тыла.
   Советские военачальники
   В армии выдвинулась новая плеяда советских военачальников. Изменились их роль и положение в системе военного руководства. Сталин стал чаще прислушиваться к мнению специалистов, да и сам приобрел навыки и знания, необходимые для принятия важных решений в ведении войны. В августе 1942 г. он назначил талантливого полководца Г.К. Жукова своим единственным заместителем, поручал ему разработку крупных военных операций. Поднялись престиж и авторитет Генерального штаба, командующих фронтами, армиями и другими соединениями. Командиры добились отмены института военных комиссаров, которые сковывали их действия и инициативу.
   В развернувшихся сражениях "генералы из мужиков" стали все чаще переигрывать воспитанных в академиях высокомерных генералов вермахта, презиравших своих противников за "азиатские способы ведения войны". В литературе последних лет в адрес советских военачальников слышится нечто подобное, сыплются обвинения их в варварстве, солдафонстве, сервилизме, грубости и жестокости к подчиненным. Но, во-первых, даже если в том и есть доля правды, какие могут быть претензии, во-вторых, противники наших генералов в войне отличились куда большим варварством и, в-третьих, как свидетельствуют их мемуары, советские полководцы были все-таки очень разными людьми.
   Операция "Уран"
   Первым этапом победоносного сражения в районе Сталинграда стала операция "Уран". 19 ноября после мощной артиллерийской подготовки войска Юго-Западного и Донского фронтов под командованием генералов Ватутина и Рокоссовского перешли в наступление. Главный удар был нанесен по боевым порядкам 3-й румынской армии. В прорыв ринулись танковые и кавалерийские соединения. Не ввязываясь в бой за населенные пункты, они стремительно продвигались вперед. Следом в прорыв устремились стрелковые корпуса. Кажется, что наибольшее негодование гитлеровских генералов, вспоминавших о войне, вызывало умение советских военачальников бить по наиболее слабым участкам германского фронта.
   На следующий день южнее Сталинграда перешел в наступление Сталинградский фронт под командованием генерала Еременко. Главный удар пришелся тоже на румынскую, 4-ю армию. Советские танки буквально раздавили залезших в "волчьи норы" румынских солдат и устремились вперед, сметая и немецкие боевые порядки. Вот как описывает происходившее очевидец событий В. Адам:
   Подхлестываемые страхом перед советскими танками, мчались на запад грузовики, легковые и штабные машины, мотоциклы, всадники и гужевой транспорт, они наезжали друг на друга, застревали, опрокидывались, загромождали дорогу. Между ними пробирались, топтались, протискивались, карабкались пешеходы. Тот, кто спотыкался и падал на землю, уже не мог встать на ноги. Его затаптывали, переезжали, давили.
   Через пять дней наступающие фронты соединились в районе г.Калач-на-Дону. При этом был захвачен важный в стратегическом отношении мост через реку. Советские танки с включенными фарами ворвались на мост. Немцы приняли их за свои. Группировка немецких войск в районе Сталинграда была отрезана от основных сил. Численность войск, оказавшихся в "котле", оценивается по-разному, но в любом случае она оказалась весьма значительной. В окружение попали 6-я армия Паулюса, части 4-й танковой армии и соединения германских союзников — всего 22 дивизии. Существует общее мнение, что если бы окруженная группировка стала прорываться из "котла", то удержать ее было бы невозможно. Однако Гитлер приказал Паулюсу оставаться на месте, обещая в скором времени провести операцию деблокирования окруженных войск. К тому же командующий люфтваффе Геринг обещал Гитлеру обеспечить их бесперебойное воздушное снабжение. В пример окруженным ставилась успешная операция по освобождению демянской группировки.
   Для советского командования большое количество войск, попавших в "котел", явилось своего рода сюрпризом. Выяснилось, что ликвидировать их с ходу невозможно. Пришлось внести изменения в планы проведения широкой наступательной операции под кодовым названием "Сатурн". Создавались внутренний и внешний фронты окружения. В то время как внутренний фронт начал тщательно готовиться к операции по уничтожению окруженной группировки, в задачу внешнего фронта входило отражение деблокирующих атак противника.
   Операция "Малый Сатурн"
   Для освобождения 6-й армии гитлеровское командование спешно образовало новую группу армий "Дон" под командованием Манштейна. Ударная группа "Гот", усиленная танковыми соединениями, 12 декабря начала прорываться к Сталинграду из района Котельникова. Уже 60 км отделяло германские танки от группировки Паулюса. Чтобы сорвать замыслы Манштейна, Ставка разработала план наступательной операции, получившей название "Малый Сатурн".
   16 декабря войска Юго-Западного и Воронежского фронтов, форсировав Дон в его верхнем и среднем течении, обрушились на 8-ю итальянскую армию. Ее боевые порядки были расчленены, отдельные части окружены и уничтожены. В образовавшуюся 100-километровую брешь на юг устремились танковые соединения, заходя в тыл немецким войскам, действующим на сталинградском направлении. Манштейну не оставалось ничего другого, как прекратить продвижение группы Гота и предпринять усилия для организации обороны. Советские войска продолжали наступление на широком фронте от Котельникова до Новой Калитвы. Только в начале января 1943 г. немцам удалось стабилизировать оборону на рубеже Северского Донца, где сосредоточились оперативные группы "Холлидт" и "Фреттер-Пико". Восточнее Ростова на реке Маныч оборону удерживала вновь сформированная 4-я танковая армия.
   План деблокирования армии Паулюса полностью провалился. Теперь ее отделяло от основных сил расстояние 200—250 км. Положение окруженных войск стало безнадежным. Боеприпасы, горючее были на исходе, не хватало продуктов. Советское командование организовало воздушную блокаду "котла", в результате которой было уничтожено более 1 тыс. самолетов противника. 8 января окруженным войскам была предложена почетная капитуляция, которая была отклонена.
   Операция "Кольцо"
   10 января 1943 г. войска Донского фронта приступили к операции "Кольцо". Раздался залп реактивной артиллерии, загрохотали пушки. На каждый километр прорыва приходилось до 200 стволов. Как только артиллерия перенесла огонь в глубину, танки с десантом перевалили через передний край. За ними устремилась пехота, а вместе с нею в наступающих порядках двинулись орудия. Где орудия не могли пройти, танки брали их на буксир, а орудийные расчеты — на броню. Если возникала задержка, артиллеристы разворачивали орудия и расчищали путь танкам и пехоте. Мороз достигал 20 градусов при пронизывающем степном ветре. Тем не менее наступающие части неуклонно продвигались вперед и кольцо окружения сжималось с каждым днем. Противник терял последние аэродромы и посадочные площадки. В конце января советские войска с запада ворвались в Сталинград. Паулюс запросил у Гитлера разрешение на капитуляцию. Ответ Гитлера гласил: "Запрещаю капитуляцию! Армия должна удерживать свои позиции до последнего человека и последнего патрона". Но сил для сопротивления уже не было. Деморализованные, обессиленные голодом и холодом, разорванные на части группировки противника сдались на милость победителя. Накануне Гитлер присвоил Паулюсу звание фельдмаршала, надеясь, что тот предпочтет смерть советскому плену. 2 февраля Сталину было доложено о завершении операции "Кольцо". В ходе ее было уничтожено более 100 тыс. солдат противника. Повезло тем, кого удалось эвакуировать из "котла". Судьба остальных оказалась трагической. В плен попали, по уточненным данным, 113 тыс. человек, из них 110 тыс. немцев. В их числе был сам фельдмаршал, 23 генерала, 2500 офицеров. Это была самая большая партия военнопленных с начала войны. Среди них большей частью оказались "живые мертвецы", многие из которых умирали еще до отправки в лагеря. Пешие колонны пленных жестоко страдали от морозов и истощения. Те, кто не мог передвигаться, замерзли или были пристрелены. Да и те, кому "повезло" добраться до лагерей и лазаретов, большей частью не выжили. В Германию вернулось после войны не более 6 тыс. "сталинградцев".
   Завершение Сталинградской битвы и ее значение
   Битва на Волге закончилась и завершилась грандиозным успехом советских войск в трех крупных боевых операциях, в ходе которых были полностью разгромлены 32 дивизии Германии и ее союзников. Общие потери противника составили около 800 тыс. человек, 2 тыс. танков и штурмовых орудий, более 10 тыс. орудий и минометов, 3 тыс. боевых и транспортных самолетов. "Поражение под Сталинградом, — писал гитлеровский генерал фон Вестфаль, — повергло в ужас как немецкий народ, так и его армию. Никогда прежде за всю историю Германии не было случая столь страшной гибели такого количества войск". Германия погрузилась в траур. Нацистская пропаганда взывала к отмщению. Но многолетней победной эйфории немцев был нанесен смертельный удар. Усилилось недовольство режимом, оживились подпольные группы. В союзных с Германией государствах обнаружилось стремление отмежеваться от Гитлера. В оккупированных странах активизировалось движение Сопротивления.
   В годы "холодной войны" в западной литературе Сталинград был заменен Эль-Аламейном, в районе которого в ноябре 1942 г. 8-я английская армия генерала Монтгомери разгромила немецкий "Африканский корпус" Роммеля и приданные ему 8 дивизий итальянской армии. Действительно, победа в Египте стала переломной в военных действиях в Северной Африке. Английские войска погнали противника на запад и вскоре заняли Ливию. Однако африканские пустыни никак не могли претендовать на роль главного фронта Второй мировой войны. Поздравляя союзников с успехом, Сталин продолжал настаивать на внесении ими более весомого вклада и открытии второго фронта в Европе. Как и многие соотечественники, уверовав в окончательную победу, Сталин тем не менее опасался, что она будет стоить слишком многих жертв, и, пока Германия и СССР в смертельной схватке истощают друг друга, союзники сумеют воспользоваться ее исходом и без особых усилий навяжут свою волю.
   Касабланка
   Для обсуждения вопросов дальнейшей стратегии войны в январе 1943 г. была намечена встреча руководителей союзных держав в Касабланке (Марокко). Сталин, ссылаясь на занятость военными делами, отказался от участия в ней. Поэтому встреча свелась к обсуждению планов англо-американского командования. Под давлением Черчилля было решено продолжить британскую "стратегию непрямых действий", в соответствии с которой предусматривались дальнейшие операции в Северной Африке, высадка войск в Италии и на Балканах. Одним из результатов совещания стало решение требовать безоговорочной капитуляции от Германии и ее союзников, к которому позднее присоединился и Советский Союз.
   Битва за Кавказ
   Между тем боевые действия на советско-германском фронте велись с прежним ожесточением и напряженностью. Перед германским командованием встал вопрос о судьбе группы армий "А" на Северном Кавказе. Наступление советских войск на нижнем Дону грозило отрезать ее от основных сил. Уже наученный горьким опытом Гитлер вынужден был издать приказ об отводе войск с Северного Кавказа через "ростовскую горловину".
   В то время как 1-й танковой армии Клейста удалось оторваться от преследующего ее Северо-Кавказского фронта, 17-я армия, чтобы избежать окружения, вынуждена была отходить по обоим берегам Кубани на Тамань. Здесь противнику удалось создать достаточно прочные оборонительные рубежи на "кубанском плацдарме", снабжаемом из Крыма через Керченский пролив и Новороссийск. За этот город развернулись особенно упорные бои. В районе Мысхако к югу от Новороссийска был высажен морской десант, однако десантникам самим пришлось в течение семи месяцев сдерживать атаки немцев на небольшом плацдарме — Малой земле, прославленной впоследствии благодаря участию в этих событиях Л.И. Брежнева.
   Тем временем армия Клейста, отступая на север, соединилась с 4-й танковой армией, после чего обе армии, отражая атаки Южного фронта, успешно переправились через Дон. Они прибыли как раз вовремя, чтобы оказать поддержку оперативным группам "Холлидт" и "Фреттер-Пико", которые сдерживали непрерывно нарастающее давление Красной Армии. 14 февраля советские войска заняли Ростов и затем продвинулись до реки Миус, закрыв тем самым "ростовскую горловину".
   Бои на Северном Кавказе в свой актив занесли как советская, так и немецкая сторона. Первая — потому, что был освобожден Северный Кавказ, вторая — потому, что удалось выскочить прежде, чем "захлопнулась дверь в мышеловке".
   Операция "Искра"
   В операциях на других фронтах советское командование исходило из стратегии ликвидации наиболее напряженных участков фронта. Еще в начале декабря 1942 г. Ставка утвердила план операции "Искра" по прорыву блокады Ленинграда. Перед войсками Волховского и Ленинградского фронтов стояла сложная задача. Им предстояло преодолеть сильно укрепленную оборону, созданную за время блокады 18-й германской армией.
   Операция началась 12 января 1943 г. Со стороны Волховского фронта удар наносила 2-я ударная армия, всеми силами стремящаяся реабилитировать себя за прошлые неудачи. Ей навстречу пробивалась 67-я армия Ленинградского фронта. За семь дней упорных боев советские войска сокрушили вражескую оборону и соединились в районе Синявино. Блокада Ленинграда была прорвана, но город на Неве по-прежнему оставался в осаде, продолжая подвергаться бомбежкам, артобстрелам и испытывая тяжесть фронтовой обстановки. Однако снабжение города и войск, находившихся в этом районе, существенно улучшилось. За три недели через созданный в результате прорыва блокады коридор южнее Ладожского озера была проложена железнодорожная ветка. В 1943 г. жители Ленинграда стали снабжаться по нормам, которые существовали во всей стране.
   На других фронтах
   В центре советское командование ставило задачу уничтожения 2-й танковой армии и освобождения Орла и Смоленска. Операция не удалась, но вынудила противника оставить ржевско-вяземский выступ. Фронт отодвинулся от Москвы еще на 100—120 км. Перед войсками Северо-Западного фронта была поставлена задача ликвидировать демянский плацдарм, однако противнику удалось отвести находившиеся там соединения. Зато в районе Великих Лук получился "маленький Сталинград". Войска Калининского фронта окружили и уничтожили там 7-тысячную немецкую группировку.
   Наибольших успехов добился Воронежский фронт, развернувший 13 января наступление на верхнем Дону, где оборонялись 2-я венгерская и остатки 8-й итальянской армии. Главная роль в операции отводилась 3-й танковой армии генерала П.С.Рыбалко и 40-й армии генерала К.С. Москаленко, которые буквально смяли оборону противника южнее Воронежа. Венгры панически бежали. Через неделю крупная вражеская группировка попала в окружение и была уничтожена. Тем временем севернее Воронежа силами Воронежского и Брянского фронтов был нанесен сокрушительный удар по 2-й немецкой армии, 10 дивизий которой были окружены в районе Касторное. Понеся большие потери, они все же сумели вырваться из окружения.
   Продолжая наступление, советские войска в феврале заняли Курск, Белгород и Харьков. В дальнейшем ставилась задача продвигаться на Сумы и Киев и параллельно — отрезать и уничтожить немецкие войска в Донбассе. Но сил для решения этой двойной задачи было уже недостаточно. Оперативная группа Кемпфа, получив сильные подкрепления, остановила советское наступление западнее Харькова, в то время как войска Юго-Западного фронта, используя бреши в обороне противника, успешно продвигались в направлении Днепропетровска и Запорожья. Но, как оказалось, этот успех совпадал с замыслами германского командования.
   "Реванш за Сталинград"
   В начале февраля гитлеровское руководство произвело крупную перегруппировку сил. На базе изрядно потрепанных и дезорганизованных в боях групп армий "А", "Б" и "Дон" создавалась группа армий "Юг" под командованием Манштейна. Оставив обороняться на рубеже реки Миус пехотные дивизии, Манштейн перебросил свои танковые соединения для удара по флангам наступающего Юго-Западного фронта. Эта операция, получившая название "рокировки Манштейна", прошла удачно. Развернувшиеся встречные наступательные действия привели к тому, что перед угрозой окружения войскам Юго-Западного фронта пришлось спешно очистить Донбасс и отступать за Донец. Это, в свою очередь, создало угрозу для продвинувшегося далеко вперед Воронежского фронта. Противник с запада и востока прорывался к Харькову. Харьков, по признанию Манштейна, имел для немцев какую-то магическую силу и взятие его приобретало символическое значение. 11 марта дивизии СС "Мертвая голова", "Рейх" и "Адольф Гитлер" приступили к штурму города и через три дня овладели им. Продолжая наступление, танковые дивизии вермахта заняли Белгород. На этом боевые действия на советско-германском фронте на время затихли.
   Советское руководство рассматривало поражение в Донбассе и в районе Харькова как временную и досадную неудачу. В литературе о войне ей отводилось лишь несколько строк. Германское командование, напротив, расценивало свои успехи как реванш за Сталинград. Накануне сражения за Харьков с большой помпой состоялось переименование группы Холлидта в 6-ю армию, якобы "покрывшую себя на все времена неувядаемой славой под Сталинградом и ставшую навеки символом немецкой воинской доблести и геройства". Главари рейха посчитали, что стратегическая инициатива вновь перешла к вермахту и приступили к планированию нового наступления в России.
   Действия союзников
   В период паузы на советско-германском фронте союзники СССР добились крупного успеха в Тунисе. В мае 1943 г. итало-германские войска, измотанные в сражениях против превосходящих их английских, американских и французских сил, были прижаты к морю и капитулировали. На состоявшейся в том же месяце в Вашингтоне конференции американские и английские руководители решили сделать упор на проведении наступательных действий в Средиземноморском и Тихоокеанском бассейнах в качестве первоочередных задач ближайшего будущего, о чем и уведомили советское руководство. Стало ясно, что открытие второго фронта в Европе снова откладывается. Это вызвало раздражение и гнев Сталина. Он пишет Черчиллю о своем разочаровании, о возникновении недоверия к союзникам. По всей видимости, этим объясняется ряд противоречивых шагов, предпринятых руководством в Кремле. В мае в целях укрепления доверия между союзниками был распущен Коминтерн. Впрочем, этот роспуск означал лишь "снятие вывески". Работники Коминтерна, представители зарубежных компартий продолжали свою деятельность непосредственно под кремлевским руководством. До сих пор в зарубежной литературе муссируется версия о том, что недовольный союзниками Сталин зондировал почву для заключения сепаратного мира с Германией на условиях довоенного status quo. Хотя подобная версия не подтверждается документами, запуск ее на уровне слуха, дабы встревожить союзников, не исключается.
   НКСГ
   В июне 1943 г. в Советском Союзе было объявлено о создании Национального комитета "Свободная Германия" (НКСГ). НКСГ формировался из числа коммунистов-эмигрантов и военнопленных, готовых к сотрудничеству. В своем манифесте, обращенном к немецкому народу, Комитет призывал к борьбе за прекращение войны, избавление от нацистской тирании и созданию свободного германского демократического государства. Президентом НКСГ стал немецкий поэт Эрих Вайнерт, его заместителем — пленный генерал фон Зейдлиц. На самом деле работой комитета заправляли деятели германской компартии и советские политработники, ведущие массированную идеологическую обработку военнопленных.
   Известие о создании НКСГ произвело на Западе эффект разорвавшейся бомбы. Ведь еще недавно союзники договорились продолжать борьбу до безоговорочной капитуляции без каких-либо инициатив по поводу послевоенного устройства Германии. Возникли, говоря словами Черчилля, "сомнения в верности дядюшки Джо", т.е. Сталина.
   Поставки по ленд-лизу
   Отсутствие второго фронта отчасти компенсировалось увеличением поставок по ленд-лизу. По новому соглашению, подписанному в Вашингтоне в октябре 1942 г. и рассчитанному на год (второй протокол), союзники обязывались передать СССР не менее 5 тыс. самолетов, свыше 10 тыс. танков, около 150 тыс. автомобилей и других грузов на сумму около 3 млрд долларов. Ввиду опасности северного маршрута, основные потоки грузов переместились в другие районы. Главную роль приобретали транзит через Иран и "дальневосточный коридор". Несмотря на нарушения сроков и объемов поставок, они сыграли важную роль в создании коренного перелома в войне. Например, к апрелю 1943 г. каждый четвертый самолет на советском фронте был иностранного производства. Особой популярностью пользовались американские истребители "Аэрокобры" и британские "Спитфайры", бомбардировщики и торпедоносцы "Бостон". Большинство ввезенных импортных танков значительно уступали отечественным образцам, и Советский Союз нередко отказывался от их поставок. Более важное значение для голодной страны имели значительно возросшие поставки продовольствия, главным образом пшеницы и консервов. "Вторым фронтом", из-за отсутствия такового, бойцы называли обильно поступавшую в войска американскую тушенку.
   Мобилизация в рейхе
   К лету 1943 г. германский рейх обладал еще огромной экономической и военной мощью. Достаточно сказать, что выплавка стали на заводах Германии в четыре раза превышала советскую. Германская промышленность непрерывно наращивала выпуск военной продукции. Форсировалось производство танков, особенно новых образцов, таких как "Тигр", "Пантера", самоходное орудие "Фердинанд". Был налажен выпуск самолетов с улучшенными боевыми качествами — "Фокке-Вульф-190А", "Хеншель-129". Чтобы компенсировать потери в предыдущих боях, в рейхе проводились масштабные мобилизационные мероприятия. В армию было призвано на 2 млн человек больше, чем в 1942 г. Делалось это за счет изъятия из экономики немецких рабочих и специалистов, лишением их отсрочек по призыву. Взамен привлекались военнопленные и иностранные рабочие. В рейхе началась настоящая "охота на рабов". Однако тотальную мобилизацию, подобную той, что была в Советском Союзе, Германии провести не удалось. Летом 1943 г. СССР обладал перевесом над противником как по численности действующей армии, так и по количеству боевой техники.
   Операция "Цитадель"
   Планируя летнюю кампанию, гитлеровское руководство снова решило сосредоточить главные усилия на Восточном фронте и провести там крупную наступательную операцию. Целью ее намечалась ликвидация Курского выступа. Ударами в его основание германское командование рассчитывало окружить и уничтожить сосредоточенные в этом районе советские войска. "Победа под Курском, — указывал Гитлер, — должна явиться факелом для всего мира".
   Для проведения операции привлекались лучшие соединения вермахта: 50 дивизий, в том числе 16 танковых и моторизованных. Они примерно пополам делились между группой армий "Юг" под командованием фельдмаршала Манштейна, наступавшей из района Белгорода, и группой армий "Центр" под командованием фельдмаршала Клюге, наносившей удар южнее Орла. Операция получила название "Цитадель".
   Несмотря на строжайшую секретность ее подготовки, советское военное руководство разгадало замыслы противника. Еще в апреле разведка доложила о концентрации войск в районе Курской дуги. Установлено было и примерное время начала наступления. Ставка вынесла решение о преднамеренной обороне. Суть ее состояла в том, чтобы, используя превосходство в силах и средствах, измотать наступающие соединения противника, выбить его танки, а затем нанести ему сокрушительные удары. На Курской дуге создавалась глубоко эшелонированная оборона. Действующие на этом направлении фронты (Центральный и Воронежский) были пополнены людьми и боевой техникой. Здесь были сосредоточены три танковые армии из пяти, созданных в Красной Армии, четыре воздушные армии. Войсками и населением прифронтовых районов было оборудовано восемь оборонительных полос и рубежей на глубину до 300 км. Параллельно Западный, Брянский, Юго-Западный, Южный и Северо-Кавказский фронты готовились к проведению широких наступательных операций. Для накопления резервов был сформирован специальный Степной округ (позднее — фронт), который имел в своем составе пять общевойсковых, танковую и воздушную армии и другие соединения.
   Советское руководство дало указание активизировать партизанские действия в тылу врага, чтобы нарушить его коммуникации. В свою очередь, чтобы воспрепятствовать этому, германское командование применило тактику выжженной земли, снося с лица земли десятки сел и деревень, беспощадно расправляясь с жителями прифронтовой полосы или угоняя их в рабство. До сих пор на карте заметны следы этой гитлеровской акции.
   Курская битва
   5 июля войска Клюге и Манштейна одновременно с севера и с юга начали прорыв советской обороны на Курской дуге. С орловского плацдарма главный удар наносился на Ольховатку. Поддерживаемые сильным артиллерийско-минометным огнем и активными действиями авиации, немецкие танки и самоходки обрушились на передний край советской обороны. Вслед за ними на бронетранспортерах и в пешем строю продвигалась пехота. В первом атакующем эшелоне действовали 3 танковые и 5 пехотных дивизий. Как вспоминал командующий в то время Центральным фронтом Рокоссовский, четыре атаки были отбиты, и только в результате пятой, когда противник ввел в бой свежие силы, ему удалось вклиниться в расположение советских войск на глубину от 3 до 6 км. Последующие шесть дней тоже не дали противнику заметных результатов. Советское командование непрерывно вводило в сражение новые танковые корпуса, которые наносили контрудары по наступающей группировке. Продвинувшись всего на 10 км по фронту и 12 км в глубину и порядком истощив свои силы, немцы вынуждены были перейти к обороне.
   В полосе Воронежского фронта наступление вела 4-я танковая армия Гота и оперативная группа Кемпфа. На узком участке фронта было сосредоточено до 700 танков с "тиграми" впереди. За первый день боев им удалось продвинуться на 8—10 км. Командующий фронтом Ватутин ввел в бой 1-ю танковую армию генерала Катукова и ряд танковых корпусов. Попытки противника продвинуться на Обоянь были отражены. Тогда Манштейн решил направить удар армии Гота в район Прохоровки и через нее пробиться к Курску. Но и этот замысел был разгадан советским командованием. Воронежский фронт был снова усилен. Ставка передала в его состав 5-ю танковую армию генерала П.А. Ротмистрова и 5-ю армию генерала А.С.Жадова. 12 июля советская авиация нанесла массированный удар по наступающим порядкам противника. Непрерывно грохотала артиллерия. Особенно ожесточенные бои происходили в районе Прохоровки. Там развернулось крупнейшее в истории войн танковое сражение. С обеих сторон в нем участвовало около 1200 танков. До позднего вечера на поле битвы стоял несмолкаемый гул моторов, лязг гусениц, рвались снаряды. Горели сотни танков и самоходных орудий. Танковые экипажи и пехота дрались врукопашную. Тучи пыли и дыма заволокли небо. Ударная мощь соединений противника была подорвана. Оборонительные бои в полосе Воронежского фронта продолжались еще три дня. Вклинившись в его расположение на расстояние до 35 км, войска Манштейна большего сделать уже не смогли, а 16 июля начали отход на Белгород. 23 июля в основном было восстановлено положение, которое было в начале немецкого наступления.
   Операция "Цитадель" провалилась. Оборонительные сражения закончились, а вместе с ними завершился коренной перелом в ходе войны. Вермахт окончательно лишился стратегической инициативы. "С этого времени, — писал Гудериан, — немецкая армия постоянно отступала". Закатывалась победная звезда германских полководцев. Теперь на Восточном фронте им предстояло испытывать преимущественно горечь поражений.

 
< Пред.   След. >