www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Курс советской истории, 1941-1999 (А.К. Соколов) arrow 8. Победа
8. Победа

8. Победа

   Германия накануне краха
   Фронты союзников с востока и запада неумолимо приближались навстречу друг другу. К середине апреля союзные армии вышли на Эльбу, заняли большую часть Нижней Саксонии, Тюрингии, Баварии, вышли к Виттенбергу, Лейпцигу и Нюрнбергу. Расстояние между советскими и англо-американскими войсками сократилось до 150—200 км, а передовые части последних находились в 100 км от столицы рейха.
   В апреле было фактически покончено с итальянским фронтом. Англо-американские армии перешли здесь в решительное наступление. На севере Италии началось народное восстание. Восставшие заняли Милан. Партизанам удалось захватить Муссолини, подвергнуть его народному суду и жестокой казни.
   Наступали последние дни германского рейха. Вставал имевший очень важное политическое значение вопрос о том, кто будет брать германскую столицу. По обстановке на фронтах выходило так, что эта миссия выпадала на долю Красной Армии, хотя ее выполнение было сопряжено с дополнительными усилиями и жертвами. Как выяснилось впоследствии, ежедневные потери советских войск при штурме Берлина оказались самыми высокими среди всех наступательных операций Красной Армии.
   Падение Берлина
   На берлинском направлении германское командование сосредоточило группу армий "Висла" в составе 3-й танковой и 9-й полевой армий. Южнее Берлина до чехословацкой границы оборону держала группа армий "Центр" в составе 4-й танковой и 17-й полевой армий. На пополнение войск Восточного фронта поступали запасные пехотные, танковые, артиллерийские и другие части, военные училища и высшие военно-учебные заведения. Помимо кадровых войск, привлекались всевозможные дополнительные силы: многочисленные батальоны фольксштурма, специальные отряды истребителей танков, вооруженные фауст-патронами. Была произведена мобилизация даже допризывных возрастов через "Гитлерюгенд".
   Вся полоса до Берлина представляла собой мощные узлы сопротивления, а подступы к ним преграждены минными полями и бетонными надолбами. Три оборонительных кольца окружали германскую столицу, а сам Берлин делился на восемь секторов обороны, которые необходимо было преодолеть, чтобы достигнуть центрального, 9-го сектора, где находились рейхстаг, имперская канцелярия и другие правительственные учреждения рейха. Каждый квартал, каждую улицу, каждый дом предстояло штурмовать. Реку Шпрее и многочисленные каналы с крутыми гранитными берегами надо было форсировать под огнем. Улицы преграждали баррикады, на перекрестках и площадях были врыты танки, заслоненные гранитными плитами. 400 железобетонных укреплений были специально приспособлены для уличных боев. Линии метро и подземные коммуникации служили укрытием и средством сообщения для обороняющихся.
   Войскам и гражданскому населению Германии буквально вбивалась мысль, что с приходом Красной Армии все немцы будут истреблены, так что иного выхода, как сражаться до конца, нет. Пропагандистские акции сочетались с жестокими репрессивными мерами. За пораженческие настроения, за оставление позиций, трусость, дезертирство немедленно следовала смертная казнь. Запуганные немецкие беженцы колоннами передвигались на запад, женщины, дети и старики жестоко страдали от лишений и голода, а нацистские вожди в это время прятались в укрытиях и готовили себя к будущей подпольной борьбе.
   16 апреля войска Жукова начали наступление с кюстринского плацдарма. Ему предшествовала небывалая по мощи артиллерийская подготовка. Свыше 500 тыс. снарядов и мин было обрушено на противника. 745 самолетов бомбардировали заданные цели. Перед рассветом при ярком свете прожекторов, направленных на противника, в атаку двинулись танки и пехота. К полудню атакующие войска приблизились ко второй линии обороны немцев, проходившей по труднодоступным Зееловским высотам. Чтобы ускорить прорыв, Жуков ввел в сражение 1-ю и 2-ю танковые армии. Атаки продолжались и днем и ночью. Утром 18 апреля неприступный рубеж был взят.
   Тем временем войска 1-го Украинского фронта приступили к форсированию Нейсе. Вдоль всего фронта на протяжении 400 км была поставлена дымовая завеса, скрывшая от противника участки переправ. Через реку наводились мосты для артиллерии и танков. На лодках, по штурмовым мостикам и вброд войска Конева переправились на западный берег и прорывались ко второй полосе немецкой обороны. Им пришлось продвигаться через затопленные паводком поймы рек, по горящим лесам и населенным пунктам. В прорыв были введены 3-я и 4-я танковые армии, которые пробились через вторую полосу обороны. Форсировав в ночь на 18 апреля Шпрее, танковые армии вышли на оперативный простор и стремительно приближались к южным и юго-западным окраинам Берлина.
   Переброшенные на северный участок берлинского направления войска 2-го Белорусского фронта 18 апреля начали наступление с форсирования восточного рукава в дельте реки Одер. Однако все пространство между между восточным и западным рукавами в устье реки было залито половодьем. Танки не могли наступать, тяжелая артиллерия не могла двигаться, туманы, наплывавшие с Балтийского моря, препятствовали действиям авиации. Тем не менее 65-я армия генерала П.И. Батова сумела преодолеть этот трудный рубеж и закрепилась на западном берегу Одера.
   Чем ближе к Берлину, тем отчаяннее становилось сопротивление противника. Его попытки помочь Берлину и нанести удар с севера срывались наступлением 2-го Белорусского фронта Рокоссовского. 25апреля западнее Берлина войска Конева и Жукова соединились. В результате большая часть немецких войск 9-й и 4-й танковой армий была окружена и, более того, расчленена на две отдельные группировки. По приказу Гитлера с Западного фронта была снята 12-я армия генерала Венка и направлена на помощь попавшим в окружение. Однако ожесточенные атаки противника успеха не достигали.
   В тот же день произошло еще одно важное событие. В районе Торгау на Эльбе встретились подразделения 1-го Украинского фронта и 1-й американской армии. Войска противника в Германии были теперь разрезаны на две части. Встреча союзников на Эльбе была оформлена с большой помпой как с советской, так и американской стороны, с обилием речей и тостов. В Москве в ее ознаменование был произведен торжественный салют.
   Тем временем уже полыхало сражение на улицах Берлина. Боевые порядки наступающих советских армий были эшелонированы в глубину. Днем наступали войска первого эшелона, ночью— второго. Главная тяжесть боев пришлась на специальные штурмовые отряды, составленные из всех родов войск. 27 апреля они прорвались к центру Берлина. 30 апреля начался штурм рейхстага, ставший своего рода символом сражения за германскую столицу. В то время как в горевшем здании рейхстага шли ожесточенные бои, германский фюрер покончил жизнь самоубийством в своем подземном бункере. Вечером над зданием рейхстага взвилось знамя Военного совета 3-й ударной армии, водруженное разведчиками М.А. Егоровым и М.В. Кантария. Тысячи бойцов расписывались на колоннах и стенах здания, отмечая свой путь, пройденный до Берлина. 2 мая 1945 г. советские войска полностью овладели городом.
   Одновременно шло уничтожение окруженных в районе Берлина вражеских группировок. Доведенные до отчаяния безнадежностью своего положения, немцы атаковали всюду, где им представлялась хоть малейшая возможность просочиться на запад. Как вспоминал маршал Конев, "они прорывались, их зажимали, окружали; они снова прорывались, их снова зажимали; они двигались постоянно в кольце наших войск". На запад смогло прорваться через лесные массивы лишь несколько тысяч человек.
   Последние бои
   В последние дни войны преемник Гитлера гросс-адмирал Дениц пытался маневрировать, завязать отдельные переговоры с командованием американских и английских войск об односторонней капитуляции на Западе и перебазировании туда как можно большего количества войск. Командование группы армий "Висла", не дожидаясь переговоров о прекращении огня, установило контакты с американцами и договорилось с ними о сдаче в плен. Сдались англичанам немецкие соединения в районе Гамбурга. Полностью капитулировала немецкая армия в Италии. Боевые действия продолжались в основном против советских войск. Командующий группой армий "Центр" фельдмаршал Шернер, в подчинении которого еще находилось более 1 млн солдат и офицеров, был фанатическим приверженцем борьбы против большевизма "до последнего солдата". Ареной майских боев стала Чехословакия, вокруг которой закручивался очередной узел противоречий между СССР и союзниками.
   Советское руководство действовало в Чехословакии по выработанной схеме. В феврале 1945 г. на освобожденной территории страны был создан Чешский национальный совет под главенством коммунистов. Однако чешское эмигрантское правительство было настроено весьма дружественно по отношению к Советскому Союзу и было готово на уступки. В марте в Москву из Лондона прибыл президент Чехословакии Бенеш. Было достигнуто соглашение о создании в стране коалиционного правительства Национального фронта. Его председателем стал левый социал-демократ З. Филингер. В конце апреля новое правительство призвало к вооруженному восстанию против германской оккупации. С оружием в руках выступило население многих чешских городов, а 5 мая началось восстание в Праге. Фельдмаршал Шернер отдал приказ подавить выступление в городе "всеми имеющимися средствами". Однако дислоцированные в городе части власовской армии (РОА) не спешили выполнять приказ. К Праге с севера и востока приближались танковые дивизии "Рейх" и "Викинг". Одновременно к чешской столице с разных сторон устремились войска 1-го, 2-го и 4-го Украинских фронтов. На рассвете 9 мая они ворвались в Прагу и спасли ее жителей от уничтожения.
   Капитуляция Германии
   Новое германское руководство не оставляло попыток посеять рознь между союзниками. 7 мая в ставке Эйзенхауэра в Реймсе генерал-полковником Йодлем, представлявшим правительство Деница, был подписан акт о капитуляции Германии, вступающий в силу 9 мая 1945 г. Сталин, по свидетельству Жукова, отреагировал на это крайне раздраженно. Поскольку, указывал он, главную тяжесть войны на своих плечах вынес советский народ, а не союзники, капитуляция должна состояться перед командованием всех стран антигитлеровской коалиции, и что акт о капитуляции обязательно должен быть подписан именно в Берлине — центре фашистской агрессии.
   Союзники вынуждены были пойти навстречу Сталину. В ночь с 8 на 9 мая в восточном берлинском предместье Карлсхорсте состоялась официальная церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии. Советскую делегацию возглавлял маршал Жуков, США — генерал Спаатс, Великобритании — маршал Теддер, Франции — генерал Делатр де Тасиньи. От лица поверженного рейха делегацию возглавлял фельдмаршал Кейтель.
   Весть о капитуляции Германии с быстротой молнии разнеслась по всему миру. В Советском Союзе она была встречена особенно грандиозным ликованием. Миллионы людей высыпали на улицы городов и сел. Москва отметила этот день праздничным салютом из тысячи орудий. Завершилась 1418-дневная эпопея, за которой стояло море лишений, страданий, горечь поражений и радость трудных побед. Чувство гордости перемешивалось со слезами и памятью о погибших, которые были в каждой советской семье.
   В мае в соответствии с актом о капитуляции Германии складывали оружие и сдавались в плен оставшиеся войска вермахта и германского флота. Прекратила сопротивление группа армий "Курляндия" (бывшая группа армий "Север") в Прибалтике, сложили оружие немецкие войска на косе Фрише-Нерунг, капитулировали соединения группы "Нарвик" в Норвегии. За несколько дней до Победы сдалась группировка противника в районе Бреслау (ныне Вроцлава). На территории Чехии и Австрии отдельные группы немецких войск еще пытались оказывать сопротивление, но к 19 мая все они были ликвидированы. За время, прошедшее после капитуляции, советскими фронтами было взято в плен 1.4 млн солдат и офицеров. Однако основной их массе удалось сдасться союзным войскам.
   Вооруженные силы рейха прекратили свое существование. Правительство Деница было распущено, а его члены арестованы. Подлежали аресту все нацистские вожди, высшие военные руководители. Все они рассматривались как военные преступники и должны были предстать перед Международным трибуналом. Вся власть в Германии перешла к представителям четырех держав.
   Потсдам
   Для урегулирования вопросов, связанных с победой, созывалась конференция в пригороде Берлина Потсдаме, которая проходила с 17 июля по 2августа 1945 г. Для участия в ней прибыли главы государств: Сталин, Трумэн и Черчилль (последнего 26 июля сменил новый британский премьер Б. Эттли). Сталин чувствовал себя на конференции увереннее остальных участников, прежде всего как представитель державы, взявшей столицу рейха. Главный вклад СССР в победу был, что называется, налицо. Советские армии стояли во всех странах Восточной Европы. Хотя представители союзных держав приехали на конференцию с намерением отстаивать "жесткий курс" в отношении Советского Союза, эту линию выдержать до конца не удалось. Припасенный Трумэном "аргумент", связанный с испытанием в США атомной бомбы, никак не повлиял на позицию Сталина.
   Все же союзники сумели навязать Сталину обсуждение некоторых неприятных для него вопросов. По наиболее острому из них — о создании коалиционных правительств в освобожденных странах — соглашения так и не было достигнуто, хотя накануне конференции Сталин, уступая давлению Черчилля, вынужден был согласиться на ряд уступок. В частности, в Польше было сформировано коалиционное правительство во главе с лондонским премьером Миколайчиком. По вопросу о границах этого государства победила советская точка зрения. Участники конференции сошлись на том, что с германских земель, передаваемых Польше, немецкое население будет переселено в Германию. То же касалось части территории Восточной Пруссии в районе Кенигсберга, передаваемой Советскому Союзу.
   На конференции были в основном подтверждены и детализированы договоренности о политических и экономических принципах управления Германией, достигнутые в Ялте, продолжено согласование военных действий против Японии.
   Советская политика в Германии
   Несмотря на то что в Потсдаме были принято решение о создании межсоюзнических органов по управлению оккупированными территориями, восточная зона находилась в основном в ведении советской военной администрации Германии (СВАГ). Одной из ее задач стало взымание репараций. В СССР отправлялось оборудование германских заводов, научных лабораторий и институтов, материальные и культурные ценности. С репарациями тесным образом связан и вопрос о так называемых "трофеях" и "перемещенных ценностях", который в последние годы приобрел довольно острое звучание.
   Ни одна из войн не обходилась без крупных неприятностей для побежденных: насилия или грабежей покоренного населения. Официально советское командование осуждало подобную практику, но иногда смотрело на нее сквозь пальцы, следуя известному принципу "горе побежденным!" К тому же советская пропаганда того времени особенно упирала на размеры ущерба, нанесенного СССР в результате войны. Как бы в отместку из Германии в Советский Союз следовали эшелоны с мебелью, посудой, картинами, книгами и прочим "барахлом". Рядовые солдаты, которым вскоре предстояла демобилизация, тоже старались привезти на родину какой-нибудь "сувенир", отнятый у местного населения, но, кажется, размеры "трофеев" напрямую зависели от должности в военной администрации.
   Делая упор на "позорное" поведение советских войск в Германии, современная "разоблачительная" литература противопоставляет ему якобы "благородное" поведение союзников — характерный штамп периода "холодной войны". Степень "благородства" союзников при этом сильно преувеличивается, равно как и степень "варварства" советской стороны. Последняя представляла в общем-то нищую и разоренную страну, на жителей которой произвело неизгладимое впечатление достаток и благоустроенность поверженной Германии. Немцы безропотно воспринимали грабеж как трагическую неизбежность, как возмездие за преступления, которые они совершили на Востоке.
   Явочным порядком началось переселение этнических немцев, проживавших восточнее Одера и Нейсе (Силезия, Померания, Восточная Пруссия), а также из Польши, Чехословакии, Венгрии и других стран в советскую зону оккупации Германии. До конца 1945 г. "новую родину" обрели около 2.5 млн человек. Кроме того, в первые месяцы после капитуляции из СССР возвратились более полумиллиона пленных.
   Снабжение населения Восточной Германии, включая весь Берлин, в условиях полной дезорганизации хозяйства легло на плечи советской оккупационной администрации. В Берлине, например, были установлены следующие средние нормы продовольственного снабжения в день на человека: хлеба — 400—450 г., крупы — 50 г, мяса — 60 г, сахара — 20 г, жиров 15 г. Были приняты меры для восстановления городского хозяйства, налаживалась деятельность местных органов управления, открывались больницы, школы, высшие учебные заведения, разрешалась деятельность политических партий и общественных организаций, за исключением тех, которые находились под влиянием нацистов.
   Репатриация
   С вступлением советских войск на территорию Восточной Европы и Германии со всей остротой встала проблема репатриации советских граждан, оказавшихся за рубежом. Еще в октябре 1944 г. для этой цели было образовано Управление уполномоченного СНК СССР по делам репатриации, которое возглавил генерал-полковник Ф.И. Голиков, ранее начальник разведывательного управления Красной Армии. Сотрудники ведомства Голикова установили, что к концу войны за пределами СССР оставалось в живых около 5 млн советских граждан, называемых в совокупности "перемещенными лицами", включая военнопленных, "восточных рабочих", узников концлагерей, военнослужащих в немецких формированиях и пр.
   Согласно Ялтинскому соглашению, "перемещенные лица" в различных странах должны были в обязательном порядке возвращаться на родину. До 1 марта 1946 г. в СССР было репатриировано 4.2 млн советских граждан (2.7 млн гражданских лиц, 1.5 млн военнопленных). Примерно 1.8 млн человек было репатриировано из зоны действия советских войск и 2.4 млн — из зоны действия союзников или из других стран. Репатриация стала еще одним болезненным вопросом во взаимоотношениях союзников, а также в современной литературе о войне. Может возникнуть впечатление, что едва ли не все советские "перемещенные лица" оказались "жертвами Ялты" и были вопреки их воле насильственно возвращены в СССР. При этом допускается своеобразная подмена проблемы, которая, как правило, сводится только к насильственной репатриации тех, кто в годы войны воевал на стороне Гитлера, и репрессиям против них.
   На самом деле стремление возвратиться на родину, к семье, к родным, к привычной домашней обстановке является естественным для каждого человека. Вряд ли следует считать, что всю огромную массу "перемещенных лиц" составляли идейные противники сталинского режима и горячие поборники западной демократии. Такая политизация выглядит просто неуместной и является отражением послевоенного "идеологического противостояния двух систем".
   Заметим, что союзники с самого начала внесли разлад в вопрос о репатриации и вызвали раздражение сталинского руководства. Они разделили "перемещенных лиц" из Советского Союза на "восточников" и "западников". К последним принадлежали граждане из районов СССР, присоединенных после 1939 г., которые не подлежали обязательной репатриации. Тем самым как бы не признавалась законность послевоенных границ СССР. С осени 1945 г. обязательный принцип репатриации был отменен и в отношении "восточников". Все "невозвращенцы" составили так называемую "вторую волну эмиграции из России" на Западе. Численность их оценивается по-разному в пределах от 0.5 до 1 млн человек.
   Другим весьма острым вопросом историографии, связанным с репатриацией, является судьба тех, кто был возвращен в СССР. Часто она выглядит так, что чуть ли не все репатрианты оказались в ГУЛАГе. Открытие новых архивных документов позволило внести ясность и в эту проблему. Стало очевидно, что сталинское руководство в вопросе о репатриации действовало в свойственной ему казенно-бюрократической манере с большой примесью политики и идеологии. Оно опасалось, что длительное бесконтрольное пребывание советских людей за границей повлияло на их мировоззрение и политические настроения. Основная масса репатриантов перед возвращением проходила проверку во фронтовых и армейских лагерях, сборно-пересыльных пунктах НКО и проверочно-фильтрационных пунктах НКВД. Для военнопленных — бывших военнослужащих Красной Армии устанавливался особый порядок проверки через специальные запасные части военных округов с помощью органов контрразведки "СМЕРШ". Выявленные в результате проверки "преступные элементы" (лица, служившие у немцев, "власовцы", полицейские и пр.), а также "внушающие подозрение" направлялись в проверочно-фильтрационные лагеря (ПФЛ) НКВД, т.е. в ГУЛАГ, "для дальнейшей проверки", или же прямиком в ИТЛ. В составе заключенных бывших военнопленных было в 5 раз больше, чем гражданских, а офицерскому составу, находившемуся в плену, наравне с "преступными элементами" приходилось обязательно проходить проверку через ПФЛ, причем среди репатриантов насчитывалось 123 тыс. офицеров.
   В итоге проверки 2.4 млн репатриантов было направлено к месту жительства, 800 тыс. — призвано в армию, 608 тыс. — зачислено в рабочие батальоны НКО и 273 тыс. — передано в лагеря НКВД.
   Но, пожалуй, самый острый вопрос связан с судьбой "власовцев" и всех коллаборационистов. Литература последних лет привлекает внимание к жутким сценам их насильственной репатриации, издевательств, расстрелов и казней. Действительно, многие, запятнавшие себя изменой и преступлениями в период оккупации, были переданы СССР союзным командованием. В их числе оказались генерал Власов, казачьи атаманы Краснов и Шкуро и многие им подобные, преданные в Советском Союзе позорной казни. Да и после войны суровое преследование фашистских пособников стало одним из самых излюбленных мотивов в советской пропаганде, литературе и искусстве. В то же время в общественном мнении Запада под влиянием "холодной войны" бывшие предатели и изменники постепенно стали трансформироваться в борцов против сталинского режима. Эта традиция даже из Черчилля и Рузвельта сделала соучастников сталинских преступлений. Отголоски подобных представлений широко распространяются сегодня и в отечественной литературе.
   В тот период, однако, все обстояло иначе. По законам военного времени, во многих странах, не только в СССР, лицам, перешедшим на сторону противника, полагалась смертная казнь. В силу ряда причин советское руководство после войны отошло от этого правила. Для большинства рядовых коллаборационистов подобная мера была заменена заключением или ссылкой на 6-летнее поселение. Однако отношение к ним было, как говорится, хуже некуда, а клеймо изменника было самым позорным и страшным. "Компетентные" органы активно занимались их выявлением все послевоенные годы. Так, через несколько лет среди заключенных лагерей и колоний числилось 335 тыс. "изменников родины" (на 1 января 1951 г.), среди спецпоселенцев — 135 тыс. "власовцев" (на 1 января 1949 г.). К сожалению, среди них оказалось немало таких, кто не имел никакого отношения ни к измене родины, ни к генералу Власову, ни к его армии.
   Суровые меры, проводимые руководством, вели к быстрому расширению ГУЛАГа и всей сферы принудительного труда. Правда, 7 июля 1945 г. Президиум Верховного Совета объявил амнистию в связи с победой над гитлеровской Германией. По указу были освобождены из заключения 841 тыс. заключенных, осужденных на срок не свыше 3 лет. Амнистия, однако, не коснулась осужденных за контрреволюционные преступления, доля которых среди заключенных существенно выросла до 59%.
   Итоги войны
   Тем временем в стране продолжались торжественные мероприятия, посвященные великой победе. Внешне все выглядело впечатляюще. 24 июня на Красной площади в Москве состоялся Парад Победы, в котором приняли участие представители всех фронтов и родов войск, принимавших участие в войне. К подножию кремлевских стен были брошены знамена германских соединений, воевавших против СССР. Казалось, что победа укрепила социально-политический строй СССР, продемонстрировала преимущества существующей в нем "социалистической системы". Но сталинское руководство осознавало, что успех был достигнут преимущественно благодаря народной стойкости и патриотизму. 24 мая на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии Сталин поднял тост за здоровье советского, прежде всего русского народа. "У нашего правительства, — говорил он, — было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941—1942гг.". Любопытны были некоторые акценты, расставленные Сталиным в его речи, которые лежали в русле растущего великодержавия и национализма:
   Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь... Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества — над фашизмом.
   Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!
   Война с Германией обернулась для Советского Союза очень тяжелыми испытаниями. За внешним фасадом победных мероприятий скрывалось немало тяжелых ран, язв и пороков, которые сказались на последующем развитии страны. Громадными были людские потери. Сам Сталин, подводя итоги войны, оценивал их в 7 млн человек. Поскольку в те годы никто не мог спросить у него, что стоит за этой цифрой, в мировой практике ее обычно относили к потерям вооруженных сил СССР. В 50-е годы была названа другая цифра — общие потери страны в годы войны составили более 20 млн человек, что находилось ближе к истине. В дальнейшем, после того как был снят гриф секретности на данные военной статистики, выяснилось, что только безвозвратные потери Красной Армии составили 8.7 млн человек. Помимо этого, были миллионы раненых, искалеченных, потерявших здоровье на войне. В то же время демографы оценили общие потери населения СССР в годы войны в 27 млн человек. Правда, следует учитывать, что за этой цифрой стоит своего рода "демографическая яма", приходящаяся на промежуток между двумя переписями населения (1939 и 1959 гг.), аналогичная той, что была выявлена после катастрофических событий 1914—1922 гг. Это означает, что в число 27млн включается любая чрезмерная убыль населения (военные потери, гибель гражданского населения, репрессии, повышенная смертность, эмиграция и пр.), за исключением смертности по естественным причинам. Цифра выглядит ужасающей, равной населению довольно-таки приличного государства. Фактически каждый седьмой житель страны сгинул в годы войны, а на территориях, подвергшихся оккупации, — каждый четвертый. Для сравнения: потери Германии и ее союзников (как общие, так и военные) оказались примерно вдвое меньшими. Война сильно повлияла на демографические процессы послевоенного времени, на то, что принято называть "эхом войны" или косвенными потерями населения (сокращение рождаемости, его последущие циклы, преждевременная смертность среди поколений, прошедших через войну и пр.).
   Советский Союз выходил из войны с десятками тысяч разоренных городов и сел, с деформированной экономикой, с однобоким развитием военно-промышленного комплекса, с нарушенной социальной структурой общества, с еще более ущербной, чем до войны, социальной сферой. Многие утраты были невосполнимыми. Следовало также ожидать, что поколения людей, воевавших на фронте, будут рассчитывать на признание своих заслуг, на более значительное место в обществе, на продвижение по ступенькам власти и управления, а опыт, приобретенный ими в военные годы, так или иначе скажется на формах и методах управления страной, образе жизни и традициях населения.
   Часто в современной историографии победа в Великой Отечественной войне именуется "пирровой победой". Это не совсем верная оценка, ибо Советский Союз после войны не был таким уж слабым, чтобы его можно было "брать голыми руками". Напротив, его военная мощь выглядела угрожающей. Для бывших союзников именно это стало одним из определяющих факторов послевоенной политики в отношении СССР.
   Разгром Японии
   Одним из доказательств возросшей военной мощи Советского Союза стало его участие в войне против Японии, которое, по сравнению с борьбой против гитлеровской Германии, превратилось для Красной Армии в "легкую прогулку", хотя советская историография старалась всячески преувеличить масштабы и значение боевых операций на Дальнем Востоке.
   Разумеется, главный вклад в победу над Японией внесли союзники. Уже весной 1944 г. соединения адмирала Нимица вторглись в японскую зону обороны, овладевая группами захваченных противником островов. К середине года, действуя "методом прыжков", американские и австралийские части заняли большую часть Новой Гвинеи, а в октябре высадились на Филиппины. Сражение в заливе Лейте стало крупнейшим морским сражением Второй мировой войны. Потерпевший сокрушительное поражение японский флот лишился какой-либо стратегической инициативы. Вместо него японцы стали использовать летчиков-смертников — "камикадзе", которые, жертвуя жизнью, с бомбовыми грузами обрушивались на намеченные цели. Развернулись ожесточенные бои за Филиппинские острова. В феврале 1945 г. американцы взяли Манилу. Бои за город продолжались четыре недели и привели к полному его разрушению. К концу апреля американцы захватили и остальные острова архипелага. В том же месяце английские и индийские войска полностью очистили от японцев Бирму. Упорные бои развернулись за остров Окинаву в непосредственной близости от Японии. На очереди была борьба за метрополию, т.е Японские острова. Однако американское командование опасалось, что борьба за них может обойтись очень дорого и поэтому особенно настаивало на участии в ней Советского Союза. В качестве вознаграждения ему было обещано "восстановление прежних прав России, нарушенных предательским нападением японцев в 1904 г." Речь шла о возвращении южной части Сахалина, передаче Курильских островов, использовании Порт-Артура как военно-морской базы и о праве СССР на КВЖД.
   После 9 мая союзники в основном занимались переброской сил на дальневосточный театр военных действий перед решающим наступлением на Японию с целью добиться ее безоговорочной капитуляции. Японское правительство все это время пыталось сделать Советский Союз посредником в заключении мира на сносных для Японии условиях, но советское руководство, памятуя о достигнутых с союзниками договоренностях, умышленно затягивало переговоры. Тем временем американская авиация беспощадно бомбила Японские острова. Шли бои в Индокитае, Индонезии, Китае. После того как японцы отклонили ультиматум о капитуляции, 6 и 9 августа 1945 г. на Хиросиму и Нагасаки были сброшены атомные бомбы, которые вызвали невиданные разрушения и человеческие жертвы. Японцы были деморализованы. Их дух сопротивления упал.
   9 августа 1945 г. Советский Союз вступил в войну против Японии. Боевые операции развернулись на огромном пространстве протяженностью 4 тыс. километров. Их осуществляли три фронта: Забайкальский (командующий — маршал Малиновский), 1-й Дальневосточный (командующий — маршал Мерецков), 2-й Дальневосточный (командующий — генерал М.А. Пуркаев), а также Тихоокеанский флот и Амурская военная флотилия. Общее руководство операциями осуществляли маршал Василевский, адмирал Кузнецов и Главный маршал авиации А.А. Новиков. В боях принимала участие монгольская армия под командованием маршала Чойбалсана.
   Главный удар был нанесен по Квантунской армии, дислоцированной в Маньчжурии и Корее. Она насчитывала около 1 млн человек. Местность, где должны были развернуться операции, отличалась очень сложным рельефом. Кроме того, японцы воздвигли здесь множество инженерных сооружений. Только на границах с Монголией было 17 укрепленных районов с 4500 долговременных железобетонных опорных пунктов. Естественными преградами были хребты Большого и Малого Хингана и другие горные цепи Маньчжурии, тайга, многочисленные реки и заболоченные горные долины. Тем не менее наступление советских фронтов развивалось быстро и успешно.
   За время с 9 по 14 августа войска Забайкальского фронта продвинулись на 400 км и вышли к городам Калгану, Мукдену, Чанчуню и Цицикару. Войска 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов, форсировав Амур и Уссури, продвигались к Харбину и Гирину. Был занят Южный Сахалин.
   Вступление СССР в войну произвело на японцев ошеломляющее впечатление, добавив число напастей, обрушившихся на страну. 14 августа японское правительство вынесло решение о капитуляции. Однако, пока суть да дело, советские фронты продолжали наступление. Они заняли Маньчжурию, Северную Корею, Курильские острова. Упавшие духом, рассеченные на части, потерявшие связь и управление японские соединения несли большие потери и сдавались в плен. Потери японцев почти втрое превышали советские. Число пленных составило 593 тыс. человек. Красная же Армия за все время боев потеряла 12 тыс. убитыми и 24 тыс. ранеными.
   2 сентября 1945 г. на борту американского линкора Миссури, прибывшего в воды Токийского залива, состоялась официальная церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции Японии.
   Вторая мировая война закончилась.

 
< Пред.   След. >