www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Курс советской истории, 1941-1999 (А.К. Соколов) arrow 2. "Мирное соревнование двух систем"
2. "Мирное соревнование двух систем"

2. "Мирное соревнование двух систем"

   Изменение внешней политики
   Состояние "холодной войны" оставалось стержнем международных отношений в середине 1950-х годов. Странам проамериканского блока, объединенным в НАТО, противостоял "социалистический лагерь". Баланс сил между ними напрямую зависел от обладания современными средствами вооружения и был крайне неустойчив. Создание Советским Союзом ядерного оружия и успешное испытание в августе 1953 г. водородной бомбы давало СССР временное военно-стратегическое преимущество. Понимая важность выхода из тупика "холодной войны", советское руководство предприняло меры по снижению уровня военного противостояния. В 1953—1956 гг. определенные шаги в этом направлении были сделаны как в практической сфере, так и на доктринальном уровне. Противоречия внутри кремлевского руководства затрагивали и внешнеполитическую сферу, что порой придавало конкретным инициативам непоследовательный и спорадический характер.
   Весной — летом 1953 г., опираясь на поддержку Мао Цзедуна, советская сторона предприняла усилия по нормализации обстановки в Корее. СССР и КНР приняли соглашение о пленных, почти два года тормозившее окончание Корейской войны. В результате совместных усилий 27 июля 1953 г. было подписано соглашение о прекращении огня. Советско-китайские внешнеполитические усилия увенчались успехом и на Женевской конференции 1954 г., когда удалось добиться урегулирования ситуации на Индокитайском полуострове. Франция вывела свои войска и признала независимость Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. Нормализации отношений с Турцией способствовал отказ СССР от одиозных сталинских инициатив осени 1945 г. по изменению режима Черноморских проливов и от территориальных претензий на Карский и Ардаганский округа.
   Изменения коснулись и внешнеполитической доктрины, что было предметом наиболее острых разногласий в Кремле между Молотовым, стоявшим на прежних позициях, и Маленковым. Противоречия в Президиуме ЦК накладывали отпечаток на концепцию внешнеполитического курса. Так, в августе 1953 г. Маленков, выступая на сессии Верховного Совета СССР, впервые употребил слово "разрядка" и призвал к снижению уровня военного противостояния. Однако следующий шаг, предпринятый 12 марта 1954 г., был сделан им, вероятно, в порядке личной инициативы. Маленков заявил, что война в современных условиях означает гибель мировой цивилизации. Это положение в корне отрицало основной сталинский постулат о неизбежности войны как следствия межимпериалистических противоречий и вызвало непонимание внутри "коллективного руководства". Поэтому 26 апреля 1954 г. Маленков был вынужден отступить, скорректировав свое заявление в том духе, что атомная война привела бы к краху только империалистических государств. Противоречия между Молотовым и Маленковым отчетливо обозначились в ноябре 1954 г., когда на совещании представителей европейских социалистических стран и Китая Молотов произнес речь, направленную против продолжения политики разрядки. Разногласия в Кремле сильнее всего сказывались на отношениях со странами "социалистического лагеря". Молотов продолжал настаивать на усилении руководящей роли СССР и утверждении советской модели социализма жесткими средствами. Именно поэтому он был против нормализации отношений с Югославией, фактически означавшей признание особого пути построения социализма для каждой страны.
   Свое видение международной обстановки было у Хрущева. В отличие от Молотова, он оценивал позицию СССР, исходя из некоторого преимущества в военно-стратегической области, как благоприятную, а отношения между блоками как менее жесткие. Это, с его точки зрения, позволяло дать социалистическим странам большую самостоятельность в выборе путей развития. При постоянном соперничестве названных тенденций в период 1953—1956 гг. руководство СССР все в большей степени было вынуждено считаться с новой ситуацией в социалистических странах, где усиливались десталинизация и антисоветские настроения.
   Десталинизация в Восточной Европе
   Переоценка прошлого в Кремле создавала не только прецедент, но и в известной мере "образец для подражания", распространившийся довольно быстро на Восточную Европу. Внутри коммунистической элиты стран "социалистического лагеря" началась борьба за лидерство, в которой использовалась как "карта десталинизации", так и разногласия в руководстве КПСС.
   После марта 1953 г. в большинстве стран Восточной Европы нарастало политическое напряжение. С особой силой кризис проявился весной—летом 1953 г. в ГДР.Форсированные темпы строительства социализма, навязанные Сталиным в 1952 г., вызвали резкое ухудшение уровня жизни, массовую эмиграцию в Западную Германию, а в июле 1953 г. — рабочие выступления. Массовые акции были подавлены советской армией. Под влиянием кризиса в ГДР советское руководство советовало лидерам братских партий самим возглавить либерализацию. Наибольшую настойчивость в этом вопросе Маленков, Берия и Молотов проявили в июне 1953 г. на советско-венгерских партийно-политических переговорах в Москве. Они высказали критику в адрес руководителей Венгерской партии труда (ВПТ) и прежде всего Ракоши. Пожелания касались ослабления монополии на власть, изменения экономических приоритетов с учетом особенностей развития Венгрии, увеличения числа венгров в руководстве партии, где преобладали евреи, и начала политической реабилитации. Основным упреком стали массовые репрессии, жертвами которых за неполный 1952 г. стало более полумиллиона человек. Во избежание кризиса советская сторона настаивала разделить должность Генерального секретаря ВПТ и Председателя Совета Министров страны, назначив на последнюю И.Надя. В июле 1953 г. Надь, поддерживаемый в Москве Маленковым, был назначен главой правительства Венгрии, объявил об экономических реформах и освобождении политических заключенных. В 1954 г. из тюрьмы был освобожден Я.Кадар, бывший заместитель Генерального секретаря ВПТ и министр внутренних дел, получивший в 1951 г. пожизненный срок. Однако вскоре сам Надь стал жертвой политической интриги. После критики Маленкова на пленуме ЦК КПСС в январе 1955 г. Ракоши, скопировав хрущевские обвинения и оперевшись на его поддержку, быстро и решительно устранил своего политического конкурента. В апреле 1955 г. Надь был лишен всех постов и исключен из партии. Реформы и десталинизация в Венгрии прекратились, кризис в стране усиливался, внутри ВПТ созревала оппозиция.
   Второй "горячей точкой" социалистического лагеря стала Польша, где сторонники либерализации столкнулись с группировкой сталиниста Берута. Десталинизация в Польше характеризовалась особым вниманием к развитию темы вины за преступления прошлого, что было вызвано остротой вопроса "четвертого раздела Польши" по пакту Риббентропа — Молотова, "проблемы Катыни", Варшавского восстания 1944 г. В 1954—1955 гг. в стране началась реабилитация политических заключенных и была ослаблена цензура, что вызвало появление большого числа критических статей и вело к радикализации ситуации. Был освобожден из тюрьмы бывший Генеральный секретарь Польской рабочей партии В.Гомулка — идеолог "польского пути к социализму".
   Таким образом, десталинизация в Восточной Европе шла сложно и противоречиво. Вместе с тем в период с марта 1953 г. до ХХ съезда КПСС общая тенденция в отношениях со странами "социалистического лагеря" может быть обозначена как ослабление мелочной опеки и диктата со стороны Москвы.
   Примирение с Югославией
   Признание Москвой национальных особенностей построения социализма нашло свое выражение в выходе из советско-югославского конфликта. Этот процесс шел крайне сложно. Если еще в конце 1953 г. нормализация отношений с Югославией выдвигалась против Берии как одно из основных обвинений, то в течение 1954 г. Хрущев, преодолевая сопротивление Молотова, постепенно готовит урегулирование конфликта с Тито. После обмена послами в конце мая — начале июня 1955 г. Хрущев, Булганин и Микоян прибыли в Белград. Хрущев выразил Тито "сожаление" по поводу прошлых разногласий и по всем спорным вопросам принял его точку зрения. Примирение с Югославией летом 1955 г. стало, пожалуй, наиболее важным событием этого периода. Принципиальное признание Советским Союзом за страной права самостоятельно выбирать ту или иную модель социализма было закреплено в двухсторонней декларации. Кроме того, Югославия получала значительную экономическую помощь, оставаясь при этом нейтральной страной. Значение примирения с Югославией состояло в том, что руководство отказывалось от сталинской политики внедрения советской модели "железной рукой" Москвы. Естественным образом в 1956 г. прекратил существование Коминформ — основной инструмент насаждения единообразия в коммунистическом движении. Югославский пример становился заразительным и для остальных членов "лагеря", превращался в фактор радикализации общественно-политической ситуации в Восточной Европе.
   Варшавский договор
   Восточная Европа представляла для Советского Союза сферу не только идеологических, но и геополитических интересов. На фоне реального перерастания "холодной войны" в европейский вооруженный конфликт особое опасение советского руководства вызывала милитаризация ФРГ.После подписания в октябре 1954 г. Парижских соглашений между США, Англией, Францией, ФРГ и другими западными государствами Западная Германия получила право восстанавливать свои вооруженные силы и была принята в НАТО.Это шло вразрез с решениями Потсдамской конференции 1945 г. После вступления соглашений в силу в мае 1955 г. угроза военного противостояния на Европейском континенте усилилась, поскольку Западная Германия отказывалась признать сложившиеся после войны границы Польши и Чехословакии. Ответным шагом на эти события было подписание 14 мая 1955 г. Варшавского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, СССР, Чехословакия и Албания обязывались "воздерживаться от угрозы силой или ее применения, а в случае нападения на кого-либо из них оказать жертве агрессии немедленную помощь всеми необходимыми средствами, включая применение вооруженной силы". На базе этого документа с целью проведения совместной оборонной политики стран социалистического блока была создана Организация Варшавского Договора (ОВД). В рамках ОВД существовало Объединенное командование Вооруженных Сил и Политический Консультативный Комитет — орган, координирующий внешнеполитическую деятельность. В результате создания ОВД советское военное присутствие в Восточной Европе получило юридическое закрепление.
   Международно-правовое оформление послевоенных европейских реалий позволило положить конец оккупации Австрии войсками союзников. 15 мая 1955 г. СССР, США, Великобритания и Франция подписали договор о восстановлении независимой и демократической Австрии, парламент которой вскоре принял закон о постоянном нейтралитете. В июле того же года состоялось Женевское совещание глав правительств СССР, США, Великобритании и Франции. Это была первая после Потсдамской конференции встреча такого высокого уровня. И хотя дискуссии по вопросам европейской безопасности, разоружения и развития контактов между Востоком и Западом в основном носили бесплодный характер, обсуждение германской проблемы — центральной для отношений между блоками, принесло определенные результаты. В ходе визита в сентябре 1955 г. в Москву первого канцлера ФРГ К.Аденауэра были установлены дипломатические отношения между СССР и ФРГ, что означало прекращение состояния войны с Германией. Эта же тенденция получила развитие и в отношениях с Японией, с которой в 1956 г. были восстановлены дипломатические отношения.
   Венгерские и польские события
   Особой остроты кризис в "социалистическом лагере" достиг после ХХ съезда КПСС, распространившего противоречивый процесс десталинизации на широкие общественные слои. В Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) ситуация усугубилась в связи со смертью ее руководителя Берута и активизировавшейся борьбой за лидерство. В марте 1956 г. на VI Пленуме ЦК ПОРП, в котором принял участие Хрущев, был найден временный компромисс, и руководителем партии избран Э.Охаб — сторонник центристской политической линии. Тогда же было решено ознакомить партийные организации ПОРП с "секретным докладом" Хрущева, что вызвало резкую радикализацию обстановки во всех политических партиях Польши, поток вопросов об оценке Варшавского восстания, расстреле поляков в Катыни, протесты по поводу пребывания советских войск на польской территории. Споры о Сталине весной — летом 1956 г. пронизывали все польское общество, усиливая антисоветские настроения. В конце июня в Познани прошла демонстрация под лозунгами "Свободы!", "Хлеба!", "Бога!", "Долой коммунизм!", которая была подавлена регулярной армией и силами безопасности, что привело к человеческим жертвам.
   Польский кризис вызвал обострение ситуации в Венгрии, где руководитель ВПТ Ракоши не собирался отказываться от прежнего курса и восстанавливать в партии реабилитированных Кадара и Реваи, о чем сообщал в Москву тогдашний посол в Венгрии Ю.В.Андропов. Разобраться на месте с ситуацией в июне 1956 г. в Будапешт выехал сначала Ворошилов, затем Микоян, которые убедились в снижении уровня жизни, падении авторитета Ракоши, росте антисоветских настроений. Под давлением Москвы руководителем ВПТ стал Кадар, что вызвало противоречивую реакцию, но в целом несколько ослабило напряжение в стране.
   Одновременно нарастал польский кризис. В начале августа 1956 г. В.Гомулка был восстановлен в ПОРП, а в середине октября вошел в Политбюро. Пренебрегая контактами с Москвой, сторонники Гомулки готовили пленум ЦК ПОРП для оформления своего лидерства в партии, их поддержка населением непрерывно росла. Советско-польский межпартийный конфликт шел по нарастающей, вмешательство в события дислоцированных в Польше советских частей становилось все более реальным. 19 октября 1956 г. в Варшаву прибыли Хрущев, Молотов, Микоян и Каганович. В результате чрезвычайно острых переговоров между Гомулкой и советской стороной был достигнут компромисс: Гомулка оставался Первым секретарем ПОРП, Польша — членом Варшавского договора, однако маршал СССР Рокоссовский, назначенный в 1945 г. министром обороны Польши, должен был уехать в Москву. Такое разрешение кризиса воспринималось в других странах "социалистического лагеря" как победа поляков, а мягкость Хрущева, не использовавшего военную силу, ставилась впоследствии ему в упрек консервативной частью Президиума ЦК.
   Эхом польских событий стали массовые студенческие выступления в Венгрии. Основные требования сводились к десталинизации руководства ВПТ, возращению Надя на пост премьер-министра страны, снижению налогов на крестьян, расширению демократии и выводу из Венгрии советских войск. 23 октября в Будапеште под этими лозунгами прошла многотысячная демонстрация, участники которой предприняли попытку демонтировать памятник Сталину, после чего по ним был открыт огонь. Противостояние перерастало в вооруженные действия: в Будапеште была подожжена радиостанция, в провинции совершены нападения на местные организации ВПТ и органы МВД.В Москве обсуждался вопрос о вводе войск в Будапешт, мнения по которому в Президиуме ЦК разделились. Между тем советские войска были приведены в состояние боевой готовности, начались столкновения с повстанцами. 24 октября 1956 г. Надь стал премьер-министром Венгрии, а Кадар — Первым секретарем ЦК ВПТ. 26 октября в Венгрии была образована Директория — временный орган с функциями правительства и ЦК ВПТ, стали возникать рабочие Советы, повсюду слышались требования вывода советских войск из Венгрии. 27 октября было сформировано новое правительство Венгрии, куда вошли представители некоммунистических партий. В руководстве ВПТ ситуацию оценивали по-разному: если Кадар считал, что "народные массы вышли из-под нашего контроля", то Надь назвал выступления демократическим и народным движением, а органы госбезопасности распустил. Надь становился в Венгрии самым популярным политиком.
   В Москве в это время велись споры о применении силы. Против военного вмешательства выступал Жуков, за силовое развитие событий — Молотов, Ворошилов и Булганин. Хрущев, Каганович, Микоян и Суслов предлагали поддержать правительство Надя. Поэтому 29—30 октября 1956 г. начался отвод советских войск из Будапешта. 30 октября в Москве констатировали глубокий кризис в отношениях со странами народной демократии и широту антисоветских настроений. Преобладало мнение о неизбежности вывода советских войск из всей Восточной Европы. Складывались политические условия выхода из кризиса в Венгрии.
   Однако на следующий день позиция Хрущева радикальным образом изменилась. Он потребовал ужесточить позицию СССР в Венгрии, создав Временное революционное правительство во главе с Кадаром. После решения Президиума началась интенсивная подготовка к силовому подавлению восстания. Причина столь резкого изменения позиции заключалась в нарушении геополитического баланса сил, возникшего в результате вторжения Израиля в Египет с ночь с 29 на 30 октября 1956 г., и начала боевых действий Англии и Франции против Египта. Хрущев так сказал на заседании Политбюро: "К Египту им [американцам] тогда прибавим Венгрию. Выбора у нас другого нет...". На следующий день Президиум поручил Жукову, Суслову, Коневу, Серову и Брежневу подготовить "необходимые мероприятия в связи с событиями в Венгрии". 4 ноября 1956 г. началась операция "Вихрь" по "восстановлению порядка в Венгрии". Формальным основанием для вторжения стало приглашение Временного правительства Кадара, созданного 3 ноября. За два дня все очаги вооруженного сопротивления были подавлены. 7 ноября Кадар на советской бронемашине в сопровождении двух танков прибыл в Будапешт. В ходе советской интервенции погибло 2.5 тыс. венгров и около 20 тыс. человек было ранено. Погибло 720 и было ранено 1540 советских граждан. 200 тыс. венгров эмигрировало из страны. Венгрия фактически оказалась оккупирована советскими войсками. Руководители ГДР, Болгарии, Чехословакии, Китая и Югославии поддержали ввод советских войск.
   Таким образом, нарушение шаткого равновесия между блоками приводило к незамедлительным мерам со стороны СССР по его восстановлению. В этой ситуации отдельные страны становились заложниками геополитической ситуации. Силовое поддержание баланса между СССР и США, а также обеспечение мира "с позиции силы" после событий в Венгрии стало основной линией внешнеполитического поведения Советского Союза. Тенденция некоторой либерализации внешнеполитического курса была прекращена, более жестким стал идеологический контроль внутри советского общества и над политической обстановкой в странах "социалистического лагеря". В 1957 г. в Москве было проведено совещание представителей коммунистических и рабочих партий, ставшее новой формой пропаганды "особой роли СССР и его опыта социалистического строительства" и в соответствующем духе оценившее события в Польше и Венгрии.
   Крах колониальной системы
   Сферой столкновения интересов СССР и США стало национально-освободительное движение, возникшее в результате объективных факторов: Второй мировой войны и социально-экономического кризиса, ослабления влияния Англии и Франции в колониях. В этих условиях СССР предпринял все усилия по вовлечению молодых независимых государств в орбиту своего влияния. В обмен на нейтралитет, понимаемый советской стороной как неприсоединение к проамериканскому блоку, этим государствам оказывалась огромная материальная, военная, научно-техническая и всякая иная помощь. Осенью 1955 г. Хрущев и Булганин посетили Индию, Бирму и Афганистан, предоставив им крупные кредиты. Так, внешнеторговый оборот между СССР и Индией с 1953 по 1956 г. увеличился в 31 раз, полным ходом шло строительство металлургического комбината в Бхилаи с проектной мощностью 1 млн т стали в год. Важным фактором такого сближения стал отказ Индии войти в сентябре 1954 г. в СЕАТО — Организацию договора Юго-Восточной Азии (от англ. South-East Asia Treaty Organization, SEATO), создаваемую США как аналог НАТО в этом регионе.
   Непростую ситуацию в национально-освободительном движении высветила конференция 29 государств Азии и Африки, состоявшаяся в апреле 1955 г. в Бандунге (Индонезия). Острая политическая и идеологическая дискуссия продолжалась в течение всей конференции, в ходе которой Китай играл ключевую роль. СССР на конференцию приглашен не был, и активная политика Китая выражала в тот момент общую советско-китайскую линию. Именно на этой конференции китайское руководство установило теплые отношения с Египтом, вовлеченным впоследствии в сферу советского влияния.
   Политика Гамаля Абделя Насера, пришедшего к власти в Египте в результате национально-освободительной революции 1952 г., отличалась самостоятельностью. Борьба за влияние в Египте стала одним из ключевых элементов глобального противостояния, после того как Англия и США отказали ему в обещанных займах на строительство Асуанской плотины. В июле 1956 г. правительство Насера национализировало англо-французскую компанию Суэцкого канала. Ответным шагом стала агрессия в зону канала, начатая Израилем в ночь на 30 октября 1956 г. и последовавшее за ней вторжение английских и французских войск. Москва, как известно, ответила ужесточением политики в отношении Венгрии и серией организованных пропагандистских митингов во всех крупных городах. На официальном уровне СССР выразил решимость "пойти на применение силы, чтобы сокрушить агрессоров и восстановить мир на Востоке". Под давлением СССР Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о прекращении огня и выводе иностранных войск из Египта. Окончательный вывод войск состоялся после угрожающего заявления Москвы о том, что "соответствующие органы не будут препятствовать выезду советских граждан-добровольцев, пожелавших принять участие в борьбе египетского народа за его независимость". После этого в декабре 1956 г. Египет покинули войска Англии и Франции, а в марте 1957 г. — Израиля. Влияние в Египте дорого обходилось Советскому Союзу: советские специалисты оказывали помощь в строительстве Асуанской плотины, финансовые вливания достигали колоссальных размеров и составляли половину всех затрат правительства Насера на социально-экономическое развитие.
   По аналогичному сценарию СССР действовал осенью 1957 г. в Сирии, на которую было оказано военное давление со стороны США.СССР заявил о готовности "вооруженными силами участвовать в подавлении агрессоров". После того как летом 1958 г. из сферы американского влияния вышел Ирак, США и Англия ввели свои войска в Ливан и Иорданию. Под угрозой вооруженного вмешательства со стороны СССР, США и Англия были вынуждены отступить. Такое развитие событий в арабском мире привело к существенному ослаблению СЕНТО — Организации Центрального договора (от англ. Central Treaty Organization, CENTO) — арабского аналога НАТО.Таким образом, национально-освободительное движение стало ареной борьбы между СССР и США, в ходе которой чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону.
   С середины 1950-х годов борьба за сферы влияния обострилась в Африке. Стали независимыми Судан, Марокко, Тунис, Гана, Гвинея, вооруженная борьба за независимость перманентно обострялась в Алжире, Бельгийском Конго, Северной и Южной Родезии. В 1955—1958 гг. СССР установил дипломатические отношения с Ливией, Либерией, Суданом, Тунисом, Ганой, Марокко, Гвинеей. Процесс деколонизации имел важное значение для советской пропаганды, так как позволял говорить о "поступательном движении человечества к социализму". Африканским странам оказывалась внешнеполитическая поддержка и помощь по уже известной схеме, ставившая целью ослабление влияния метрополий в недавно освободившихся колониях.
   Обострение советско-китайских отношений
   В 1953—1956 гг. отношения между СССР и Китаем развивались по нарастающей, ни до ни после этого они никогда не были столь плодотворными. Поэтому не случайно эти годы вошли в историю как эпоха "великой дружбы". Обе стороны были заинтересованы в сотрудничестве. Если советское руководство интересовала поддержка Мао Цзедуна в международном коммунистическом движении, то китайскую сторону — экономическая помощь и уступки СССР в спорных вопросах. Так, 23 марта 1953 г. было подписано крайне выгодное для Китая торговое соглашение, советские специалисты оказывали помощь в сооружении около 150 промышленных объектов. В 1954 г. в ходе визита в Пекин Хрущева, Булганина и Микояна Китаю были выделены крупные кредиты, достигнута договоренность о ликвидации советских военно-морских баз в Порт-Артуре и Дайрене, в пользу китайской стороны СССР отказывался от своих экономических интересов в Манчжурии и пр.
   До ХХ съезда Китай был привилегированным союзником СССР как на государственном, так и на партийном уровне, что дало возможность расширить влияние в Азии и на страны "третьего мира", способствовать прекращению Корейской войны и заключению соглашения по Индокитаю. Проблемы стали нарастать как снежный ком по мере усиления критики "культа личности" Сталина, которая встретила откровенное непонимание китайского руководства, стремившегося вести все более активную политику внутри коммунистического движения. Китайскую позицию, по мере усугубления ситуации, поддерживали в Албании, КНДР и отчасти в Румынии. Вторым камнем преткновения в советско-китайском конфликте стала политика мирного сосуществования, шедшая вразрез с классовыми представлениями китайского лидера. Мао Цзедун выступил на конференции коммунистических и рабочих партий 1957 г. с оценкой третьей мировой войны в контексте победы над империализмом. Он сказал, что третьей мировой войны не стоит бояться, поскольку в результате ее настанет конец империализму, а социализм приобретет сотни миллионов новых сторонников. Однако советское руководство оставило этот "пробный шар" без внимания. Хрущев продолжал пропагандировать мирное сосуществование. И чем активнее он это делал, тем напряженнее становились отношения с Китаем. Противоречия переросли в острейший кризис, когда осенью 1959 г. Хрущев занял нейтральную позицию во время китайско-индийского пограничного конфликта, выразив сожаление по поводу противоречий между двумя дружественными Советскому Союзу странами. С точки зрения китайского руководства, одинаковое отношение Москвы к социалистическому Китаю и буржуазной Индии означало отказ КПСС от принципа пролетарского интернационализма. После этого в Китае была развернута шумная кампания под флагом борьбы с "советским ревизионизмом", который обвинялся во всех "смертных грехах": отступлении от марксизма-ленинизма во внешнеполитическом курсе, предательстве международной пролетарской солидарности и т.п. Хрущев понял, что на поддержку и авторитет Мао Цзедуна ему больше не приходится рассчитывать. Ответным шагом Москвы стали резкие меры: летом 1960 г. все советские специалисты из Китая были отозваны, сокращены поставки Китаю в рамках подписанных ранее соглашений. Окончательную точку в конфликте ставило требование Москвы о возвращении всех кредитов, предоставленных начиная с 1950 г.
   СССР и страны "третьего мира"
   В принципе в конфликте с Китаем Москва стояла перед выбором между ортодоксальным коммунизмом и более широким взглядом на возможных союзников в лице стран "третьего мира". В ситуации противостояния с США вовлечение стран "третьего мира" в орбиту своего влияния было для Советского Союза единственной возможностью удержать баланс сил. Отказ от поддержки национально-освободительного движения, в первую очередь в материальном отношении, автоматически означал усиление позиций США.Под эту геополитическую ситуацию было подведено теоретическое обоснование на ХХ съезде КПСС, когда национально-освободительное движение, наряду с мировой системой социализма и мировым коммунистическим и рабочим движением, было названо одной из трех ведущих сил революционного процесса в планетарном масштабе.
   "Третья ведущая сила" поддерживалась Советским Союзом по всем направлениям: проводилась твердая антиколониальная внешнеполитическая линия и поддержка молодых независимых государств, осуществлялись колоссальные вливания в создание независимых национальных экономик, оказывалась военная поддержка и поставки вооружения. Основным рычагом влияния на "третий мир" была экономическая помощь. За 1957—1964 гг. было заключено более 20 соглашений о сотрудничестве с развивающимися странами.
   Каждое новое "прибавление" в сообществе стран "третьего мира" становилось козырем советской пропаганды, доказательством "поступательного движения к социализму и коммунизму". Чем больше модель развития была похожа на советскую, тем более "праведным", с точки зрения марксизма-ленинизма, признавался новый режим и тем большую радость вызывало это событие "у всех советских людей".
   Кубинская революция
   1 января 1959 г. на Кубе победила революция, знаменовавшая собой завершение борьбы против проамериканской диктатуры Ф.Батисты, которая велась с середины 1950-х годов. Премьер-министром революционного правительства Кубы стал руководитель повстанческой армии Фидель Кастро Рус, начавший социально-экономические преобразования и заявивший о строительстве на острове социализма. Хотя на официальном уровне советское руководство не спешило объявлять Кубу социалистической страной и, тем более, частью "социалистического лагеря", кубинская революция пришлась как нельзя кстати. Она произошла именно в тот момент, когда ситуация в мировом коммунистическом движении была наиболее острой, противоречия "десталинизации" сказывались все сильнее, а угроза применения военной силы стала, пожалуй, единственной реакцией Москвы в конфликтных ситуациях. "Прогрессивным силам" требовался новый мощный импульс, которым и стала Кубинская революция. Не меньшее значение это событие имело и для состояния советского общества. Молодые и обаятельные "бородачи" с "острова свободы" наглядно демонстрировали притягательность идей социализма не только в непосредственной близости границ СССР, но и в мировом масштабе. Не случайно в шутку слово "Куба" расшифровывалось по первым буквам как "коммунизм у берегов Америки", что точно соответствовало духу того времени и выражало уверенность в неизбежной победе коммунизма во всем мире.
   Курс на "мирное сосуществование"
   На ХХ съезде Хрущев провозгласил мирное сосуществование государств с различным общественным строем основным принципом советской внешней политики. Из этого следовало, что длительное и серьезное сотрудничество с Западом желательно и возможно, хотя капитализм, конечно, будет стремиться развязать войну, фатальной неизбежности которой, однако, больше нет. В том же направлении развивалась эта идея и на ХХI съезде в 1959 г., когда было отринуто положение о том, что выживание советского строя находится под постоянной угрозой капиталистического окружения. Вывод был зафиксирован и в программе партии, принятой в 1961 г. на ХХII съезде. Логическим продолжением этих теоретических установок становился приоритет в отношениях с Западом. "Либо мирное сосуществование, — подчеркивалось в программе партии, — либо катастрофическая война". Казалось, наконец был найден выход из состояния конфронтации и "холодной войны", "оттепель" должна была бы распространиться и на международные отношения. Однако этого не произошло. Причина неприятия Западом такого хрущевского разворота заключалась в особой идейной подоплеке новой стратегии, суть которой состояла в том, что мирное сосуществование понималось как специфическая форма классовой борьбы. Иными словами, это означало, что классовый интерес оставался все-таки во главе угла и означал постоянную заботу СССР о победе дела социализма во всемирном масштабе. Таким образом, мирное сосуществование было новой формой противостояния с Западом и допускало использование всего спектра внешнеполитических мер от силового давления и компромиссов до мирных инициатив. Классовая сущность хрущевской версии внешнеполитической доктрины и объясняет логику противоречивых только на первый взгляд действий советской дипломатии в 1956—1964 гг.
   Собственно, отношения с капиталистическими государствами и их интенсивность находились в зависимости от конкретного соотношения сил. В этой связи говорить о каком-то серьезном и взаимовыгодном, тем более долгосрочном сотрудничестве было нельзя. Поэтому, как правило, отношения Советского Союза с капиталистическими странами в этот период не шли дальше ознакомительных обменов делегациями и гастролей Большого театра и ансамбля "Березка".
   Такой же ознакомительно-популистский характер носили и визиты на высшем уровне. Их эмоциональное значение, конечно, было необыкновенно сильным, непривычными были непринужденные манеры и личность нового советского лидера. Все это в полной мере проявилось во время официального визита Хрущева в США в сентябре 1959 г. К этому времени СССР уже завершил создание межконтинентальных баллистических ракет и произвел запуск первого искусственного спутника Земли, что позволяло советскому лидеру чувствовать себя во время визита на равных с президентом Эйзенхауэром.
   "Соревнование двух систем"
   Во время визита Хрущев не упускал случая для пропаганды идеи мирного сосуществования, важнейшим элементом которого было "соревнование двух систем". Имелось в виду буквально такое развитие событий: экономика СССР и стран "социалистического лагеря" находится на крутом подъеме, темпы промышленного роста в них намного превосходят соответствующие показатели в капиталистических странах. Доля социалистических стран в мировом промышленном производстве неуклонного растет, что является "материальным выражением прогрессивного исторического процесса сокращения сферы капиталистической эксплуатации и расширения мировых связей социализма". Дружба и экономические связи между социалистическими странами укрепляются, что свидетельствует "о победном движении социализма". Экономика "мирового капитала", напротив, отличается неустойчивостью, кризисами, усилением милитаризации. Обострившаяся проблема рынков ведет к росту противоречий между империалистическими странами. Борьба трудящихся становится все более упорной, на глазах происходит распад колониальной системы. Все это, по мнению авторов новой доктрины, ведет к неуклонному ослаблению позиций мирового капитала. В результате развития событий по такой логике мировая система социализма в мирном экономическом соревновании окажется непременным и естественным победителем, вследствие чего и произойдет "победа коммунизма в мировом масштабе". Будучи твердо уверен в абсолютной верности такого логического построения Хрущев заявил изумленным американским телезрителям: "Ваши внуки будут жить при коммунизме".
   Гонка вооружений
   На самом же деле реальное соперничество между блоками и, главным образом, между СССР и США, носило отнюдь не мирный характер и распространялось прежде всего на производство оружия. Гонка вооружений стала одним из основных инструментов поддержания баланса сил и касалась прежде всего производства ядерных зарядов и средств их доставки к целям. В августе 1953 г. СССР заявил об успешном испытании водородной бомбы, а к 1957 г. добился кратковременного превосходства в области межконтинентальных баллистических ракет, наглядным подтверждением чему был запуск первого искусственного спутника Земли. В Москве все более были склонны рассматривать дальнейшую эскалацию вооружений как исключительно опасное явление, а высокий уровень противостояния как следствие "холодной войны" и в меньшей мере неизбежного, классового в своей основе, противостояния блоков. На этом фоне в 1955—1960 гг. СССР выступил с целой серией инициатив по разоружению. В частности, в одностороннем порядке сократив численность своих вооруженных сил в 1955—1960 гг. на 3,3 млн человек, а в 1957 г. предложив ядерным державам приостановить испытания ядерного оружия и взять обязательства по отказу от его применения. Вопреки ожиданиям эти меры не имели успеха. Крайняя непоследовательность внешнеполитического курса СССР, постоянное "бряцание оружием" вызывали у США подозрение в искренности инициатив по разоружению. США продолжали сохранять превосходство по количеству ядерных боеголовок, которое к началу 1960-х годов достигло катастрофического разрыва и равнялось соотношению 1:17 в пользу Америки. Создавался замкнутый круг, идя по которому обе стороны были вынуждены постоянно наращивать и совершенствовать производство оружия. В январе 1960 г. Хрущев заявил о том, что обороноспособность страны в решающей степени зависит от огневой мощи и средств доставки, находящихся в распоряжении вооруженных сил. Поводом для нагнетания противостояния стал инцидент с американским самолетом-разведчиком У-2, который 1 мая 1960 г. был сбит советскими силами ПВО над Свердловском. "Пресечение шпионской вылазки" стало очередным аргументом для разоблачения "звериного облика империализма". Результатом этих событий стал срыв встречи по урегулированию ситуации вокруг Берлина представителей США, СССР, Англии и Франции, которая должная была состояться в Вене в мае 1960 г.
   Берлинский кризис
   Германский вопрос продолжал оставаться камнем преткновения в отношениях между СССР и странами Запада. В этот период он сводился в основном к проблеме статуса Западного Берлина. После того как Советский Союз фактически передал свою часть Берлина ГДР, западный сектор оказался под властью оккупационных войск США, Англии и Франции. Эта ситуация ставила под сомнение государственную самостоятельность ГДР и тормозила вхождение Восточной Германии в международное правовое пространство. В феврале 1958 г. Хрущев предложил созвать конференцию "четырех великих держав" и пересмотреть статус Западного Берлина, объявив его демилитаризованным вольным городом. После отрицательной реакции Запада он согласился отодвинуть сроки и в сентябре 1959 г. во время визита в США добился принципиальной договоренности с Эйзенхауэром о созыве такой конференции в Париже в мае 1960 г. Однако конференция оказалась сорвана из-за "шпионских страстей" с самолетом-разведчиком. Между тем берлинский кризис усугублялся: уровень жизни в Западном Берлине не шел ни в какое сравнение с социалистической частью города, эмиграция из Восточного Берлина усиливалась, власти ГДР не могли конкурировать с искусственно созданным процветающим оазисом.
   17 апреля 1961 г. Хрущев выдвинул новый ультиматум по берлинскому вопросу, объявив, что СССР еще до конца года заключит мирный договор с ГДР и передаст ей всю полноту власти над восточной частью Берлина. В развитии этой идеи Политический Консультативный Комитет ОВД 5 августа 1961 г. призвал ГДР принять меры против "подрывной деятельности" Западного Берлина. Немецкие коммунисты действовали решительно: по тревоге были мобилизованы все рядовые члены партии, которые создали живое оцепление вдоль границы Восточного и Западного Берлина. Они стояли до тех пор, пока весь Западный Берлин не был окружен бетонной стеной с контрольно-пропускными пунктами. Это было нарушение Потсдамского соглашения, предусматривавшего свободное передвижение по городу. Берлинская стена на долгие годы стала символом конфронтации, именно здесь теперь была граница враждующих блоков.
   Обострение отношений шло по нарастающей. В сентябре 1961 г. СССР в одностороннем порядке отказался от соглашения с США о моратории на ядерные взрывы в атмосфере и провел серию ядерных испытаний.
   Карибский кризис
   Противостояние между блоками подошло к опасной черте во время Карибского кризиса осенью 1962 г. Соединенные Штаты приступили к размещению ракет с ядерными зарядами на территории Турции, Италии и ФРГ, организовав там свои военные базы. США также попытались свергнуть режим Кастро, организовав в апреле 1961 г. высадку десанта в районе Плайя-Хирон. Под угрозой потерять власть Кастро весной 1962 г. добился от советского руководства признания Кубы социалистической страной. Принятие Кубы в "социалистический лагерь" налагало на СССР обязательства, прежде всего, в военно-стратегической области, связанные с защитой территории "острова свободы". США продолжали разрабатывать планы военного вторжения на остров. Поэтому весной 1962 г. СССР начал тайно обустраивать на Кубе свою военную базу, осуществив сверхсекретную переброску людей и ракет среднего радиуса действия. Это позволяло, защищая социалистические преобразования на Кубе, одновременно "держать на мушке" Вашингтон. Ответным шагом американского президента Д.Кеннеди стала военно-морская блокада Кубы и требование немедленного вывода советских ракет с острова. В полную боевую готовность были приведены не только войска СССР и США, но и соединения НАТО и ОВД.До глобальной ядерной катастрофы в буквальном смысле оставались секунды. Между Хрущевым и Кеннеди начались интенсивные переговоры, в результате которых был достигнут спасительный компромисс: СССР вывозил ракеты с Кубы, а США — из Турции и Италии; Америка также гарантировала безопасность Кубы и режима Кастро.
   Особую дискуссию вызывает вопрос о том, какая из сторон одержала верх в результате Карибского кризиса. В литературе представлен весь спектр мнений. Представляется, что следует разделять политические и военные итоги прошедших событий. Если в политическом смысле США получили преимущество и новые доказательства "советского экспансионизма", то в военном отношении вывод американских ракет с территории Турции и Италии был несомненным успехом СССР. Если пропагандистский эффект был налицо, то военные договоренности и уступки США в Турции и Италии держались в секрете. Такое развитие событий привело к дальнейшей конфронтации между СССР и Китаем, поскольку давало Мао Цзедуну повод говорить "о преступном сговоре" советского ревизионизма и американского империализма. По целому ряду пунктов взгляды Мао разделял Кастро, считавший, что Хрущев его предал, когда пошел на уступки американцам и "обменял" их ракеты в Турции и Италии на свои на Кубе. Однако основное и бесспорное значение Карибского кризиса состояло в доказательстве невозможности применения ракетно-ядерного оружия для достижения политических целей. Карибский кризис знаменовал окончание первого периода "холодной войны", когда она могла перерасти в вооруженный конфликт.
   После кризиса начался постепенный процесс снятия острой конфронтации в отношениях между СССР и США. Важным шагом в этом направлении стало подписание договора о запрещении испытаний атомного оружия в атмосфере, космосе и под водой, которое состоялось в августе 1963 г. в Москве. Убийство Кеннеди в ноябре 1963 г. и отставка Хрущева в октябре 1964 г. затормозили развитие этого процесса.

 
< Пред.   След. >