www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow Курс советской истории, 1941-1999 (А.К. Соколов) arrow 3. 1991 год
3. 1991 год

3. 1991 год

   Поиски выхода из экономической ситуации
   В результате сокращения доходных статей бюджета и непродуманных действий правительства планово-директивная система хозяйствования стала буквально разваливаться. Экономическая реформа 1987 г., названная "кардинальной", на самом деле таковой не стала. Это была попытка в очередной раз сочетать плановые и рыночные механизмы, не нарушая форму собственности. Следствием реформы стала "вспомогательная" роль рынка, на котором вольготно чувствовали себя бывшие "теневики", различного рода "коммерческие структуры", специализировавшиеся на перекачке бюджетных средств во вновь созданные банки и совместные предприятия. Так называемый рынок паразитировал на и без того скудном государственном бюджете, стараясь замкнуть на себя финансовые и товарные потоки, ресурсы. Идеальной низовой структурой такого псевдорынка стали кооперативы, скупавшие по дешевке все, что плохо лежало, и перепродававшие втридорога. Появились многочисленные "челноки", ввозившие ширпотреб из Польши и других стран. Буквально на все был колоссальный спрос. В стране с каждым месяцем усиливался товарный голод. Он начался с "вымывания дешевых товаров", которые не выгодно было производить предприятиям и которые сразу же скупали кооперативы и население, "поднаторевшее" в "механизмах ажиотажного спроса". Из магазинов исчезало все: мыло, стиральный порошок, сахар, школьные тетрадки, масло, постельное белье. К началу 1990 г. из 1101 наименования товаров повседневного спроса в продаже было только 56. Постепенно стали исчезать и они.
   Экономика выходила из-под контроля правительства. Все сильнее ощущался пресс социальных факторов — массовых забастовок, экономических блокад, прекращения работы промышленных объектов из-за загрязнения окружающей среды, особенно атомных электростанций. В едином еще вчера народнохозяйственном механизме все это вызывало сбои и дестабилизацию, которую в условиях фоне кризиса преодолевать было все сложнее. Началось снижение объемов производства, возрастал дефицит государственного бюджета, эмиссия рубля вела к усилению инфляционных тенденций.
   В этой ситуации правительство Рыжкова разработало наконец программу выхода из кризиса. Ее готовила рабочая группа во главе с заместителем Председателя Совета Министров СССР академиком Л.И.Абалкиным. Программа, представленная в конце мая 1990 г. на сессии Верховного Совета СССР, исходила из идеи стабилизации экономики как основного условия ее перехода к рынку. Выбранный курс "сначала стабилизация, а потом рынок" предполагал сочетание государственного начала с элементами рыночных отношений. Вводить рыночные отношения предполагалось в три этапа, начиная с 1991—1992 гг. Действительно глубокие рыночные механизмы, основанные на антимонопольном законодательстве и конкуренции, разрешении зарубежных инвестиций и частичной конвертируемости рубля, предполагалось "запустить" только в 1993—1995 гг.
   Одновременно с правительственной программой Рыжкова — Абалкина был сформулирован и более радикальный вариант, в итоге получивший название "500 дней". Его готовила группа молодых экономистов, в которую входили Г.Явлинский, М.Задорнов, А.Михайлов и ряд других. За "500 дней" предполагалось радикально реформировать экономику, полностью отказавшись от регулирующей роли государства, в том числе и от ценовой политики, провести широкую приватизацию. Основная идея программы, таким образом, сводилась к регулирующей роли рынка. Этот более радикальный вариант был поддержан оппозиционно настроенными депутатами, а позже Ельциным и правительством РСФСР во главе с Силаевым. В этой ситуации реализация программы Рыжкова — Абалкина была фактически невозможна, поскольку РСФСР хотела выходить из кризиса на основе более радикальных мер, а программы носили взаимоисключающий характер. Тогда между Горбачевым и Ельциным был достигнут компромисс, и был подготовлен общесоюзный вариант программы "500 дней", дополненный 20 базовыми законопроектами и получивший известность как план Шаталина — Явлинского. Важным моментом программы было то, что ее осуществление предполагалось одновременно на всем пространстве бывшего СССР, а следовательно, становилось условием нового характера межреспубликанских отношений на основе экономического союза. Вопрос о том, насколько программа "500 дней" могла действительно вывести страну из экономического кризиса, является одним из наиболее дискуссионных в современной литературе. Исследователи отмечают ее явные пробелы и существенные недостатки. Так, в программе не были разработаны четкие механизмы приватизации, проведения денежной реформы, отсутствовала ясная концепция земельной собственности. Но не эти вопросы определили роль программы "500 дней" в тогдашней политической борьбе. Осенью 1990 г. гораздо более важное значение имело то обстоятельство, что в новой модели советской экономики не нашлось места для союзных министерств и ведомств, кардинальному реформированию должно было подвергнуться правительство СССР.Основная экономическая нагрузка переносилась из центра в республики. Следствием этого неизбежно стали бы иные полномочия и функции основных институтов политической системы — Съезда народных депутатов и Президиума Верховного Совета СССР, не говоря о ЦК КПСС.В начале октября 1990 г. под мощным напором сил, интересы которых должна была затронуть программа, она потерпела поражение. Еще более отчетливо антирыночные настроения прозвучали на пленуме ЦК партии 9 октября 1990 г. Члены ЦК настаивали на том, что в сложившейся ситуации на первый план выходят не экономические реформы, а политические решения, способные противостоять "экстремистским силам". В тот же день на сессии Верховного Совета СССР обсуждалось послание Горбачева "Основные направления по стабилизации народного хозяйства и переходу к рыночной экономике". Основная идея послания сводилась к тому, что Президент СССР отвергал решительный переход к рынку и склонялся к обновленному варианту мер в духе программы Рыжкова — Абалкина. От реального перехода к рынку в ней осталась только рыночная фразеология.
   "Суверенизация"
   Практически во всех республиках Союза к началу 1990 г. были приняты декларации о суверенитете. Решимость Российской Федерации проводить в жизнь программу "500 дней" перевела противоречия между центром и республикой на новый уровень. Дал трещину и хрупкий политический союз между Ельциным и Горбачевым, но гораздо важнее то, что была блокирована попытка экономического союза республик на качественной новой основе. 16 октября 1990 г. Ельцин обвинил Рыжкова в срыве совместных действий союзного и российского руководства по переходу к рынку, заявил, что РСФСР предполагает самостоятельно приступить к радикальным рыночным преобразованиям на основе раздела союзного и республиканского бюджета, собственности, армии, вооружений, таможни. Идея экономической независимости России приобрела гораздо более радикальные контуры. Сразу же после этого правительство РСФСР начинает делать практические шаги по переделу собственности. 1 ноября Верховный Совет РСФСР обсуждает закон по переводу в собственность России находящиеся на ее территории природные ресурсы.
   Усиление центробежных тенденций наблюдается в течение осени 1990 г. во всех без исключения республиках СССР.В конце октября 1990 г. II съезд Руха провозгласил борьбу за независимость Украины и восстановление демократической республики на ее территории мирным путем. Тогда же в Грузии одержало победу движение "Свободная Грузия". Грузинский парламент во главе с З.Гамсахурдия принял комплекс мер по переходу к полной независимости Грузии.
   "Демократы" и "партократы"
   В ситуации усиливавшегося не только экономического, но и политического кризиса в ноябре — декабре 1990 г. резко усилилась поляризация политических сил. Во всем многообразии партий и движений, ставших реальностью общественной жизни после отмены 6-й статьи советской Конституции, четко обозначились два основных крыла, на публицистическом жаргоне того времени называвшиеся "демократами" и "партократами" 20—21 октября 1990 г. произошло объединение всех демократических партий и организаций в движение "Демократическая Россия". Конец октября 1990 г. был временем, когда развитие "Демроссии" достигло своей высшей точки. Именно в этот момент она включала разнообразный спектр политических сил демократической ориентации и в целом имела весьма серьезную социальную базу, которая в течение 1991 г. постепенно растирялась. В конце октября 1990 г. в "Демроссию" входили сторонники Демократической партии России и Социал-демократической партии Российской Федерации, весьма представительной силой была Демократическая платформа в КПСС.К движению присоединились крестьянские и христианские партии, влиятельные общественные организации "Апрель" и "Мемориал", Союз "Молодая Россия". Сильной стратегической составляющей "Демроссии" была Конфедерация независимых профсоюзов, объединявшая представителей бастующих отраслей, где главной силой были шахтеры, и профсоюз военнослужащих "Щит". На Учредительном съезде "Демроссии" звучала нелицеприятная критика в адрес Горбачева, консервативно настроенных "силовых" министров Язова и Крючкова, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Лукьянова.
   Процесс консолидации проходил и на другом фланге тогдашнего политического спектра. На фоне политического размежевания внутри КПСС резкая критика в адрес Горбачева звучит со стороны рядовых членов партии, приверженных планово-рыночной экономике и социалистическим ценностям. Центром их объединения стала депутатская группа "Союз" в Верховном Совете СССР, по существу контролировавшая деятельность союзного парламента. Ее идеологом и покровителем был Лукьянов.
   Группа "Союз" пошла в решительное наступление на сессии Верховного Совета СССР в ноябре 1990 г., выступив с резкой критикой Президента и Председателя Совета Министров СССР.Горбачев пытался ответить на критические выступления депутатов, но их активность после этого только усилилась. Все признаки кризиса власти были налицо. В этой ситуации Горбачев был вынужден пойти на уступки, которые он обнародовал на следующий день в заявлении, названном журналистами "Восемь пунктов Горбачева". В документе развивалась идея укрепления президентской власти, создававшая основу последующего усиления союзных структур. Горбачев также заявил о преобразовании Совета Министров в Кабинет Министров, предрешив, по существу, отставку Рыжкова. Это заявление временно обеспечило поддержку Горбачева депутатской группой "Союз" и стало сигналом активизации консервативных сил в высшем эшелоне власти.
   Ноябрь — декабрь 1990 г. прошли под флагом наступления консерваторов. Так, с резко консервативных позиций в телеинтервью выступают председатель КГБ Крючков и министр обороны Язов. Горбачев также продолжает движение навстречу консервативным силам. 4 декабря он заменяет министра внутренних дел Бакатина на значительно более консервативного Пуго, первым замом которого становится легендарный генерал-"афганец" Б.Громов. Перед вновь назначенными "силовиками" выдвигается задача борьбы с организованной преступностью, активизации действий против центробежных и националистических сил. Но наиболее решительные шаги Горбачева "в объятия" консерваторов были сделаны на IV Съезде народных депутатов, который открылся 17 декабря 1990 г. Свидетельством "новой игры" Горбачева стали выборы вице-президентом СССР серого и невыразительного бывшего комсомольского работника Г.Н.Янаева. Одиозность этой фигуры бросалась в глаза на фоне "альтернативных кандидатов" — министра иностранных дел Шеварднадзе, вполне уже обретшего свое политическое лицо как в стране, так и за ее пределами, и академика Е.М.Примакова. Назначение Янаева вызвало резкую реакцию Шеварднадзе: 21 декабря он произнес с трибуны съезда эмоциональную и несколько сумбурную речь, в которой заявил о своей отставке и предупредил мир об угрозе реакционного переворота и установлении диктатуры в СССР.В декабре 1990 г. правительство Рыжкова ушло в отставку, а вместо Совета Министров СССР был образован Кабинет министров во главе с премьер-министром В.С.Павловым.
   События в Прибалтике
   Конфликты между республиками и Москвой стали приобретать перманентный характер. Новый момент состоял в том, что для "урегулирования ситуации" стали предлагать свои посреднические услуги представители иностранных государств. Так, Ф.Миттеран и Г.Коль выступили в таком качестве, урегулируя отношения между Москвой и Вильнюсом. Но стабилизация отношений с Литвой носила временный характер, усиление консервативных сил в политическом руководстве СССР привело к резкому обострению отношений с Литвой в январе 1991 г. 10 января 1991 г. Горбачев направил Верховному Совету Литвы ультиматум, в котором потребовал в полной мере восстановить на территории республики действие Конституции СССР.После того как в республике стало известно о решении Министерства обороны СССР использовать войска для проведения в Литве и Латвии призыва на военную службу, напряженность в этих республиках резко усилилась. В тот же день в Вильнюс были направлены подразделения внутренних войск и спецподразделение "Альфа". Предполагалось отстранить от руководства республикой правительство Народного фронта и передать власть Комитету общественного спасения, за которым стояли фундаменталистские силы Компартии Литвы. В ночь с 12 на 13 января 1991 г. подразделения Советской Армии и КГБ СССР захватили Телецентр в Вильнюсе, в результате столкновений с населением 14 человек было убито. Вокруг здания Верховного Совета Литвы стали строиться баррикады. После этих событий Горбачев окончательно лишился поддержки даже промосковски настроенной части интеллигенции. Вариант силового сохранения власти и целостности страны, опробованный Горбачевым в Вильнюсе, стал очевиден всей стране. Совершенно нелепыми выглядели уверения Президента в том, что он ничего не знал и никаких решений по этому вопросу не принимал. Через несколько дней по тому же сценарию события повторились в Риге. 22 января Ельцин решительно осудил применение силы в Прибалтике.
   "Павловская" реформа
   Почти сразу же после этих событий, 24 января 1991 г., буквально "как снег на голову", обрушилась денежная реформа. Согласно реформе, обмен 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 г. предполагалось провести в 3 дня. На выдачу наличных вкладов в Сбербанке были установлены ограничения в 500 руб. Страну охватила всеобщая паника, перед сберкассами люди устраивали буквально столпотворения. В результате реформы, проходившей под лозунгом премьер-министра Павлова "нанести смертельный удар по теневой экономике", удалось изъять из обращения от 5 до 10% предполагаемой избыточной денежной массы. С точки зрения социальных последствий в ситуации постоянной нехватки продуктов и элементарных товаров повседневного спроса, инфляции и общих тревожных ожиданий, трудно было придумать более дикую, нелепую и варварскую акцию. Озлобление людей достигло высшей точки, видимо, в эти дни они окончательно поняли, что от центра ничего хорошего ждать уже нельзя.
   В этой обстановке союзное правительство объявило о введении с 1 февраля 1991 г. совместного патрулирования милицией и военными улиц крупных городов.
   "Война законов"
   После одностороннего перехода правительства РСФСР к программе рыночных преобразований, между центром и республикой началась "война законов". Она буквально парализовала всю конструктивную деятельность, экономический кризис углублялся, на местах из двух соперничавших структур получали порой взаимоисключающие распоряжения. Аналогичная ситуация сложилась почти во всех союзных республиках.
   Идея заключения нового Союзного договора муссировалась Горбачевым с конца 1980-х годов. Она получила особую актуальность во время I Съезда народных депутатов и поначалу опиралась на концепцию максимально широкого республиканского хозрасчета. Апологетами этой идеи были республики Прибалтики, а настороженность к ней проявляли в Средней Азии, где республики регулярно и в значительных объемах дотировались из центра. В конце августа 1990 г. на совместном заседании Президентского совета и Совета Федерации Верховного Совета СССР было принято, наконец, решение о создании Подготовительного комитета по разработке нового Союзного договора из представителей республик и их руководителей при участии Президента СССР.Обсуждалось два основных варианта договора. Первый исходил из сохранения существующей союзной вертикали власти при ее существенном реформировании и представлял собой некий обновленный вариант федерации. Второй предполагал ликвидацию союзных органов, установление горизонтальных связей между республиками, которые и должны были стать условием функционирования нового Союза на конфедеративной основе. 23 ноября все республики, за исключением Прибалтики и Грузии приступили к обсуждению нового Союзного договора. В тексте документа речь не шла о социализме, вместо СССР страну предлагалось назвать "Союз Советских Суверенных Республик". Однако влияние центра, который продолжал настаивать на федеративном устройстве, ощущалось буквально к каждой статье. Зная о недостаточно радикальном характере нового Союзного договора и его общей непривлекательности для республик, Ельцин предпринял ряд самостоятельных усилий в этом направлении. Упредив действия Горбачева на три дня, он 20 ноября 1990 г. заключил двухстороннее соглашение с Украиной, по которому обе республики признавали суверенитет друг друга и декларировали необходимость экономического сотрудничества без участия союзного центра. Аналогичный документ спустя два дня был подписан между Россией и Казахстаном, а по итогам подписания Ельцин заявил, что это соглашение и закладывает модель нового Союза, формирует стержень, вокруг которого он будет построен. Эти действия Ельцина делали обсуждение представленного текста нового Союзного договора, по меньшей мере, запоздалым политическим шагом. В декабре 1990 г. IV Съезд народных депутатов обсудил идею Союзного договора и принял решение о проведении референдума по вопросу о сохранении Союза ССР.
   После событий в Прибалтике настороженность в республиках по поводу собственного суверенитета и тех мер, на которые способен пойти центр по его ограничению, резко возросла. Эти события стали поводом для заявления Ельцина о необходимости создания своей, российской армии. В феврале республики еще больше дистанцировались от центра, а тенденция к интеграции и сохранению единого пространства постепенно переходит на уровень заключения межреспубликанских соглашений без горбачевского центра. 14 января 1991 г. Ельцин публично заявил о желании России, Украины, Белоруссии и Казахстана заключить четырехстороннее соглашение еще до нового Союзного договора. Горбачев, продолжавший, вопреки здравому смыслу, действовать в кризисных ситуациях напролом, заранее отказался признать результаты референдума о независимости Литвы, объявив его антиконституционным. 10 февраля 1991 г. в республике состоялся референдум. 90% принявших участие в голосовании высказалось за независимость Литвы.
   Политическое и правовое противостояние между Москвой и союзными республиками продолжалось до "замирения " в Ново-Огарево 23 апреля 1991 г.
   Мартовский референдум
   Кризис федеративных отношений при отсутствии четкой политической линии центра, постоянных колебаниях Горбачева грозил переходом центробежных тенденций на качественно новый уровень. После референдума о независимости Литвы процесс выхода республик из СССР мог начаться в любой момент. Авторитет центра падал буквально день ото дня, а после социального недовольства павловской конфискацией и вильнюсских событий оказался практически на нулевой отметке. Поправить ситуацию в этом отношении, найти хоть какой-то временный баланс между центром и республиками, оттянуть, наконец, время должен был референдум о сохранении СССР.Идея референдума стала предметом обсуждения 16 января 1991 г. на Верховном Совете СССР.На референдуме, назначенном на 17 марта 1991 г., гражданам СССР предлагалось ответить на вопрос: "Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности " Сама постановка вопроса изначально превращала референдум в объект политических манипуляций. Действительно, что могли означать слова "обновленная федерация", как конкретно предполагалось гарантировать в ней "права и свободы человека любой национальности" И наконец, можно ли вообще спрашивать граждан страны о том, считают ли они необходимым сохранение собственно государства Кроме того, референдум проходил в каждой республике по своим правилам; дополнительно к основному, гражданам предлагалось ответить одновременно и на другие "уточняющие" вопросы. В некоторых республиках референдум не проводился вообще. Тем не менее в голосовании приняло участие 148,6 млн. человек, или около 80% имевших право голоса граждан СССР. 113,5 млн человек, или 76,4% высказались за сохранение СССР.Вместе с тем 80% россиян, отвечая на "дополнительный" вопрос", поддержало проведение всеобщих выборов президента РСФСР.
   Как и следовало ожидать, итоги референдума носили двусмысленный характер, не внесли ясности в ситуацию с федеральными отношениями, что только усилило неразбериху на местах. 28 марта собрался Чрезвычайный съезд народных депутатов РСФСР, решительный настрой которого испугал союзное руководство, и оно предприняло очередную "примерку" силовой политики. В день открытия съезда в столицу были введены войска, центр Москвы был взят в кольцо. Эти действия вызвали бурный протест депутатов, которые приостановили работу съезда до вывода войск из города. Все это вело только к усилению политической поляризации. Среди коммунистической части депутатов на съезде произошел раскол. Группа коммунистов во главе с А.Руцким заявила о своей поддержке Ельцина и создании фракции "Коммунисты — за демократию". Ельцина поддержали и шахтеры Кузбасса, принявшие в его поддержку ряд радикальных резолюций. В этой ситуации съезд предоставил Ельцину дополнительные полномочия и согласился на проведение в июне 1991 г. всенародных выборов Президента РСФСР.
   Рост забастовочного движения
   Забастовочное движение зимой — весной 1991 г. становилось все более мощным фактором в противостоянии центра и РСФСР. В конце февраля—начале марта Москву и Ленинград буквально захлестнула волна массовых демонстраций и контрдемонстраций. Противоборство между российскими реформаторами и центром вылилось на телеэкраны, поскольку у России появился свой телеканал. Ельцин по телевидению потребовал в отставки Горбачева и роспуска Верховного Совета СССР.Требования "демократов" получили поддержку со стороны независимых профсоюзов, особенно в угольных бассейнах Донбасса, Кузбасса и Воркуты. 1 марта началась мощная забастовка шахтеров. Наряду с требованием увеличения заработной платы в связи с назначенным на 2 апреля повышением розничных цен, шахтеры выдвигали целый "пакет" политических требований. Главными были требования отставки Горбачева, роспуска Верховного Совета СССР, национализации имущества КПСС, реальной многопартийности, запрещения деятельности первичных партийных организаций на предприятиях и в учреждениях (департизации).
   Вместе с тем экономическая ситуация в начале весны еще более усугубилась. Из-за развала межреспубликанских связей союзный бюджет не получил около 40% поступлений из республик. Падение производства достигло 5%, национальный доход СССР снизился на 10%. Правительство Павлова пошло на повышение с 1 апреля 1991 г. розничных цен в 2—5 раз практически на все продовольственные и промышленные товары повседневного спроса, надеясь за счет этого прекратить ажиотажный спрос и выйти из товарного голода, снизить начавшуюся инфляцию. При таком повышении цен заработная плата увеличивалась только на 20—30%, выдавалась единовременная компенсация в размере 60 руб. После апрельского повышения цен социальная напряженность резко возросла, к бастующим шахтерам присоединились сотни трудовых коллективов. Их требования, наряду с экономическими, носили радикальный политический характер. Кроме отставки Горбачева и союзного Кабинета министров, бастующие требовали восстановления частной собственности на землю, выборов на основе реальной многопартийности, департизации предприятий. В апреле 1991 г. общее число бастовавших превысило 1 млн человек. Забастовки прекратились только после того как власти согласились перевести часть предприятий в республиканскую юрисдикцию с прекращением перечисления прибыли в союзный бюджет.
   "Ново-Огаревский процесс"
   Основной вывод, сделанный центром по итогам мартовского референдума, состоял в активизации подготовкам текста нового Союзного договора. 23 апреля 1991 г. в загородной резиденции Горбачева в Ново-Огарево состоялась встреча руководителей девяти союзных республик (России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Туркмении, Киргизии, Таджикистана, Азербайджана) и президента СССР, по результатам которой было сделано совместное заявление, получившее название "9+1". Выход из кризиса федеральных отношений в этом заявлении рассматривался как подготовка и согласование текста нового Союзного договора. Заявление "9+1" стало, пожалуй, единственным козырем Горбачева на пленуме ЦК партии в конце апреля 1991 г., когда 45 из 75 первых секретарей высказались за его отставку с поста Генерального секретаря.
   Вместе с тем многочисленные встречи по согласованию текста нового Союзного договора, которые проходили в Ново-Огарево в мае — июле 1991 г., выявили значительные противоречия и расхождения как в позиции республик, так и в отношениях между ними и союзным центром. Основной вопрос по-прежнему сводился к соотношению полномочий центра и республик. Россия и особенно Украина настаивали на конфедеративных отношениях. Представители центра, среди которых "первую скрипку" играл Лукьянов, настаивали на более тесных федеративных связях. Горбачев стремился в этой ситуации демонстрировать "продвижение вперед" и публично заверял, что текст будет готов к подписанию уже в июле.
   Ельцин — Президент РСФСР
   Между тем в РСФСР начались выборы Президента, которые первый раз носили всенародный характер и проходили на альтернативной основе. Хотя на всенародное голосование и было выставлено шесть кандидатур, избиратели в той ситуации руководствовались скорее выбором между все теми же "демократами" и "партократами". 12 июня 1991 г. в первом же туре выборов победу одержал Ельцин, получивший 57% голосов от принявших участие в голосовании. В результате этой победы Ельцин приобрел качественно новый статус, выходил на новый уровень легитимности. И этот уровень был на порядок выше, чем у его основного соперника по политической борьбе в тот период — Горбачева, который получил свои полномочия не от народа, а от представительного органа в лице Съезда народных депутатов СССР со всем известными маневрами по "процедурным вопросам".
   Новый союзный договор
   24 июля 1991 г. накануне очередного пленума ЦК, Горбачев торжественно заявил, что работа над текстом Союзного договора завершена. Текст, опубликованный 14 августа, носил крайне противоречивый характер. Так, было совершенно не понятно, что означает термин "суверенные" государства по отношению к республикам с точки зрения международного права, возникали вопросы о республиканской и союзной собственности, о степени широты республиканских прав. Невразумительно говорилось и о налоговых сборах с республик в союзный бюджет. Был обойден молчанием также и статус шести бывших республик СССР, которые не участвовали в Ново-Огаревском процессе (Армении, Грузии, Латвии, Литвы, Эстонии и Молдавии). В ходе согласований республикам удалось добиться от Горбачева весьма существенных уступок, что свидетельствовало о его эволюции к менее консервативному курсу. Так, например, русский язык, сохранив статус языка межнационального общения, переставал быть государственным; главы республик участвовали в заседаниях союзного кабинета министров с правом решающего голоса, предприятия ВПК передавались в совместное ведение центра и республик. Однако этого показалось не достаточно, и Украина, например, дала понять, что при любом характере обсуждения она будет подписывать новый Союзный договор только после принятия своей Конституции. Все республики Средней Азии, не ставя в известность Москву, заключили между собой систему двухсторонних соглашений. Это очередное усиление центробежных тенденций имело весьма твердые основания, поскольку большинство участников Ново-Огаревского процесса были уже всенародно избранными президентами своих республик. Вместе с тем консервативно настроенные силы видели в тексте нового Союзного договора непосредственную угрозу "распродажи социалистической Родины". Единственной общей структурой в этой ситуации оставалась КПСС, которая стремительно распадалась.
   Деградация КПСС
   Летом 1990 г. состоялся последний в рамках Союза XXVIII съезд КПСС, который зафиксировал состояние идейного и организационного кризиса. В партии явно обозначились три основных течения — социал-демократическое, центристское и фундаменталистское. В 1989—1990 гг. из КПСС вышли компартии Латвии, Литвы и Эстонии. Процесс децентрализации охватил и родственные ей структуры — комсомол и официальные профсоюзы. На съезде Горбачев и его команда заявили об идее перестроить партию в духе западной социал-демократической модели. Хотя эта идея и была одобрена на последнем съезде партии в резолюции "К гуманному демократическому социализму", ее так и не удалось претворить в жизнь. На съезде из партии демонстративно вышел Ельцин, что стало сигналом для оттока "демократов" из рядов КПСС и основой для создания новой массовой партии. С осени 1990 г. начинается процесс выхода из партии рядовых коммунистов и самороспуска первичных партийных организаций на предприятиях, который наиболее активно проходил в высших учебных и научных заведениях. В начале июля 1991 г. Яковлев, Шеварднадзе и другие популярные в то время политические деятели призвали к созданию новой массовой организации — "Движения демократических реформ". 20 июля 1991 г. Ельцин подписал указ о департизации, согласно которому запрещалась деятельность партийных организаций и их комитетов на предприятиях и в организациях. Указ стал существенным фактором распада КПСС, "последней каплей", переполнившей "чашу терпения" консервативных и фундаменталистских сил. В конце месяца на пленуме ЦК Горбачев был вынужден признать, что из партии вышло 5 млн человек и ее численность сократилась с 21 до 15 млн человек.
   Августовский путч
   После окончания Ново-Огаревского процесса Горбачев, Ельцин и Назарбаев встретились для обсуждения "кадрового вопроса". Речь шла о персональном составе высшего руководства СССР после подписания нового Союзного договора, назначенного на 20 августа 1991 г. Между участниками встречи была достигнута договоренность об устранении наиболее консервативно настроенных "силовиков" — Язова, Крючкова и Пуго, а также премьер-министра Павлова, вызвавшего буквально ненависть народа после денежной реформы и апрельского повышения цен. После этой встречи Горбачев уехал в отпуск на крымскую дачу в Форос.
   Это и подтолкнуло дальнейшее развитие событий. С 4 по 17 августа велась активная подготовка к введению в стране чрезвычайного положения. 18 августа в Форос приехали Бакланов, Шенин, Болдин, Варенников и Плеханов, которые ознакомили Горбачева с составом будущего Государственного Комитета по Чрезвычайному положению (ГКЧП) и предложили подписать соответствующий указ. Отказавшийся это сделать Горбачев в ночь с 18 на 19 августа был изолирован в своей резиденции. Утром 19 августа все средства массовой информации передали заявление ГКЧП о том, что Горбачев не может исполнять свои обязанности "по состоянию здоровья", а его полномочия переходят к вице-президенту Янаеву. В целях предотвращения хаоса и анархии в отдельных местностях вводилось чрезвычайное положение. Для управления страной был образован ГКЧП СССР, в который вошли министр обороны Язов и его первый заместитель Бакланов, председатель КГБ Крючков, министр внутренних дел Пуго, премьер-министр Павлов, назначенный исполнять обязанности Президента СССР Янаев, а также председатель Крестьянского союза СССР В.Стародубцев и президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленного строительства, транспорта и связи СССР А.Тизяков. Своими решениями ГКЧП приостанавливал действия политических партий и организаций, вводил цензуру, запрещал митинги и демонстрации. Одновременно он заявил о популистской программе экономических и социальных мер (обещал снизить цены на некоторые товары, предоставить всем горожанам дачные участки, оказать помощь селу и др.). Телевидение каждые полчаса транслировало эти заявления, передавая в перерывах почему-то балет П.И.Чайковского "Лебединое озеро", ставший своеобразной визитной карточкой тех августовских дней.
   19 августа в Москву были введены танки и бронетранспортеры, объявлен комендантский час. Это вызвало прямо противоположную реакцию горожан, часть которых отправилась к "Белому дому", где тогда располагался Верховный Совет РСФСР, в надежде получить хоть какую-то информацию. Российские политики (Ельцин, исполнявший обязанности Председателя Верховного Совета РСФСР Хасбулатов и Силаев) в своем заявлении "К гражданам России" назвали ГКЧП "реакционным, антиконституционным переворотом" и потребовали созыва Чрезвычайного съезда народных депутатов СССР.Началось открытое противостояние ГКЧП и российского руководства, которое поддерживало все большее число москвичей. Вокруг "Белого дома" стали строиться баррикады, подступы к нему перегораживались троллейбусами и грузовиками, солдаты, оказавшиеся в городе по приказу ГКЧП, вовсе не собирались стрелять и вели себя вполне дружелюбно. Авторитет российского руководства, в котором видели единственный противовес ГКЧП, возрастал буквально час от часу, а эффектное выступление Ельцина, взобравшегося на танк, существенно прибавило ему популярности. Своим указом Президент России переподчинил себе все органы исполнительной власти СССР, находящиеся на территории РСФСР, включая КГБ, МВД и Министерство обороны. 21 августа "путчисты" вылетели в Форос, чтобы встретиться с Горбачевым, который их принять отказался. Через несколько часов туда же прибыли вице-президент РСФСР А.Руцкой и премьер-министр РСФСР И.Силаев. Лидеры ГКЧП были арестованы и отданы под суд. Вечером 21 августа Горбачев вернулся в Москву, где реальная политическая власть уже принадлежала Ельцину. Оставалось лишь закрепить эту ситуацию юридически.
   Референдумы о независимости республик
   Августовский путч стал именно тем событием, после которого центробежные процессы вышли на качественно новый уровень. Начался распад СССР. Сразу же после прихода к власти ГКЧП, 20 августа 1991 г. парламент Эстонии принял постановление о государственной независимости республики. Аналогичный документ на следующий день принял парламент Латвии. 24 августа, "исходя из смертельной опасности, нависшей над Украиной", Верховный Совет республики провозгласил ее независимым государством. До конца августа такие же документы были приняты в Белоруссии, Молдове, Азербайджане, Киргизии и Узбекистане.
   Запрещение КПСС и курс на смену общественного строя в России
   23 августа Горбачев, после возвращения в Москву, встретился с депутатами Верховного Совета РСФСР, которые в резкой форме потребовали от него распустить КПСС. Ему ничего не оставалось, как согласиться на это требование. Произнеся слова о своей приверженности коммунистическим идеалам, Горбачев оставил пост Генерального секретаря ЦК КПСС, распустил Центральный Комитет партии. Деятельность КПСС на территории РСФСР была приостановлена, а в ноябре 1991 г. указом Ельцина запрещена. Следствием этого стала ликвидация КПСС как единой общесоюзной партии. В райкомах в мешки ссыпались учетные карточки, связывались в стопки документы текущих архивов. Это вызывало у рядовых коммунистов противоречивые чувства — от возмущения одних до облегченного вздоха других. Некоторые в спешном порядке подкидывали под закрытые двери опечатанных парткомов заявления о добровольном выходе из партии "задним числом". Но большинство все-таки недоумевало по поводу целесообразности столь решительных действий, в очередной раз почувствовав себя "пешкой" в чьей-то большой политической игре.
   Устранение с политической арены КПСС, хоть и не обладавшей уже прежним политическим авторитетом и силой, ликвидировало последнее препятствие для выполнения указа Ельцина "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР". Согласно этому указу, в собственность республики переходили все находившиеся на ее территории предприятия союзного подчинения. Под юрисдикцию России переходили Академия Наук СССР, все высшие учебные заведения. Россия прекращала финансировать союзные министерства и ведомства, кроме Министерства обороны, МПС и Минатома. 28 августа 1991 г. в юрисдикцию РСФСР был переведен Госбанк СССР и Внешэкономбанк СССР.Начался стремительный процесс кадровых замен на высшем государственном уровне. Руководителями средств массовой информации, новыми министрами и их замами, ректорами учебных заведений были назначены вчерашние соратники Ельцина или близкие в нему люди. Осенью — зимой 1991 г. в столице проходила "смена команд", аналогичные акции были проведены чуть позже и в регионах.
   Горбачев всеми силами стремился возобновить ново-огаревский процесс, составляя еще один (но не сильно отличавшийся от прежнего) вариант Союзного договора. Однако ни с авторитетом Горбачева, ни с союзными структурами больше никто не считался. Каждая республика была в значительно большей степени озабочена собственными проблемами. В новом витке ново-огаревского процесса отказалась участвовать Украина, где на 1 декабря был назначен референдум о статусе республики. Его результаты были ошеломляющими: около 80% граждан, включая и русское население Крыма, южных и юго-восточных областей республики, проголосовали за независимость Украины. После этого избранный Президентом республики Л.Кравчук отказался от подписания Союзного договора в какой бы то ни было форме. 2 декабря 1991 г. Ельцин завил о признании независимости Украины. Последняя попытка политического компромисса, таким образом, потерпела поражение. Глубочайший экономический кризис, в котором оказались республики осенью 1991 г., вопреки логике нормального экономического развития, вел к усилению в них экономического изоляционизма. Они слишком устали от бесплодных попыток центра справиться с развалом экономики и теперь старались "выплывать" самостоятельно, увеличивая и без того негативное воздействие нарушенных хозяйственных связей.
   Ликвидация СССР
   Через неделю после украинского референдума, 8 декабря 1991 г., Ельцин, Кравчук и президент Белоруссии С.Шушкевич собрались в Беловежской Пуще и объявили, что СССР "как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование". Они также заключили соглашение, названное впоследствии Беловежским, согласно которому Россия, Украина и Белоруссия объединялись в Содружество Независимых Государств (СНГ). В течение двух последующих дней Беловежское соглашение было ратифицировано Верховными Советами трех республик, к нему также присоединились Армения и Киргизия. После этого распад СССР стал свершившимся фактом.
   21 декабря 1991 г. на встрече в Алма-Ате главы 11 республик бывшего СССР подписали Декларацию в поддержку Беловежского соглашения. Таким образом, членами СНГ стали все бывшие союзные республики, кроме Грузии и республик Прибалтики.
   В связи с прекращением существования СССР 25 декабря 1991 г. в 19 часов Президент СССР Горбачев сложил свои полномочия.

 
< Пред.   След. >