www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow История Советской России (И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков) arrow Индустриальная Россия
Индустриальная Россия

Индустриальная Россия

   Основное значение нэпа в области промышленного производства заключалось не в признании частной собственности или частного управления над массой мелких предприятий, а в изменении отношения к управлению крупной национализированной промышленностью. В годы гражданской войны сложилась система руководства государственными предприятиями через главки при ВСНХ. Она была связана с жесткой централизацией управления всеми сферами деятельности предприятий и в условиях нэпа, требующих самостоятельности, оперативности при быстро меняющейся конъюнктуре, оказалась неэффективной.
   12 августа 1921 г. постановлением Совета Труда и Обороны (СТО) наиболее крупные, технически оборудованные и удобно географически расположенные, а также обеспеченные сырьем, материалами, рабочей силой предприятия объединялись в тресты. Это позволяло в определенной степени децентрализовать оперативные функции по руководству отдельными предприятиями. До конца 20-х гг. тресты оставались основной производственной единицей в отечественной промышленности. Они были наделены правами планирования, распределения средств, расстановки кадров, проведения торговых операций как между самими трестами, так и на свободном рынке. 90% всех национализированных предприятий, не сданных в аренду, вошли в различные тресты.
   Тресты создавались в период, когда государственная торговля и ее аппарат еще не сложились, а в посреднических операциях большую роль играл частник. Поэтому в 20-е гг. родилась такая специфическая хозяйственная организация, как торговый синдикат. К концу 1923 г. синдикаты объединили до 50% крупных трестов различных отраслей промышленности. Всего было образовано около 20 синдикатов. Они изучали емкость рынка, регулировали торговые операции, цены, заготовляли сырье. Ряд синдикатов взял на себя функцию реализации большей части или даже всей продукции ведущих отраслей промышленности (текстильной, нефтяной, соляной, швейной), т. е. осуществлял оптовую торговлю. Удельный вес частников в оптовой торговле в 1923/1924 г. составлял примерно 18% , что свидетельствовало о сосредоточении ее в руках государства. Иначе обстояло дело в розничной торговле, где оборот государственного сектора в эти годы составлял лишь 20%, а 80% приходилось на долю частника.
   Тяжелое материальное положение рабочих к моменту окончания гражданской войны заставило советское руководство сосредоточить свое внимание на вопросах заработной платы и формах материального, поощрения. Была изменена премиальная система. Уже в апреле 1921 г. декретом "О натуральном премировании" в прогрессивном размере увеличивались натуральные выдачи за более производительный труд. С лета 1921 г. устанавливалась более тесная связь между размером заработной платы и качеством работ производственных коллективов. Вновь начала широко использоваться система сдельной оплаты труда. От пайкового обеспечения государство постепенно переходило (возвращалось) к зарплате, в которой денежная часть повышалась, а натуральная уменьшалась.
   Так, в 1920 г. денежная часть средней месячной зарплаты фабрично-заводского рабочего составляла всего 7,4%, а натуральная - 92,6%. К концу 1921 г. выплата деньгами увеличилась до 19,3%- в первом полугодии 1922 г. - до 32%; во втором полугодии 1922 г. - до 61,8%; в начале 1923 г. - до 80%.
   Однако обесценивание денег за годы гражданской войны привело к тому, что происходил постоянный роет номиналов денежных знаков. В 1921 г., в обращение поступили так называемые "Обязательства РСФСР"- (в народе за большой размер прозванные "простынями"), предъявителю которых уплачивалось "вне всякой очереди" 1 млн, 5 млн или 10 млн рублей расчетными знаками более мелких достоинств. В других республиках инфляция также отличалась не только увеличением выпуска денежных знаков, но и ростом их номиналов - вплоть до 10 млрд рублей в Закавказье.
   Для ликвидации большого разнообразия находящихся в обращении денежных знаков, а также их суррогатов и с целью экономии бумаги и красок (в 1920 г. на изготовление расчетных знаков было израсходовано 3 тыс. т бумаги) в конце 1921 г. было решено провести деноминацию, т. е. обмен старых денег на новые но определенному соотношению. Совнарком постановил выпустить в обращение новые денежные знаки. Все виды обращавшихся в стране государственных денежных знаков (а среди них на тот момент были деньги царского правительства; Временного - так называемые "думские" и "керенки"; кредитные билеты образца 1918 г.; расчетные знаки, или совзнаки, выпускавшиеся в 1919-1921 гг.) обменивались на денежные знаки образца 1922 г. по соотношению 1 новый рубль за 10 тыс. старых рублей всех прежних выпусков. Этой деноминацией изживалось разнообразие бумажно-денежной массы в стране. Пересчет со старого курса на новый должен был производиться "отбрасыванием четырех нулей", что серьезно затрудняло пользование новыми купюрами. Поэтому в октябре 1922 г. СНК постановил провести вторую деноминацию. Один рубль новых денежных знаков образца 1923 г. равнялся 100 рублям образца 1922 г. или 1 млн рублей знаками старых выпусков, изъятых из обращения. Порядок счета, введенный при второй деноминации, стал более удобным.
   Однако, несмотря на проведение деноминаций, денежные знаки советского правительства были неустойчивыми, обесценивавшимися с каждым днем. Вопрос о твердой валюте в условиях перехода к нэпу имел решающее значение и вполне назрел уже к началу 1922 г., став толчком к проведению финансово-экономической реформы в 1922-1924 гг. Ее творцами были известные ученые-экономисты и практики банковского дела - В. В. Тарновский (до революции директор Сибирского торгового банка в Петербурге), Н. Н. Кутлер (министр земледелия и землеустройства в 1905-1906 гг.), Н. Д. Кондратьев, Л. Н. Юровский и др., предложившие наркому финансов Г. Я. Сокольникову проект создания параллельной валюты.
   11 октября 1922 г. СНК декретом "О предоставлении Госбанку права выпуска банковых билетов" постановил выпустить новые денежные знаки в золотом исчислении, достоинство которых выражалось бы в червонцах. Червонцы выпускались (в отличие от совзнаков) не для покрытия бюджетного дефицита, а для нужд хозяйственного оборота, в интересах урегулирования денежного обращения.
   Декрет о выпуске червонцев не устанавливал никакого соотношения между ним и совзнаком. 28 ноября 1922 г. при первой котировке червонца Госбанк оценил его в 11 400 рублей денежными знаками образца 1922 г. (при стоимости золотой десятки царской чеканки на частном "вольном" рынке в 12 500 рублей).
   Поскольку червонец был крупной денежной единицей, то его распространение по стране наталкивалось на определенные трудности, в частности червонец медленно проникал в деревню. Еще летом 1923 г. были случаи нежелания крестьян и рабочих принимать червонцы не только на окраинах, как, например, в Туркестане, но и в Петрограде. Вскоре прекрасным проводником червонца в деревню стали хлебные заготовки. Оплаты сдаваемого хлеба крестьяне неизменно требовали в червонцах.
   Параллельное обращение в стране двух валют (падающей - совзнака и устойчивой - червонца) несло в себе ряд отрицательных моментов. Оно неблагоприятно отражалось на положении населения. Получаемая зарплата при наличии падающей валюты быстро обесценивалась. Ряд предприятий и организаций, как и в годы "военного коммунизма", начали выпускать свои денежные знаки. Вследствие медленной оборачиваемости товаров и денег в деревне крупные потери несли крестьяне. Все эти условия вместе взятые обусловили необходимость проведения в стране денежной реформы. Своеобразным толчком к этому стали и так называемые "ножницы цен".
   На начальном этапе нэпа главная задача государственных органов при организации торговли виделась в том, чтобы обеспечить наиболее благоприятные условия для интенсивного подъема промышленности: широкий рынок сбыта; заготовки сырья и материалов по выгодной цене; высокая норма прибыли. При этом укреплению экономического союза рабочих и крестьян уделялось недостаточное внимание. Это привело к росту диспропорций на рынке в соотношении цен на промышленные и сельскохозяйственные товары ("ножницы цен"). Заминка со сбытом промышленных товаров ощущалась уже весной 1923 г., а осенью разразился настоящий кризис сбыта, что стало следствием снижения заготовительных цен на важнейшие зерновые культуры и чрезмерного повышения отпускных цен на промышленные товары. Крестьяне, несмотря на большую нужду в товарах промышленного производства, не могли их приобретать из-за слишком высоких цен. Так, до войны крестьянин, чтобы оплатить стоимость плуга, должен был продать 6 пудов пшеницы, а в 1923 г. - 24 пуда; стоимость сенокосилки за тот же период возросла со 125 пудов зерна до 544.
   К февралю 1924 г. стало ясно, что крестьяне на сов-знаки сдавать хлеб государству отказываются. 2 февраля 1924 г. II Всесоюзный съезд Советов постановил ввести в обращение устойчивую валюту общесоюзного образца (червонцы формально являлись деньгами республиканскими). Декрет ЦИК и СНК СССР от 5 февраля 1924 г. объявлял о выпуске государственных казначейских билетов СССР. С 14 февраля 1924 г. было прекращено печатание совзнаков, а с 25 марта - выпуск их в обращение. С завершением денежной реформы на большей части территории страны в обращение были выпущены новые образцы червонцев с гербом СССР.
   С переходом к нэпу был дан импульс развитию частнокапиталистического предпринимательства. Основной позицией государства в этом вопросе являлось то, что свобода торговли и развитие капитализма допускалось лишь до известной степени и только при условии государственного регулирования (надзора, контроля и т. д.). В промышленности сфера деятельности частника в основном ограничивалась, производством товаров широкого потребления, добычей и переработкой некоторых видов сырья, изготовлением простейших орудий труда; в торговле - посредничеством между мелкими товаропроизводителями, реализацией товаров частной промышленности; на транспорте - организацией местных перевозок мелких партий груза; в области кредита - обслуживанием частной промышленности и торговли.
   В целях недопущения концентрации частного капитала государство в качестве рычагов использовало такую меру, как налоги. Большая доля накоплений изымалась финансовыми органами. В 1924/1925 хозяйственном году обложения поглощали от 35 до 52% всего дохода частников. Средних и крупных частных промышленных предприятий в первые годы нэпа было мало. В 1923/1924 г. в составе всей цензовой промышленности (т. е. промышленных предприятий с числом рабочих не менее 16 приналичии механического двигателя и не менее 30 - без двигателя) частные предприятия давали всего 4,3% продукции.
   Частники предпочитали использовать в своей деятельности такую форму взаимоотношений с государством, как аренда, которая носила преимущественно краткосрочный характер. Договоры заключались на срок 3-5, 5-10 лет. Однако эффективность работы арендованных частных предприятий была выше, чем арендованных кооперативных или государственных предприятий. Основной причиной такого положения вещей было, видимо, то, что частными арендаторами чаще всего являлись бывшие владельцы предприятий, хорошо знакомые со своим производством. Кроме того, зарплата на частных предприятиях была на 15-20% выше, чем на предприятиях государственной промышленности и создавала стимул для привлечения квалифицированной рабочей силы в частный сектор. Но в целом количество рабочих, занятых на арендованных частными лицами предприятиях, оставалось весьма скромным. Так, к концу 1923/1924 г. число заведений, сданных в аренду в Петрограде, составляло 167, где было занято лишь 11 тыс. рабочих. Таким образом, уровень развития частной промышленности в годы нэпа не являлся высоким.
   Одним из характерных признаков; нэпа стали концессии - предприятия, основанные на договорах между государством и иностранными фирмами. Сама идея концессий возникла задолго до введения нэпа. Еще в июле 1918 г. В. И. Ленин положительно отзывался о них (правда, как о вынужденной мере). В ноябре 1920 г., за 3 месяца до X съезда РКП(б), появился декрет СНК, в котором излагался вопрос о концессиях в форме, наиболее приемлемой для капиталистических предпринимателей. Но те, не надеясь на стабильность советского режима и на продолжительность нэпа, не спешили с крупными вложениями капиталов.
   Сам факт предоставления концессий иностранным предпринимателям имел как экономическое, так и политическое значение. С экономической точки зрения концессии рассматривались как одно из средств привлечения капитала, передовой техники и технологии в целях ускорения развития производительных сил страны, строительства экономического фундамента социализма. Политическое значение концессий состояло в том, что они способствовали установлению и развитию мирных, равноправных отношений с капиталистическими странами, укрепляли экономическую основу политики мирного сосуществования государств с различным социальным строем.
   Однако в нашей стране концессии никогда не считались главным или решающим фактором хозяйственного развития и роста. Концессии ставились под контроль Советского государства, которое предусматривало сроки и регулирование их деятельности в рамках общего трудового законодательства. Всего с 1921 по 1929 г. Советская Россия получила от западных предпринимателей около 2670 предложений на создание концессий. Число же реально действовавших предприятий с привлечением иностранного капитала было невелико: 1924 г. - 55, 1925 г. - 70, 1925/1926 г. - 82, 1926/1927 г. - 74, 1927/1928 г. - 68, 1928/1929 г. - 59. В 1925/1926 г. концессионные предприятия произвели продукции на 35,4 млн рублей. В последующие годы в денежном выражении объем их продукции увеличился в 3 раза, однако удельный вес в валовой продукции промышленности страны оставался крайне низким - 0,6% в 1927/1928 г. В цензовой промышленности концессии давали около 5% валовой продукции. В декабре 1925 г. на XIV съезде партии И. В. Сталин гордо заметил, что удельный вес концессий и аренды у нас минимален - "первые имеют 50 тыс. рабочих, вторая - 35 тыс.". Тогда же был провозглашен тезис об "устранении экономической зависимости от заграницы".
   Таким образом, к концу восстановительного периода (середина 20-х гг.) и с началом реконструкции народного хозяйства (1925-1927 гг.) усилился процесс вытеснения капиталистических элементов из экономики страны, который продолжался с нарастающей силой в конце 20-х гг., обеспечивая не только относительное, но и абсолютное сокращение частного капитала.
   Нэп представлял собой цельный неразрывный комплекс мер экономического, политического, социального, идеологического, психологического характера. Для правильного понимания происходивших в 20-е гг. преобразований необходимо рассматривать их как с точки зрения радикальных перемен, связанных с переходом к рынку и товарно-денежным отношениям, так и с позиций преемственности сложившихся в 1918-1920 гг. реалий, т. е. огосударствления или национализации промышленности, когда государство устанавливало систему экономических отношений. В целом преобразования 20-х гг. характеризовались острыми противоречиями, отсутствием целостности подходов к управлению и решительной схваткой между экономическими и административными методами, прежде всего в государственном секторе хозяйств вования. Главной задачей государства из-за сложности условий было установление верных пропорций между тем, что оно могло "переварить", подчиняя своему прямому воздействию, и тем, что такому воздействию поддавалось слабо или не поддавалось совсем, относясь к стихии рынка.

 
< Пред.   След. >