www.StudLib.com
Студенческая библиотека
Студенческая библиотека arrow История Советской России (И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков) arrow Идеология и культура
Идеология и культура

Идеология и культура

   После окончания войны руководство страны, чувствуя, по выражению К. Симонова, что "задрали хвосты не только некоторые генералы, но и некоторые интеллигенты", приступило к "подкручиванию" идеологических гаек. Начало этому процессу было положено уже в 1943 г., когда начальник Управления пропаганды и агитации (УПА) Г. Ф. Александров информировал секретарей ЦК ВКП(б) Маленкова и Щербакова о "грубых политических ошибках" целого ряда советских журналов. Наиболее скрупулезному "критическому анализу" в тот период подверглись произведения М. Зощенко, А. Платонова, И. Сельвинского, а также творчество режиссера А. Довженко. Повесть Зощенко "Перед восходом солнца" была названа "пошлой, антихудожественной и политически вредной". О рассказе Платонова "Оборона Семидворья" сообщалось, что произведение написано "плохим, вычурным языком", а "образы героев - советских бойцов и командиров - оглуплены". Погромной критике подверглось стихотворение Сельвинского "Кого баюкала Россия", в котором была строка "Страна пригреет и урода". Эта фраза, вырванная из контекста, послужила поводом для нападок на поэта со стороны Маленкова на заседании Оргбюро ЦК. Вызванный в Москву Сельвинский, подвергся допросу Маленкова: "Кто этот урод? Вы нам тут бабки не заколачивайте. Скажите прямо и откровенно: кто этот урод? Кого именно имели вы в виду? Имя?" Только на заседании Оргбюро поэт понял, что все присутствующие в литературном образе увидели Сталина - "лицо его изрыто оспой, мол, русский народ пригрел урода".
   Первая гроза для литераторов, деятелей культуры прошла стороной. Более того, автор многих известных сатирических произведений Зощенко и другие литераторы в апреле 1946 г. были награждены медалью "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны". В том же году принимается рещение об отмене постановления Секретариата ЦК "О контроле над литературно-художественными журналами". Многим тогда показалось, что наступает ослабление идеологического пресса. Этого, между тем, не произошло. На заседании Политбюро 13 апреля 1946 г., проходившем под председательство-ванием Сталина, было принято решение о необходимости устранения недостатков в идеологической работе. Жданову и Александрову поручалось представить предложения по улучшению агитационно-пропагандистской деятельности. После этого основная масса руководителей обкомов и крайкомов партии была обвинена в непрофессионализме и политической неграмотности, а ряд республиканских ЦК, прежде всего Украины, - в потворстве буржуазному национализму.
   Вскоре появились документы, затрагивающие как идеологические, так и кадровые вопросы. 8 июля 1946 г. было принято постановление "О росте партии и о мерах по усилению партийно-организационной и партийно-политической работы со вновь вступившими в ВКП(б)". Его появление объяснялось тем, что 67,2% коммунистов, включая работников обкомов и крайкомов, к моменту окончания войны не имели даже среднего образования. Постановлением одновременно предусматривалось сократить прием в партию служащих, которые на 1 января 1946 г. составляли 47,6% общей численности ВКП(б). В целях устранения указанных недостатков решением от 2 августа 1946 г. "О подготовке и переподготовке руководящих партийных и советских работников" вводилось обязательное обучение партийных функционеров. Для этого создавались Высшая партийная школа, Академия общественных наук, восстанавливалась Военно-политическая академия. Складывалась своеобразная "табель о рангах" служебного продвижения партийных кадров - от высших партийных школ в столицах союзных республик и областных центрах до Академии общественных наук. Одной из главных задач руководства, таким образом, провозглашалось укрепление партийного влияния в различных областях идеологии.
   Начало кампании, которая была развернута в 1946 г. против автономии культурной жизни, связано с именем Жданова. Действительно, он был рупором идей Сталина и одним из наиболее доверенных лиц вождя, его правой рукой в деле руководства партией. В то же время Жданов оставался человеком, который лишь озвучивал идеи главного организатора и вдохновителя травли интеллигенции - Сталина. Одновременно стремление руководства "поставить на место" интеллигенцию тесно переплеталось с интригами в Кремле, борьбой за власть между Ждановым и Маленковым.
   Подготовка постановления, направленного против ряда ленинградских писателей и журналов, в которых они публиковались, началась летом 1946 г. В начале августа Сталин обрушил ворох обвинений на А. А. Ахматову и М. М. Зощенко. Характеризуя творчество известной поэтессы, вождь заметил, что у нее есть только "одно-два-три стихотворения и обчелся, больше нет". О произведениях Зощенко Сталин отозвался еще более резко: "Пишет он чепуху какую-то, прямо издевательство. Война в разгаре, а у него ни одного слова ни за, ни против, а пишет всякие небылицы, чепуху, ничего не дающую ни уму, ни сердцу". Нужный тон был задан, и 14 августа 1946 г. появилось постановление ЦК ВКП(б), подвергшее разгромной критике журналы "Звезда" и "Ленинград". В опубликованном документе отмечалось, что "Ленинградский горком ВКП(б) проглядел крупнейшие ошибки журналов, устранился от руководства ими".
   Жданов не был инициатором постановления от 14 августа, поскольку от этого страдал прежде всего его политический авторитет. Но, когда постановление оказалось все же принято, он быстро переметнулся на позиции грубого шельмования литераторов, философов, композиторов, театральных деятелей. Вторя Сталину, Жданов отозвался о Зощенко как о "беспринципном и бессовестном литературном хулигане", а об Ахматовой как о "блуднице и монахине, у которой блуд смешан с молитвой". Несмотря на то что Зощенко в 1939 г. за литературные заслуги был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1946 г. он оказался исключен из Союза писателей. Его участь разделила и Ахматова.
   Вслед за постановлением от 14 августа последовали другие: "О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению" (26 августа), "О кинофильме "Большая жизнь"" (4 сентября). Объектами нападок стали именно те области культуры, которые в послевоенное время были наиболее доступны широким народным массам. Разгромной критике подверглась вторая серия картины С. Эйзенштейна "Иван Грозный". Режиссера обвинили в том, что он обнаружил невежество в изображении фактов истории, представил царя "чем-то вроде Гамлета", в то время как Сталин считал его выдающимся человеком с сильной волей и характером.
   Некоторое время спустя был нанесен удар по представителям музыкальной культуры. 10 февраля 1948 г. ЦК ВКП(б) принял постановление "Об опере "Великая дружба" В. Мурадели". Неоправданной критике подверглись Шостакович, Прокофьев, Мурадели и другие композиторы за то, что в их музыкальных произведениях н& было ни единой мелодии, которую мог бы насвистывать простой рабочий. Одновременно провозглашалось, что русская классическая опера - лучшая в мире. В музыке предписывалось черпать вдохновение исключительно из наиболее распространенных народных мелодий.
   Одним из направлений всеохватывающей пропагандистской кампании стало раздувание националистических настроений. Жданов пустил в оборот слово, которое вскоре стало употребляться как позорное клеймо - "низкопоклонство". Им обозначалось преклонение и самоуничижение перед западной культурой. Тема превосходства всего советского или русского над всем иностранным получает приоритет. Космополитизм и формализм были объявлены двумя сторонами одного и того же низкопоклонства перед Западом. Кампания по искоренению космополитизма распространилась не только на гуманитарные и общественные науки. Естественные дисциплины тоже попали под разделение на "социалистические" и " буржуазные".
   На волне борьбы с космополитизмом начались гонения евреев. В мае 1949 г. Политбюро ЦК получило из Ленинграда от Нового первого секретаря обкома и горкома ВКП(б) В. М. Андрианова письмо, в котором приводились утверждения "рядовых советских граждан" о положении русских в городе. При этом подчеркивалось, что "торговля, местная промышленность, разного рода институты, наука, здравоохранение и прочее уверенно подбираются в руки евреев... Все центральные позиции здравоохранения находятся в руках евреев, которые на пушечный выстрел не допускают русских к делу управления здравоохранением в Ленинграде". Вскоре центральные власти предприняли решительные действия по "исправлению" этого положения. В течение 1950 г. было принято несколько постановлений ЦК ВКП(б) и Секретариата ЦК, направленных на ужесточение кадровой чистки, прежде всего, в медицинских учреждениях, а также в подведомственных Минздраву РСФСР научно-исследовательских институтах и учебных заведениях. Антисемитские настроения особенно усилились в 1952 г. и способствовали фабрикации "дела врачей".
   Существенный ущерб в конце 40-х гг. был нанесен биологии. С новой силой продолжились преследования генетиков, начатые еще до войны. "Школа" академика T. Лысенко, уничтожая своих оппонентов и имея при этом официальную поддержку, тем не менее не смогла получить сколько-нибудь существенных результатов. Лысенко, используя атмосферу нетерпимости и национализма, стал одним из главных гонителей классической генетики, виновником разгрома советской биологии и гибели многих отечественных ученых. Все это, однако, не помешало ему стать Героем Социалистического Труда, трижды лауреатом Сталинской премии, награжденным 8 орденами Ленина, и заручиться в последующие годы поддержкой Н. С. Хрущева.
   Целью проводимой в послевоенный период "акции устрашения" интеллигенции стало стремление руководителей страны показать на примере наиболее талантливых, что середнякам "высовываться" просто не стоит. Любое отступление от официальных установок будет немедленно пресекаться.

 
< Пред.   След. >